Аскольд Запашный: «Былой чистоты и порядка уже нет в Казани»

Айсылу КАДЫРОВА
Аскольд Запашный: «Былой чистоты и порядка уже нет в Казани»

В Казани начались гастроли «Цирка братьев Запашных». Как всегда - аншлаг, а по окончании представления - громовые овации более чем довольных зрителей. В этот раз знаменитая отечественная труппа демонстрирует на манеже нашего цирка постановку «Эмоции». Ее мировая премьера состоялась в 2013 году в Москве, режиссер спектакля - Аскольд Запашный.

Сам он тоже выступает в этом шоу. Вместе с братом Эдгардом: в первом отделении - в конном ансамбле «Эллада», во втором - в аттракционе «Среди хищников». По окончании казанской премьеры Аскольд Запашный поговорил с корреспондентом «Вечерней Казани».

- В своем инстаграме вы сообщили, что до Казани не долетел ваш багаж.

- Да-да. Впервые в жизни у меня такое: я прилетел, а багаж - нет. Но сейчас уже все в порядке. Проблема решена. Постарались для этого директор Казанского цирка и руководитель вашей «Татнефть-Арены», с которыми мы большие друзья.

- Обычно вы приезжаете работать в наш город в дни эпохальных событий - празднование тысячелетия Казани, Универсиада...

- Очень хорошо помню, как тогда все здесь было вычищено и вылизано. А в этот раз былой чистоты и порядка уже нет в Казани, я это сразу заметил. Разочарован... Понимаете, это наш российский менталитет: наводить красоту к какому-то событию, но не жить в красоте постоянно. Это от неумения уважать самих себя. Очень грустно от этого.

- Кто, по-вашему, лучше многих умеет уважать себя?

- Японцы. В этой удивительной стране, про которую я могу рассказывать очень долго, люди с детства приучены уважать себя и других. Их вежливые поклоны, обязательные при встрече и прощании, - это не холопство никакое. Это - культура. Почему-то у нас в России принято сетовать на трудные времена. А давайте вспомним, сколько бед выпало на долю Японии: война, атомные бомбардировки, непрекращающиеся землетрясения... Но эта страна процветает! А все потому, что они уважают и любят и себя, и других. Вот недавно мы там были. Забрели в привокзальный магазин. Что вы представляете, когда я говорю «привокзальный магазин»?

- Очень маленький продуктовый.

- С одной продавщицей за кассой, да? А там это приличных масштабов супермаркет. С шестью кассами. Возле них ходит женщина с палкой, на которую прибита табличка «Конец очереди»: она ходит и следит, чтобы люди не толпились, чтобы никто не терял время. Это восхищает, конечно. Полицейские там какие! Ведут себя так, будто они твои лучшие друзья...


- Аскольд, как долго вы готовили спектакль «Эмоции»?

- Обычно на подготовку одного проекта уходит от трех месяцев до полугода. Это если не считать времени, которое тратится на решение организационных вопросов: переговоры с артистами, модельерами, музыкантами. А если считать, то где-то год. Но тут важно понимать, что все наши программы, и «Эмоции» в их числе, постоянно обновляются, совершенствуются. Работа не прекращается никогда.

- Что труднее - придумать трюк или поставить номер?

- Это совершенно разные вещи. Это как спросить, кого тяжелее дрессировать - тигра или льва. Никто не может ответить на такие вопросы однозначно, потому что множество факторов нужно учитывать. Не бывает такого: сидишь и думаешь, а не придумать ли мне трюк. Проходит пять минут, и трюк готов - такого не бывает! Первое правило дрессировщика: полностью осознавать, с кем именно ты работаешь. Нельзя ставить недосягаемые задачи, иначе покалечишь животное и причинишь страдания себе.

- Осталось ли в истории имя дрессировщика, который первым придумал засовывать свою голову в пасть тигру?

- Нет, конечно. Думаю, это произошло задолго до того, как сформировалось само понятие «цирк».

- А почему вы сейчас не засовываете голову в пасть тигру?

- Сейчас у нас этот трюк учится демонстрировать молодой тигр. И он еще недостаточно стабильный в этом умении.

- Чихнуть может?

- Как ни смешно это звучит, но чих тигра может стать причиной смерти дрессировщика: сомкнется пасть - и все. Понимаете, «голова в пасти тигра» - это трюк доверия, тест на знание дрессировщиком своего животного.

- Когда вы еще были только зрителем цирковых представлений...

- (Перебивает.) Никогда такого не было!

- Даже в детстве?

- Даже в детстве! Мои дочери - одной пять лет, другой шесть - так давно выходят на манеж, что уже не помнят, когда были просто зрительницами. А вы что спросить хотели?


- Хотела узнать, чьи выступления вы особенно любили смотреть.

- Такие артисты были, конечно же. И сейчас такие есть. Это мастера своего дела. В нашей программе, например, это мальчишка, который делает завораживающие трюки - пять сальто-мортале и четыре сальто-мортале на одной ходуле (в номере «Акробаты с подкидными досками под управлением Сергея Трушина». - «ВК»). Раньше тоже были мастера: жонглер на лошади Николай Ольховиков, канатоходцы Волжанские... Назову Николая Павленко, это мой кумир: в его аттракционе 17 хищников, а он руководит ими при помощи одной только дирижерской палочки!.. Среди иностранных дрессировщиков мне всегда нравились Гюнтер Гебель-Уилльямс, Зигфрид Фишбахер и Рой Хорн.


- Почему в какой-то момент своей удачной карьеры вы отказались дрессировать обезьян?

- К моменту, когда мы с братом стали известными в России, я понял, что обезьяны как-то мелковаты для нас. Да и зрители недоумевали, почему братья Запашные выходят на манеж с маленькими обезьянками. Мы не стали обновлять этот номер еще и потому, что Сухумский заповедник, откуда мы обезьян и брали, развалился, к сожалению. Мы отдали оставшихся у нас обезьян Елене Бараненко, она с ними работала...

- В программе «Эмоции» Бараненко работает с попугаями?

- Да.

- И она - крестная мать вашей дочери Эльзы?

- Да.

- Как проводят каникулы Эльза и ее старшая сестра Ева?

- Дочери не приехали с нами в Казань, потому что работают сейчас в Большом Московском цирке в постановке «Посланник»: Ева играет главную роль Девочки, Эльза - роль Зайчика. А до этого мы подготовили им дублеров, чтобы съездить всей семьей в Израиль (моя жена Элен - израильтянка). Съездили на две недели. Там я пообещал дочкам, что повезу их в Диснейленд в США. Думаю, это удастся сделать этим летом. Ну а потом наша Ева пойдет в первый класс! Я определил ее в ту самую московскую школу, в которой учился сам, - в 117-ю.

Фото Александра ГЕРАСИМОВА.