Жертвовать органы татарстанцы пока не готовы

Регина КИРИЛЛОВА
Жертвовать органы татарстанцы пока не готовы

«Продам почку!» - с подобным предложением регулярно обращаются к трансплантологам РКБ жители Татарстана. Приходится объяснять «продавцам», что торговля органами незаконна, а их трансплантация бесплатна для обеих сторон. При этом «бескорыстных» доноров органов катастрофически не хватает. Родственники тяжелобольных не хотят делиться с ними своими почками, а близкие погибших в авариях возражают против изъятия у мертвых органов ради спасения чужих жизней. 

ПО ЗАКОНУ ВСЕ СОГЛАСНЫ

За время работы Республиканского центра трансплантации органов и тканей на базе РКБ с 2004 года врачи  пересадили почки 202 пациентам, троим - печень и еще троим - сердце. Могли бы гораздо больше, но, как и на заре развития отечественной трансплантологии, двигаться вперед не позволяет дефицит органов, полученных как у мертвых доноров, так и у живых.

Во-первых, далеко не каждый труп - это потенциальный донор. Забор органа производится после смерти мозга, но... при бьющемся сердце. К примеру, донором может стать погибший от черепно-мозговой травмы или пациент, умерший от инсульта в больничной реанимации. 

Во-вторых, несмотря на то, что в России действует презумпция согласия на изъятие органов после смерти (то есть если вы при жизни не написали заявление о том, что органы у вас изымать нельзя, то их изымать можно), на практике родственники умерших часто препятствуют трансплантологам.

Недавно в Москве был случай, когда врачи решили изъять органы у погибшей в аварии девушки, не спросив согласия близких (на что имели полное право), в итоге родственники затаскали врачей по судам.

- В России не ведется просветительская работа с населением на тему трансплантации органов, поэтому люди считают их изъятие чем-то вроде членовредительства или надругательства над телом. А вот в Испании, например, у входа во все католические храмы размещена надпись: «Не бери свои органы на небеса - небеса знают, что они нужны на земле», - рассказывает консультант-координатор Минздрава РТ по вопросам констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга и организации забора органов человека с целью трансплантации Рустам Ахундов. - В развитых странах считается почетным, если кто-то после своей смерти спасает жизнь другому человеку.

Сейчас врачи в Татарстане с надеждой ждут принятия поправок в Федеральный закон «О трансплантации...», согласно которым каждый россиянин сам будет решать при жизни, хочет ли он, чтобы после его смерти органы были пересажены другому человеку.

Предполагается, что волеизъявление будут фиксировать в личных документах, а также в федеральном регистре, чтобы в случае внезапной смерти человека его сразу можно было «пробить» по базе - согласен на иъятие органов или нет. К примеру, в США (где вообще-то действует презумпция несогласия на донорство) отметку о согласии ставят в водительских правах. При этом в  США  смертность среди больных, ожидающих пересадку органа, около 6 процентов, а в России, где действует презумпция согласия, - почти 60 процентов...  Предполагается, что поправки, которые рассматривает сейчас Госдума, вступят в силу с 2016 года.   

РОДНЯ ПОЗНАЕТСЯ В БЕДЕ

Татарстанские трансплантологи не перестают удивляться и тому факту, что генетические родственники тяжелобольных не спешат становиться донорами, чтобы спасти своих близких. Понятно, что сердцем пожертвовать невозможно, но, к примеру, почка - орган парный, и с одной почкой можно нормально жить. К примеру, в Японии 90 процентов пересаженных  почек - «родственные».

- За всю историю трансплантологии в Татарстане отдать почку родственнику согласились чуть больше ста человек, - говорит главный внештатный трансплантолог Минздрава РТ Шамиль  Галеев. - Сейчас у нас в листе ожидания на трансплантацию около 150 пациентов. А по республике на гемодиализе (искусственной почке) - 1100 человек. Подобрать нуждающемуся в трансплантации подходящую трупную почку очень сложно. В связи с постоянным дефицитом донорских органов за последние два года мы смогли помочь только 40 пациентам, выполнив трансплантацию почек.

Работу врачей по спасению жизней осложняет и то обстоятельство, что материал для трансплантации - «скоропортящийся». «Срок годности» почки - 24 часа, печени - 6, сердца - всего 4. Поэтому последние два органа пересаживают пока только пациентам-казанцам и тем, кто живет неподалеку от Казани. Тем, кто живет дальше, приходится ждать пересадки на постоянном лечении в стационаре РКБ.

В ожидании поправок в законодательство и роста общественного сознания татарстанские врачи продолжают совершенствовать свои навыки в этой сфере. 

- Пересадка органа - работа не только команды трансплантологов, - объясняет Шамиль Галеев. - В одной операции задействованы более 60 специалистов! К тому же огромная работа проводится до пересадки и после: пациент должен пройти восстановительный период, орган должен прижиться. Вспомним, что в это время он принимает препараты, подавляющие иммунитет, и становится уязвим...

Не зря уже пять лет в КГМА проводят тематический курс усовершенствования для докторов по специализации «Трансплантология». Там обучаются не только хирурги и анестезиологи, но и нефрологи, терапевты, клинические фармакологи...

- Успех такого комплексного подхода, когда все врачи поддерживают пациента с «чужим» органом, очевиден, - отмечает Галеев. - За последние два года мы добились стопроцентной выживаемости пациентов после операций и 95% - первичной приживаемости трансплантата.

Вот только было бы что пересаживать, возвращается Шамиль Галеев к наболевшему. И советует всем обязательно посмотреть документальный фильм «Трансплантология - вызов смерти», где умерший мальчик, чьи родители дали согласие на то, чтобы он стал донором органов, помог спасти жизнь сразу семерым людям!