Замылили деньги: Казанский завод СМС пал жертвой краха Татфондбанка

Элеонора РЫЛОВА
Замылили деньги: Казанский завод СМС пал жертвой краха Татфондбанка

Из-за краха Татфондбанка приостановлено строительство казанского завода синтетических моющих средств, расположенного на территории «Нэфиса». Для ввода его в эксплуатацию недостает 503 млн рублей, которые ТФБ должен был выделить в качестве последнего транша по кредиту. Но не успел. В результате готовое на 70% предприятие не может запуститься и ежемесячно несет убытки.

Завод синтетических моющих средств (СМС) должен был стать уникальным предприятием для России. По задействованному высокотехнологичному современному оборудованию, полной автоматизации производства с гибким процессом переналадки и смены рецептур ему сегодня нет равных. В основе производства лежит японская технология Shugi, позволяющая выпускать высококачественный гранулированный стиральный порошок без пылевой фракции. В таком порошке равномерно смешаны компоненты, за счет чего он быстрее растворяется в воде и более эффективен по сравнению с конкурентами. Оборудование для завода также было закуплено у владельца технологии - компании Hosokawa Micron, являющейся одним из мировых лидеров в области производства оборудования для обработки порошковых материалов.


Интересно, что экологической чистоте предприятия было уделено не меньшее внимание, чем технологиям. Его строили с учетом местоположения - почти в центре Казани - на промышленной площадке «Нэфиса». Потому были использованы безотходные технологии - без промышленных стоков и с полной рекуперацией отходов, а также высокоэффективные фильтры очистки воздуха. «Если вдруг случится выброс вредных веществ в атмосферу, то уже при превышении значений пыли СМС в отработанном воздухе более 0,37 г/с заводские датчики блокируют работу всего завода», - сообщил консультант проекта, заслуженный химик РТ Владимир Алексеев.

Строительство предприятия стартовало в начале 2016 года, а в эксплуатацию его планировалось ввести 1 февраля 2017 года. Пятиэтажное здание имеет площадь 9 тысяч кв. м, номинальная производственная мощность должна составить 220 тысяч тонн порошка в год, а численность персонала - 200 человек.


Изначально в масштабном проекте участвовали три стороны: АО «Нэфис Косметикс», ООО «Завод по производству СМС» в лице его единственного владельца и бывшего акционера «Нэфиса» Юрия Ляшенко и Татфондбанк, который стал основным инвестором. Первый предоставил свою площадку, выступил поручителем по кредиту и вложил в проект 927 млн рублей. ТФБ в июне 2016 года открыл кредитную линию на 3,9 млрд рублей под 15% годовых. А господин Ляшенко должен был построить завод, а после его сдачи в эксплуатацию - производить часть порошка для АО «Нэфис Косметикс» и других заказчиков.


Почему была выбрана такая необычная схема, генеральный директор АО «Нэфис Косметикс» Рустем Нуреев объяснил так: «В свое время мы задумывались о постройке нового завода. Но это означает отвлечение сил всей команды. Мы поступили по-другому, отдав строительство завода на аутсорсинг. А сами решили сфокусироваться на увеличении продаж, увеличении доли рынка. После того как предприятие заработает, оно будет производить для нас по аутсорсинговой схеме часть продукта, а мы будем платить за услуги».

Основные перечисления по заключенному кредитному договору Татфондбанк сделал в июне, августе и сентябре 2016 года, выдав 3,397 млрд рублей. На эти средства было построено здание, закуплено и установлено оборудование. Но последний транш в размере 503 млн рублей банк сделать не успел. В результате завод СМС стал жертвой разразившегося банковского кризиса.

Сегодня предприятие ежемесячно отчисляет проценты по кредиту - 43 млн рублей, кроме того, связано другими обязательствами, прописанными в кредитном договоре, например обязано держать на расчетном счете Татфондбанка все свои обороты, в противном случае он имеет право досрочно отозвать кредит. После краха ТФБ это условие заведомо невыполнимо…


Второй участник проекта - АО «Нэфис Косметикс» - тоже не в силах помочь материально, поскольку, по словам Рустема Нуреева, «у предприятия много ограничений со стороны других банков по другим кредитным договорам».

Найти же стороннего инвестора сложно, потому что обычно банки финансируют проекты с нуля и никто не хочет выделять деньги на достройку. «Вся проблема в нынешних банковских технологиях, когда банковские инструменты не позволяют докредитовывать проекты. Потому что сразу встает вопрос о залоге имущества. То есть как только этот завод будет введен в эксплуатацию, он будет заложен в ТФБ. А если другой банк возьмется его инвестировать, то у него возникнут вопросы по гарантиям возврата своих средств», - пояснил суть проблемы Рустем Нуреев. Он также рассказал, что обеспечением по кредиту кроме самого завода является поручительство «Нэфиса», а также ипотека «Нэфис Косметикс» и МЭЗа. В частности, «Нэфис» заложил здание завода сухих чистящих средств, а МЭЗ - более 100 единиц своего грузового транспорта.


Гендиректор завода СМС Юрий Ляшенко продолжает переговоры с инвесторами, но пока безуспешно. «Я уверен, что рано или поздно вопрос финансирования будет решен. Если средства найдутся, то выпуск продукции мы сможем наладить уже через три-четыре месяца», - заявил Ляшенко.

Рустем Нуреев считает, что государство должно поддерживать такие стратегически важные предприятия.

- «Нэфис» - это единственный российский производитель, который стоит на страже интересов отечественного потребителя. Есть огромное количество примеров, когда многие западные страны потеряли производства бытовой химии. И на их магазинных полках доминирует продукция транснациональных компаний, доля которых доходит до 90 - 95%. От этого страдает потребитель, потому что монополист начинает диктовать свои условия. А «Нэфис» - единственная российская компания, которая на сегодняшний день является сдерживающим фактором для транснациональных корпораций.