«Дети плачут, люди взвинчены до предела — полный бедлам»: известный режиссер рассказал о том, что творится в «санпропускнике» московского аэропорта

Известный режиссер Юрий Грымов рассказал, как прилетел в Москву из Токио. По его словам, пока пассажиры почти час в самолете ждали врача для осмотра, все заполнили анкеты. Однако они оказались никому не нужны. Затем всем замерили температуру тепловизором.

После паспортного контроля и таможни людей собрали в специальной зоне.

«Мы оказались в какой-то зоне, куда собирают всех подряд — взрослых, детей, стариков и инвалидов, транзитных пассажиров и таких, как я, вернувшихся на родину. Все оказались в одной куче, в одной плотной толпе. Какое там — метр расстояния между людьми, о чем вы! Оказалось, что это что-то вроде санпропускника: тебя снова встречают врачи в масках, которые меряют тебе температуру. Снова! Зачем было ждать час в самолете на летном поле — задаваться этим вопросом уже поздно. Зачем было заполнять анкету — непонятно: у врачей она вызывает не больше интереса, чем минутой раньше у таможенников. Зато выясняется, что надо заполнить другую анкету. Новую. Рядом на каком-то столе свалена огромная куча каких-то бумажек — это и есть те самые, новые, правильные анкеты. Ни о какой организации людских потоков речи не идет. Дети плачут, люди взвинчены до предела — полный бедлам. Кто как может, тот так сквозь этот кордон и прорывается», — рассказал Грымов.

По словам режиссера, он попытался найти кого-то из начальства, чтобы рассказать о недостатках организации процесса «встречи».

«Никого из начальства. Одни «рядовые». Простые врачи-труженики, собирающие никому не нужные анкеты и измеряющие температуру тысячам прилетевших», — рассказал Грымов на странице издания «Эхо Москвы».