Зачем власти Татарстана хотят избавиться от достояния республики?

Марина ЮДКЕВИЧ
Зачем власти Татарстана хотят избавиться от достояния республики?

Татарстан готовится «распечатать» Связьинвестнефтехим - холдинг, в который в 2003 году были переданы госпакеты крупнейших компаний республики. Декларированной целью создания СИНХ было «не допустить размывания госсобственности». На 13-м году существования холдинга премьер-министр Ильдар Халиков распорядился внести в план приватизации-2016 находящиеся в составе СИНХ госпакеты Татнефти (4,3 процента), Нижнекамскнефтехима (22 процента) и ТАНЕКО (9 процентов).

Официальные комментарии Кабмина РТ по этому поводу скудны и уклончивы: эти пакеты акций «будут задействованы в целях поддержки и развития приоритетных направлений экономики и ведущих предприятий и компаний Республики Татарстан, а также будут способствовать усилению их производственной кооперации в рамках формирующегося Камского нефтехимического кластера». Намерена ли власть Татарстана просто продать их с целью выручить побольше денег в условиях бюджетного дефицита? Или же эти пакеты хотят использовать в качестве госвклада при создании какого-нибудь нового АО? Это из официального объяснения понять невозможно.

Решение Кабмина РТ избавиться от части привлекательнейших нефтехимических госактивов вызвало у участников рынка интерес и ряд предположений относительно возможных причин и целей этой акции. Наименьшим успехом пользуется первая из версий - «продать и проесть». Эксперты отмечают, что, несмотря на сокращение доходов, дела у бюджета Татарстана пока не настолько плохи: даже рекомендованное федеральным центром 10-процентное сокращение бюджетных расходов в республике пока решили не проводить, хотя это и чревато сокращением федеральных трансфертов.

Внезапная приватизация может отражать намерение получить крупный заграничный кредит, предположил в разговоре с «Вечерней Казанью» представитель крупной компании нефтегазового комплекса, пожелавший остаться неназванным. Версия о наличии такого намерения выглядит убедительной, учитывая, что проект по созданию упомянутого Камского кластера требует миллиардных вложений, а внутрироссийский финансовый ресурс в настоящее время весьма ограничен. При этом кредит российской компании заграничные банки и прежде нередко соглашались выдавать лишь при отсутствии в составе акционерного капитала этой компании государственной доли, а уж в условиях санкций это требование стало практически обязательным.

Впрочем, если «кредитная» версия верна, то она распространяется лишь на ТАНЕКО: это его госпакет запланировано приватизировать полностью. А госдоля республики в Татнефти и Нижнекамскнефтехиме после предстоящего сеанса приватизации лишь уменьшится: для первой из этих компаний - до 27,9 процента, для второй - до 3,2 процента.

Совладелец АО «СМП-Нефтегаз» Фоат Комаров предполагает, что приватизация части нефтехимических активов Татарстана, скорее всего, пройдет в форме их передачи во вновь учрежденную компанию. Причем с этим делом стоит поторопиться, считает он:

- Это вопрос эффективного использования капитала. Акция - нематериальный капитал, но ведь цена ее меняется постоянно. Нет гарантии, что цена этих акций не упадет завтра во много раз. Например, дефолт 1998 года это показал: акции Татнефти падали в 6 - 7 раз! Сегодня их цена - 330 - 340 рублей... Если сейчас их вложить в уставный капитал какого-то совместного предприятия, то это и будет доля на 330 - 340 рублей. А если внести их в период... не хочется произносить это слово, но дефолта - то это будет доля, возможно, на 30 рублей... А ведь финансовый коллапс все равно наступит, этот шарик должен лопнуть, только дату назвать невозможно! Но пока они имеют высокую стоимость, так что правительство делает правильный ход: оно эффективно использует капитал, которым владеет.

Комаров допускает, что предполагаемым «совместным предприятием», взносом Татарстана в которое станут пакеты Татнефти, НКНХ и ТАНЕКО, станет участие в исламском банкинге.

- Он запрещает получение процентов, но подразумевает получение доходов за счет капиталов, - объясняет Комаров. - И исламский банкинг в сегодняшнем мире - самое надежное вложение капитала, он два дефолта пережил без потерь!

На вопрос, есть ли сейчас экономический смысл в продаже акций этих компаний на рынке, исполнительный директор инвестиционной компании «Элемтэ» Максим Груздев ответил, что нынешняя стоимость этих активов такой затее, в общем, благоприятствует:

- Обыкновенные акции Татнефти сейчас стоят порядка 325 рублей за штуку - при том, что с 2011-го по 2014 год они торговались в диапазоне 150 - 225 рублей. Обыкновенные акции НКНХ торгуются на уровне 45 рублей, тогда как в прошлые годы они не поднимались в цене выше 30 рублей, а минимум составлял всего 5 рублей.

Сегодня 22 процента акций Нижнекамскнефтехима по биржевым ценам стоят примерно 13 млрд рублей, 4,3 процента акций Татнефти - примерно 30 миллиардов, с оценкой госпакета ТАНЕКО сложнее, поскольку акции этой компании на бирже не торгуются.

- Тем не менее, по моему мнению, найти покупателя в России сейчас будет непросто, - считает Груздев. - И стоит больше рассматривать вариант не с продажей, а с передачей этих пакетов в капитал других компаний, как было недавно с «Ак Барс» банком и акциями Казаньоргсинтеза, - вспоминает аналитик январскую передачу Связьинвестнефтехимом 16-процентного госпакета КОС в чистые активы банка по решению правительства. И поддерживает версию, выдвинутую Фоатом Комаровым: - Татнефть может быть интересна саудитам и исламской модели инвестирования. Мое личное мнение, что пакет Татнефти могут продать, если будет покупатель, тем самым профинансировав бюджет на хорошую сумму. А пакет Нижнекамскнефтехима передадут тому же «Ак Барсу»: почти четверть уставного капитала НКНХ - это слишком много, чтобы рискнуть передать какой-то третьей стороне...