Заповедник и его обитатели

Марина ЮДКЕВИЧ
Игорь Сапатов: вот они, особо охраняемые природные территории!

В Камском Устье, где сама природа не только красива, но и величественна - ширь великих рек, вековые леса, утесы... - уважают все выдающееся. А не так давно в райцентре вырос и вовсе уникальный объект - дом-музей драматурга Туфана Миннуллина.

Сам классик, дай Бог ему еще многих лет, вполне живой, и место собственно для житья у него есть - в Казани... Ну а дом-музей, заново воздвигнутый прямо при жизни героя на его исторической родине, - это просто дань почтения великому земляку. Ну да, в уникальной для России форме, но ведь и сама фигура уникальная: уже третье десятилетие, одной рукой создавая шедевры, другой жмет на кнопку для голосования в Госсовете РТ. Островский и Чехов, понятно, своим землякам такой практической пользы принести не могли...

Правда, в умах некоторых земляков этот объект культуры вызвал брожение. В частности, местный предприниматель и тоже депутат (хотя всего-навсего районного совета) Наиль Сиразаев говорит, что уважает живого классика всей душой, но не готов отвечать за это своим кошельком. Он уже не раз обращался в органы прокуратуры с просьбой выяснить, почему власти Камского Устья не оплатили его предприятию работы по постройке этого дома-музея. Но ответы гласят: да это же он сам и предложил выполнить работы бесплатно... Многообещающая драматургическая коллизия, не правда ли?

Если еще пройтись по райцентру, окажешься на ул. Карла Маркса. Здесь теперь тоже красота: тротуар выложили плиткой, живи и радуйся. Но в умах народа, оказывается, вызвало брожение и это.

- Делали, как обычно у нас, в ноябре. Никогда этот тротуар не выравнивали, а только клали сверху асфальт, клали, клали... Так он уже на метр выше линии домов! - горячится коренной местный житель Владимир Сороковнин (военный инженер в отставке, училище и академия с отличием!). - Весной снег тает, все бежит в дома. Бабули не могут из домов выйти - чуть стало скользко, на этот откос не взберешься: ни ступенек, ничего... А ведь песок, ПГС, плитка - это все деньги, и сейчас ведь любая бабушка так говорит: "Это ведь наши деньги - налоги-то!". А властям лишь бы деньги вложить, и все! Ну, в основном, конечно, к приезду "больших людей", для показухи только...

Ильфат Мутыгуллин - бывший милиционер. Объясняет: "Не смог выдерживать нынешние порядки, ушел в отставку". Теперь живет в селе Уразино, это в нескольких километрах от райцентра.

- Выживаю, овец развел... Теперь предлагают господдержку, вроде на 500 тысяч рублей, чтобы фермы завести семейные - теперь Казань за это спрашивает. Хорошо бы, думаю... А на самом деле что? Собрали нас таких и повезли в Затон, где старые дома на слом, и предложили разобрать их в течение недели и забрать себе этот хлам: вот вам на постройку фермы! Вывезли в мороз, зафиксировали для отчета - господдержка... Кто рядом с ними стоит, те что-то получили, а мы им не нужны.

Он с гражданской женой и с детьми живет в съемном доме: свой сгорел еще в 2009-м, но жена работает в местной агрофирме и стоит на очереди в госпрограмме предоставления жилья молодым специалистам на селе. "Третий год - все стоит", - объясняет Мутыгуллин, почему он стал выяснять особенности реализации этой программы в родном районе.

А ведь он же милиционер бывший, и вот:
- Я заинтересовался: почему так - люди живет километрах в 50 - 60 от райцентра, в самой отдаленной сельской местности, а стоят в очереди на приобретение квартир в райцентре?! Спросил ребят из этого списка: почему так? Объясняют: да я бы взял эту госпомощь и построил дом у себя в деревне, но так мне эту госпомощь не дают, а дают, только если захочешь получить квартиру в райцентре. А строительством этих домов в райцентре занимается одна фирма. А почему только на нее завязали эту программу - думай... Но получается, народ из сельской местности переселяется в райцентр, а здесь ведь нет для них работы!

Ильфат выдерживает паузу, а потом, будто решившись: "Наше поколение еще терпеливое, а вот молодежь... Просто система ждет физического своего уничтожения, прямо так и запишите! Может, мы самая ничтожная точка, но настроения вот такие...".

Радик Хамидуллин - агроном по образованию, последние 6 лет возглавлял отделение агрофирмы "Камскоустьинская" (она была обанкрочена, но, скинув таким образом долги, снова пыхтит). А почему долги? Да по-всякому... Руководство велело продавать скот, не набравший веса, Хамидуллин протестовал: "Это же в убыток!", но, видно, уж очень нужный был покупатель... Опять же, "Ландкрузер" для пополнения автоконюшни главы района - он же на агрофирмовские деньги был куплен и содержался, а эти пара миллионов для сельского предприятия разве не деньги... Тут уж не приходится удивляться, если в результате и на зарплату работников не хватает.

- А люди же видят, что те, кто нас разбазарил, теперь - еще большая власть, - говорит Радик. - Бывший гендиректор агрофирмы - теперь предисполкома... Неправильно это! Я ж не против, пусть они в коттеджах живут, на нескольких джипах катаются, но заработанное-то нам пусть отдадут!

Наиль Сиразаев показывает мне письмо из Германии. Это его усилиями в 1994 году немецкий Людвигслюст стал городом-партнером Камского Устья. Наиль там когда-то служил срочную, вот и завязались связи:
- В апреле хотят приехать. Предлагают организовать - не за наши деньги, за деньги Евросоюза! - инфраструктуру для развития местного, сельского туризма. Уже знают, какая в Камском Устье потрясающая природа... Но наш глава в 2006 году уже зарубил идею на 2,1 млн евро - "Rotel Tours", компания, развивающая по миру "отели на колесах", хотела инвестировать и в Камско-Устьинский район, а в 2007-м не осуществились инвестиции уже на 14,5 млн евро - "Fruchtquelle" хотел производить у нас соки и фруктовые вина... И снова едут люди, которые говорят: "Хотим вам помочь", а с кем им здесь разговаривать? Кому их идеи нужны? Ну, людям нашим нужны, а власти-то нашей, похоже, нет!

Прокурор Камско-Устьинского района Фанис Шайхаттаров рассказывает мне, как много раз его сотрудникам приходилось проверять заявления районного возмутителя спокойствия Наиля Сиразаева. Да, факты подтверждались: в самом деле на бюджетные миллионы (из бюджета Татарстана) проводили капремонт здания администрации ООО им. Ленина, одним из учредителей которого был глава района Зуфар Гарафиев... Но ведь глава, во-первых, уже вышел из состава учредителей, передав свою долю то ли сыну, то ли брату. А во-вторых, едва началась прокурорская проверка, это здание было передано в собственность местному самоуправлению!

Да, был еще случай незаконного выделения квартиры женщине... Но едва Сиразаев поднял шум вокруг этой истории, как она от этой квартиры отказалась, и жилье вот-вот будет передано тем, кому оно изначально и предназначалось - двум инвалидам с детства! И так - по всем фактам: нарушения были, но вреда от них - никакого...

"По-моему, - объясняет мне улыбчивый прокурор, - у него просто личная неприязнь к главе".

...- А вот и наши "особо охраняемые природные территории"! - житель села Теньки Игорь Сапатов широким жестом обводит сельскую окрестность. Территория живописнейшего берега Камы, столь строго именуемая в официальных бумагах, сплошь застроена коттеджами-теремами в 2 - 3 этажа. Тут же свежепрорытый канал, чтобы их хозяевам не плюхать до Камы пешком, а сразу с крыльца - на катер...
Земли эти, объясняет Игорь, были частью деревенские, частью государственные. Теперь их застраивает на продажу компания "Сувар", один из крупных операторов дорогой недвижимости в Татарстане.

Историю своего сопротивления Сапатов недавно суммировал для сайта "Беспредел.ру": "Был осуществлен захват участков, в основном прибрежной полосы. Также был отобран у школьников Теньковской средней школы подсобный участок, на котором они выращивали картофель для своей столовой, участок у фермера, который также выращивает картофель, и много других участков, в основном у пенсионеров. Все попытки обращения в полицию, прокуратуру, администрацию района, суд заканчивались полным бездействием властей. При попытках обращения на более высокие уровни дела спускались обратно в район".

Не стал писать только о том, как в ходе этих самых попыток к нему года полтора назад подсылали поджигателей, а потом и убийцу (на белой "Тойоте" - ничего себе авто для сельской глуши!). Тогда обошлось ранением - Игоря выручили навыки самбо, а возбужденные-таки по этим случаям уголовные дела были потом закрыты "за отсутствием подозреваемых"...

...А на той неделе, накануне нашего приезда, в Теньках был сход жителей: собрали народ для встречи с районным главой (понятное дело, выборы на носу). Тот приехал, стал рассказывать про благодеяния власти. Что дают, например, какие-то деньги для того, чтобы откармливать скот - вроде как семейные мини-фермы. Все переглядывались, однако молчали. А Сапатов встал: "А земля под эти фермы где? Землю-то вы всю уже под коттеджи отдали! Вот давайте сейчас выйдем да посмотрим - осталось ли деревенским хоть сколько-нибудь?". Потому что ну понятно же: в кармане эту ферму не заведешь даже и с государственной помощью.

Ну а глава на это, спрашиваю я Игоря, что же?.. "Да ничего!".

- Люди-то это все знают! А сидят, молчат... - удивляется он. - Может, это просто я - дурак? Может, никому и не нужно, что я все это говорю и делаю?

Вокруг очень ясно и очень холодно, и то ли воздух от этого приобретает какие-то особые свойства, то ли это особенность местного рельефа - не знаю, а только слова здесь разносятся далеко и тут же возвращаются к нам, как мячик, ударившийся о невидимую стену. Как будто мы в просторном, но замкнутом и абсолютно пустом помещении. "Знают"... "Молчат"... "Никому не нужно"...

"Это они, - говорю, - не молчат, это они вас слушают. Им это нужно". "Ну, не знаю..." - Игорь вздыхает. Все равно ведь будет говорить: кто-то же должен.