"За два месяца человек и умереть может"

Ирина ПЛОТНИКОВА
"За два месяца человек и умереть может"

За помощью к правозащитникам обратился осужденный с диагнозом ВИЧ из казанской колонии №19. Он пытался сдать анализ крови для диагностики своего состояния хотя бы за деньги, но получил отказ, поскольку медпомощь ВИЧ-инфицированным гражданам России по закону должна быть бесплатной. Казус в том, что торги на оказание данного вида  бесплатной помощи татарстанским зэкам в 2014 году до сих пор не проведены, сообщил "ВК" один из членов Общественной наблюдательной комиссии РТ Альберт Зарипов.

По словам Альберта Зарипова, ВИЧ-инфицированный из колонии №19 очень переживал за свое здоровье, говорил, что в последний раз анализ крови у него брали летом прошлого года. "За последнее время мы посетили еще ряд колоний и везде от ВИЧ-инфицированных осужденных слышали: "Нас бросили! Нас забыли!". Они переживают, а вдруг   прекратятся и поставки антиретровирусных препаратов?!" - рассказывает Зарипов. 

Вместе с коллегами-правозащитниками Зарипов выяснил, что одной из причин случившегося стала реорганизация: с 2014 года медико-санитарные части режимных учреждений в регионах перешли на баланс ФСИН России, и теперь вопрос о диспансеризации ВИЧ-инфицированных нельзя решить на уровне республики.

В Минздраве РТ о проблеме знают. "Я сам состою в Наблюдательном совете УФСИН по РТ. В исправительных учреждениях находится 1000 и более наших пациентов, мы заинтересованы, чтобы они получали за решеткой всю необходимую помощь и информацию, а не выходили на свободу с запущенной стадией заболевания", - объясняет главный врач республиканского центра СПИД Нияз Галиуллин. По его словам, медицинскими препаратами осужденные сейчас обеспечены, а скоро должны возобновиться и диспансерные обследования.

- Мы знаем, что ФСИН планирует объявить торги на данный вид помощи, и собираемся в них участвовать. Ведь ВИЧ-инфицированные должны проходить диспансеризацию 3 - 4 раза в год, то есть раз в 3 - 4 месяца, - говорит Галиуллин.

- То есть двухмесячный перерыв на здоровье людей мог и не отразиться?

- Я надеюсь, что не отразился...

В УФСИН по РТ объясняют, что часть анализов осужденным производится в ведомственной лаборатории, а вот исследованиями вирусной нагрузки и иммунного статуса пациентов традиционно занимаются специалисты республиканского центра СПИД. "Временная задержка" в проведении этих исследований "не сказывается на качестве медицинской помощи", утверждают в руководстве УФСИН, упоминая тот же срок - 3 - 4 месяца между плановыми диспансеризациями. Хотя не дают гарантий, что такую диспансеризацию все ВИЧ-инфицированные прошли одновременно перед Новым годом.

Всего в татарстанских колониях и СИЗО сейчас находятся 846 человек с диагнозом ВИЧ, в прошлом году их было на 7 процентов больше. "Нуждающихся в экстренном обследовании Республиканский центр СПИД и сейчас обслуживает безвозмездно без каких-либо задержек, - сообщила "ВК" пресс-секретарь ведомства Инга Мазуренко. - Финансирование уже поступило, в марте будет проведен аукцион. А где-то через полгода планируется вовсе отказаться от услуг со стороны учреждений минздрава, все необходимые анализы будут проводиться в системе УФСИН. Оборудование уже закуплено".

Оптимизм представителей УФСИН и минздрава не разделяет руководитель благотворительного фонда помощи ВИЧ-инфицированным Светлана Изамбаева: "За два месяца человек и умереть может, если у него высокая вирусная нагрузка и слабый иммунитет, а обследование не проводится. Он может хорошо себя чувствовать, а потом за 2 - 3 дня сгореть!..".

"Если анализы не проводятся, есть риск, что таблетки, которые сейчас принимают ВИЧ-инфицированные, уже не действуют. Человек пьет, а толку нет. Препарат надо менять, а как это сделать без обследования? - говорит Изамбаева. - Есть и те, у кого показатели пока в норме, они обследование должны проходить раз в полгода. Так что правильно тот осужденный тревогу бьет".

В 2010 году у зэков с ВИЧ уже была схожая проблема, татарстанскому УФСИН просто не хватало средств на лабораторные исследования. Тогда один из необследованных при поддержке Казанского правозащитного центра смог через суд отстоять свое право на медицинскую помощь.