Жертвы краха Татфондбанка: «Мы в тонущей лодке, а власти ведут себя так, будто ничего не происходит»

Наталия ВАСИЛЬЕВА
Жертвы краха Татфондбанка: «Мы в тонущей лодке, а власти ведут себя так, будто ничего не происходит»

Разорение и пуля в лоб — перед такой страшной перспективой внезапно оказались десятки тысяч предпринимателей, пострадавших от краха Татфондбанка. Ведь в отличие от физических лиц, которым обещана  компенсация вкладов (не более 1,4 млн рублей), юридические в случае отзыва у банка лицензии едва ли не последние в списке на выплату. «Бизнес, особенно малый, обескровлен, мы не можем платить налоги, зарплату  работникам и выполнять обязательства перед партнерами», - рассказали «Вечерней Казани» «юрики», начавшие сегодня сбор подписей под обращением к Владимиру Путину с просьбой спасти ТФБ. На власти Татарстана, которые упорно хранят молчание по поводу критической ситуации, предприниматели уже не надеются.

Сбор подписей идет в торговом центре «Тандем» с 10 утра до 22 вечера в кафе на третьем этаже. На столиках - бумажные стаканчики с остывшим чаем, атмосфера накалена до предела.

- У меня в Татфондбанке лежали десятки миллионов рублей, которые я копил с 2011 года на строительство автомастерской. Планировал начать строительство в 2017 году. Но сейчас в банке объявлен трехмесячный мораторий на выплаты и я лишен доступа к своим деньгам. И вообще рискую их потерять, - переживает один из инициаторов сбора подписей - казанский предприниматель Марат Калимуллин.

- Власти Татарстана нас постоянно уверяли, что ТФБ - самый надежный, что чуть ли не половина его акций принадлежит правительству РТ. Ну как было не верить словам премьер-министра республики и председателя совета директоров ТФБ Ильдара Халикова, который после покупки Татспиртпромом очередного пакета акций банка сказал, что «ТФБ расширяет возможности»? - возмущается его брат и партнер Ильдар Калимуллин. - И вот сейчас, когда банк, можно сказать, рухнул, власти ведут себя так, будто ничего не происходит! А мы сидим в тонущей лодке и пытаемся куда-то грести…

Пассажиры этой лодки — более 30 тысяч юридических лиц.

Братья Калимуллины говорят, что, как и многие пострадавшие клиенты ТФБ, писали уже частные обращения и к президенту Путину, и к бизнес-омбудсмену РФ Борису Титову, и во все политические партии. Но поняли, что один в поле не воин. В результате появилось коллективное обращение к Владимиру Путину с просьбой разобраться в ситуации, поскольку «разрыв ликвидности, по разным оценкам, в 80 - 120 млрд рублей не мог произойти в одночасье» и «руководство банка и его акционеры изначально знали о серьезных проблемах». Пострадавшие просят президента провести санацию банка. Ведь ЦБ пока не отозвал у ТФБ лицензию, и сейчас, по слухам, там ведется проверка, анализ всех документов. Клиенты Татфондбанка лелеют надежду, что произойдет чудо и банк санируют, как несколько лет назад это произошло с банком «БТА-Казань» (ныне Тимер Банк).

- Рухнул  второй по величине банк в Татарстане,  но ни его правление, ни  акционеры не хотят нести ответственности за случившееся. А вот мне из-за ТФБ грозит уголовная ответственность! - сетует руководитель небольшой казанской компании по продаже полиэтиленовых труб Рузалия Шамсиева. - Один-единственный счет организации  был открыт в ТФБ. 7 декабря я отправила  почти миллион рублей заводу-поставщику. На следующий день он мне звонит: «Где деньги?» Я побежала в банк разбираться,  там вежливо улыбаются: «Не волнуйтесь, через три дня придут». Но деньги не дошли до поставщика и через пять дней. Он мне: «Рузалия, не обижайся, но я на тебя напишу заявление в полицию. Ты мошенничаешь, твоя платежка липовая». Вы представляете?!. Но кто из нас мошенник: я или Татфондбанк?.. А мне кредит за машину платить, работникам зарплату, а у них тоже ипотека, кредиты, дети. Похоже, власти еще не осознали, насколько пострадало население от краха ТФБ. Включаешь  телевизор: «В Татарстане Новый год!» А налоговая служба себя как красиво ведет - ее не волнует, что наши счета заморожены: «Платите, иначе пени».

- Поведение правительства Татарстана в ситуации с Татфондбанком — даже не ноль, а жирный минус, -  считает директор казанской фирмы по оптовым продажам химических средств за рубеж Эдуард Габдуллин. Все счета его компании также  находились в ТФБ. - У меня  зависли на корсчетах платежи партнерам в Казахстане, Узбекистане, Грузии, Армении…

Каждый, кто приходил сегодня на точку сбора подписей, изливал другим  наболевшее.

- Вчера ходила в офис Татфондбанка, охрана запускала по пять человек, внутри сидели совершенно беспомощные сотрудницы, которые не  смогли ответить ни на один мой вопрос. Вместе со мной зашел мужчина, у которого 24 млн рублей застряли, он бригаду рабочих из Норильска  вывезти не может, - рассказала бизнесвумен Елена Федорова, чья фирма занимается теплооборудованием. - Не сомневаюсь, что крупняки заблаговременно вывели свои деньги из ТФБ. Говорят, в ночь на 15 декабря к главному офису банка подъезжали машины, выходившим из них людям охрана открывала дверь и они снимали через банкоматы деньги… А мы должны защищать себя сами. Если потребуется, я и на митинг выйду.

Инициаторы сбора подписей под обращением к Путину говорят, что сейчас в соцсетях создано около десяти пабликов пострадавших клиентов-юрлиц ТФБ в разных городах страны.

- Мы должны объединиться и выйти на федеральный уровень, потому что здесь нас не слышат, - пояснил Ильдар Калимуллин.

Сегодня днем точки для сбора подписей пострадавших от краха ТФБ предпринимателей открылись также в казанском ТРЦ «Мега» и челнинском «Деловом квартале».

- К нам ежедневно поступают обращения от предпринимателей, у которых находятся расчетные счета и депозиты в Татфондбанке, - прокомментировал «Вечерней Казани» ситуацию уполномоченный при президенте РТ по защите прав предпринимателей Тимур Нагуманов. - Они оказались в сложной ситуации не только потому, что потеряли оборотные средства и доходы, но и потому, что у них есть значительные обязательства перед государством (пенсионным, страховыми фондами, налоговой инспекцией), а также обязательства по кредитам. Формально ситуация между Татфондбанком  и предпринимателями — это взаимоотношения между самостоятельными коммерческими субъектами. В этом случае государство и мы как аппарат уполномоченного при президенте РТ по защите прав предпринимателей не можем напрямую принимать участие в происходящем. У нас нет законодательных полномочий, чтобы участвовать в спорах хозяйствующих субъектов. Однако в текущей сложной ситуации мы можем выступить медиаторами и сделать так, чтобы предприниматели не пострадали дополнительно, в частности от требований со стороны государственных органов. Именно урегулированием отношений между госорганами и бизнесом мы сейчас занимаемся.

Фото автора.