Без срока древности

Айгуль ШАРАФИЕВА
Без срока древности

Расставить милицейские посты этой весной на подходах к памятникам культуры предлагают татарстанские археологи. Деятельность "черных копателей", разворовывающих древности, достигла такого размаха, что российские ученые требуют обсудить этот вопрос в Госдуме, а татарстанские - робко рассчитывают на понимание местных властей.

В теплое время года, когда теплоходы причаливают к Билярскому заповеднику, туристов обступают люди, которые представляются местными. Только торгуют они не ягодами-грибами, а товаром "долгой выдержки": зевакам предлагают незаконно добытые артефакты - предметы, которые пролежали в земле сотни, а то и тысячи лет.

Свое дело "черные копатели" развернули так широко, что даже обзавелись собственными чернорабочими. Молодежь из сел Красный Баран, Ошняк да и из Алексеевского с недавних пор повадилась в Билярский заповедник. "Говорят, чтобы погулять в окрестностях. Только двух версий о том, что их объединило, быть не может, - считает директор заповедника Анас Кутуев, - ведь приезжают ребята с металлодетекторами". С этим дорогостоящим приспособлением и раскопки, и масштаб разрушения памятников в России вышли на новый уровень. Археологи даже обратились к Путину с просьбой запретить продавать металлодетекторы частным лицам. Татарстанские ученые тоже бьют тревогу.

- Однажды у копателя, задержанного возле нашего заповедника, из рюкзака выпали артефакты и ценники к ним, - рассказывает Анас Кутуев. - На них были цифры 50, 250 и 300 рублей. Нереально большие деньги, которые лежат в земле, - вот что такое артефакт, с точки зрения мародера.

А для археолога ценник на украденных древностях - это что-то вроде номерка на трупе из морга. Ведь если вырвать артефакт из земли и не сделать при этом необходимых описаний, снимков и рисунков, то он считается обыкновенным предметом, не имеющим никакой научной ценности. А вместе с ним обесценивается и весь памятник.

В Татарстане тысячи охраняемых законом памятников культурного наследия. И на каждом наследили "черные копатели", утверждают археологи. "Копачи" или "господа гробокопатели", как называют себя эти нелегалы, побывали даже там, где официальные археологи только планировали работать. Это и немудрено: карты памятников есть у всех, они же не хранятся под грифом "секретно", а деньги на их исследование - только у копателей.

- Сами подумайте: экспедиция, которая постоянно работает в Билярске, например, с 1967 года, имеет бюджет 10 тысяч 500 рулей, - говорит директор археологического музея истфака КФУ Светлана Валиуллина, - а самый дешевый металлоискатель, которым пользуются копатели, стоит 17 тысяч. Вот и делайте вывод, кто выиграет в этом состязании.

Молодые копатели, которых задерживают милиционеры возле Билярского заповедника, не делают тайны из того, что работают по заказу. Они не боятся признаваться в этом. И скорее сами могут напугать кого угодно.

- Однажды я наткнулся на одного такого устрашающего вида в заповедном закоулке, - вспоминает Анас Кутуев. - Он "объяснил", что в прошлом году собирал ягоды и жена обронила тут колечко. Вот и ищу, говорит. Пока я ждал подмогу, он уехал. На роскошном автомобиле, разумеется.

Впрочем, даже с помощью милиции трудно испортить бизнес копателю. Ведь одно дело - обнаружить состав преступления, если речь идет, например, об оружии времен Великой Отечественной войны или о вывозе исторических ценностей за границу. А попробуй докажи, что из-за действий копателя имел место факт разрушения памятника древней истории.

- Сколько уж было случаев: ловили их, записывали номера машин, штрафовали, - говорит научный руководитель археологической экспедиции в Джукетау Наиль Набиуллин, - а потом извинялись перед ними, отпускали, отдавали все обратно...

В дореволюционной России кладоискательство было запрещено законом, а сегодня и металлоискатель можно покупать без лицензии, и свободная купля-продажа артефактов не запрещена. Недавно татарстанские кладоискатели даже открыли собственный сайт: обмениваются там в прямом смысле слова ценной информацией, где что плохо лежит. А то, что там уже не лежит, выставляют на продажу, с удовольствием торгуют и торгуются.

- Я уже в лицо "черных копателей" узнаю, - говорит Набиуллин. - Сегодня смотрю - ходит по памятнику с металлоискателем. А завтра стоит на книжной ярмарке на Тинчурина или возле Ленинского садика, наживается... А вот если бы археолог попробовал начать раскопки без лицензии, то он бы сразу сел. Лет на пять минимум. Парадокс.

 

Фото www.geototal.ru.