Замерзшего на казанской улице младенца мог спасти беби-бокс

Регина КИРИЛЛОВА
Замерзшего на казанской улице младенца мог спасти беби-бокс

В Казани продолжаются поиски матери младенца, замерзшее тело которого было найдено в оставленной на заборе сумке. Хотя следствие возбудило дело по статье «убийство», есть основания полагать, что на самом деле мать не хотела губить свое дитя.

ЗАКУТАЛА И БРОСИЛА

Замерзшее тело девочки, которой на вид было 7 - 8 месяцев, нашли 21 февраля возле горбольницы №7. Внимание прохожих привлекла сумка, которая висела на заборе. О подозрительной вещи сообщили в полицию. Приехавшие на место стражи порядка открыли сумку и ахнули: на дне лежала крохотная мертвая девочка.

Позже судмедэксперты установили, что, когда сумку вешали на забор, девочка была жива - малютка замерзла насмерть на улице.  

По факту убийства ребенка в СУ СКР по РТ возбуждено уголовное дело. Следователи ищут того, кто оставил малышку на холоде и обрек на смерть. По умолчанию главная подозреваемая - мать девочки.

Однако возникает вопрос: хотела ли мама (если, конечно, это она повесила сумку с ребенком на больничный забор)  умертвить свое чадо? Одним из доводов против такой версии является само место происшествия. Оно очень людное: рядом и торговые центры, и рынок, и несколько остановок общественного транспорта. Выбор больничного забора в качестве места оставления сумки с младенцем тоже вполне логичен, если предположить, что мать хотела сдать малышку в медучреждение, оставшись анонимной. К дверям сумку с ребенком не принесешь: охрана и посетители сразу обратят внимание. А сумка на заборе должна привлечь внимание, особенно если из нее раздастся плач ребенка.

В пользу версии, что мать не желала убивать ребенка, но при этом хотела от него избавиться, говорит и то, что малютка в сумке была заботливо обернута несколькими одеяльцами. Странно предполагать, что ее так утеплили, чтобы заморозить насмерть. К тому же 21 февраля в Казани была оттепель. Но, увы, у грудничков механизм терморегуляции еще не отрегулирован, так что малютке хватило нескольких часов пребывания на улице. 

Сейчас следователи изучают записи камер видеонаблюдения, установленных рядом с больницей, и надеются на помощь казанцев в поиске матери ребенка.

«ОКНА ЖИЗНИ» ПОКА НЕ РАСПАХНУЛИСЬ

А ведь у замерзшей девочки был бы шанс на спасение, если хотя бы в одном медицинском или социальном учреждении в Казани действовал так называемый беби-бокс.  Для тех, кто не в курсе,  это вмонтированное в стену здания окно-приемник для малышей-отказников. Одна дверца бокса находится на улице, а вторая - внутри помещения. Около беби-бокса нет ни видеокамер, ни охраны. Открывая бокс снаружи, малыша кладут на специальную кроватку и закрывают дверцу. Внутри бокса - комфортная для младенцев температура и влажность. У мамы есть несколько минут, чтобы передумать, после чего   дверца блокируется. Внутри помещения узнают об оставленном младенце по тревожному звонку или миганию лампы. Сама женщина, оставившая в беби-боксе свое дитя, ответственности не несет.    

Беби-боксы, они же «окна  жизни», успешно работают не только за границей, но и в разных регионах России.  А вот в Татарстане нет пока ни одного «окна». Деньги на них пытались собирать энтузиасты, при этом у властей проект вызывал сомнения.

Но теперь сомнений в необходимости беби-боксов у чиновников, похоже, не осталось. Как сообщили «Вечерней Казани» в Минздраве РТ,  по инициативе республиканского МВД вопрос об открытии «окон жизни» прорабатывается на межведомственном уровне.  

В минздраве заверили, что они поддерживают идею создания беби-боксов и предлагают оборудовать их на базе многопрофильных детских учреждений здравоохранения, имеющих в составе отделения патологии новорожденных. В Казани это городская детская больница №1, в Набережных Челнах -  Камский детский медицинский центр.

В ведомстве подсчитали, что установка одного «окна жизни» обойдется примерно в 400 тысяч рублей.

Правда, в казанской больнице №18, в составе которой действует отделение для маленьких отказников, считают, что логичнее было бы открыть боксы-приемники для младенцев при роддомах, а не при клиниках. Но в принципе здесь двумя руками за беби-боксы.

- Беда в том, что  женщины, оказавшиеся в тяжелой ситуации с ребенком на руках, часто не знают, что им делать и куда идти. Не видя выхода, они могут бросить ребенка на улице или еще что-то страшное сделать. Не поступайте так, мамочки! Лучше приходите к нам, - призывает заведующая детским стационаром 18-й больницы Татьяна Мороз.

За годы работы Мороз убедилась, что нередко матери готовы отказаться от детей из-за разного рода проблем - финансовых, семейных и пр., однако у большинства эти проблемы впоследствии решаются... На протяжении пяти лет и до недавнего времени в стационаре действовала программа «Материнские койки». Женщины,  оказавшиеся в отчаянном положении, могли пожить здесь некоторое время с малышом на полном обеспечении, пока все в их жизни более-менее устаканится и им будет куда пойти. Практика показала, что стоит маме побыть 2 - 3 месяца в больнице с ребенком, как она уже не представляет себе без него жизни и выписывается с «материнской койки» счастливая. За прошлый год стационар принял на обеспечение 16 женщин с детьми. В этом году в 18-й больнице затеяли ремонт, поэтому «материнские  койки» на время пришлось закрыть, в 2016-м их откроют снова.  Ну а отказных детей здесь по-прежнему принимают.

- Нужно, чтобы мамочки знали: ребенка у нас можно оставить и на время, пока вы не решите свои проблемы, - говорит Татьяна Мороз. - Мы готовы помочь всем, только приходите!