Была власть советская, стала сватская

Марина ЮДКЕВИЧ
Была власть советская, стала сватская

Письмо прокурору Татарстана жители балтасинского села Карелино начали так: "Даже если слушать не хотите, все равно мы решили обратиться... Чиновники ничего, кроме денег, не видят, а здоровье населения их не интересует!".

Звучит отчаянно, особенно в оригинале, по-татарски, но это ведь уже не первая попытка карелинцев достучаться до власти. Они думают: ну не может же быть такого, чтобы высокие начальники не защитили свой народ, всего-то и нужно - чтобы эти начальники поняли, где у народа болит. Как только поймут, сурово сдвинут брови и двинутся на помощь всей силой, силы-то у них ведь много - целая властная вертикаль, надежно подпертая законами! А тут - всего-навсего не особенно крупный предприниматель с его планом газовой автозаправки возле домов сельчан...

Многоквартирные дома, где живут две сотни подписавшихся под письмом начальству, стоят вдоль автодороги Казань - Вятские Поляны, по ней ездят день-деньской машины, и все больше грузовые. Так что хоть Карелино и сельская местность, а пахнет здесь не прелестями жизни на природе. В пределах села есть и две автозаправки. А прошлым летом карелинцы обнаружили, что прямо через дорогу, в двух-трех десятках метров от их домов, начато какое-то строительство.

- Вышла из дома - рабочие копошатся, - рассказывает Асия Гумерова. - Что, спрашиваю, делаете. - "Это не твое дело". А я говорю: я, дорогой, астматик, и мой сын - астматик, так что это мое дело, что вы тут построите! И так окна в доме открыть нельзя из-за шума и копоти!

Когда все-таки выяснили, что строится, а главное, кто строит - схватились за головы все: "Ай, улям!". Еще одну автозаправку, только уже газовую, начал строить Рафаэль Габдрахманов, бывший директор их родной "Балтасинской сельхозтехники", под началом которого она была обанкрочена и которому в итоге досталось ее имущество...

"Габдрахманов никак не насытится, - это из того же письма карелинцев прокурору РТ. - Захотел теперь построить газовую заправку - почему бы не поставить ее возле дома своего свата?". А сват - это сам Марат Зарипов, глава Балтасинского района, это все в Карелино знают, потому и схватились за головы с отчаянием. Это ведь раньше была советская власть, а стала-то - сватская...

Но посовещавшись, пошли в антигазовое наступление. Из Госстройнадзора РТ пришел ответ: строительство идет на основании разрешения и положительного заключения экспертизы... Но в конце вдруг: "Запланирована проверка объекта... с участием специалистов по надзору за пожарной, санитарно-эпидемиологической, экологической безопасностью"! Не беспокойтесь, мол, дорогие сельчане, и не сомневайтесь: спешим вам на защиту.

Дорогие сельчане, однако, сомневались. Какая может быть положительная экспертиза, если по закону (а вступая в войну, карелинцы первым делом вооружились законом) ближе 100 метров от жилых домов заправку просто нельзя строить?

Потом пришел ответ из Балтасинской райпрокуратуры. В нем тоже говорилось о положительном заключении экспертизы... Но вместе с тем и о том, что проект, на который госэкспертиза дала это положительное заключение, предполагал строительство АГЗС вовсе не под боком жилых домов, а не менее чем в 100 метрах от них, как и требует закон! Поэтому, рапортовал прокурор района Зуфар Абитов, строительство приостановлено до 25 февраля. До устранения нарушений.

А как устранят, все-таки перенесут строительство за околицу, что ли, гадали карелинцы. Ничего подобного, однако, за окном не наблюдалось. Проверяющие приезжали и уезжали, совещания и заседания начинались и заканчивались, председатель сельсовета - брат Рафаэля Габдрахманова - объяснял мятежникам, что заправка строится по просьбам жителей в связи с подорожанием бензина... И в феврале карелинцы отправили прокурору Татарстана второе письмо.

- Поставили в нем уже одиннадцать вопросов, не только про заправку, - рассказывает Табриз Абдрахманов. - Почему наше предприятие обанкротилось, почему директор получил все имущество, деньги у него откуда...

Словом, если бы народ не приперли уже окончательно, он бы еще кряхтел и терпел. Но когда позади уже стена родного дома, а впереди газовый резервуар - тут уж ни шагу назад, в людях ожили все прежние обиды, и они перешли в атаку по всем направлениям.

- Вот мы все акционеры "Балтасинской сельхозтехники", - говорит Валентина Ефимова, и собравшиеся кивают. - Мы все свои ваучеры в эту Сельхозтехнику вложили, из зарплаты доплачивали...

Все подхватывают наперебой: "Когда Марат Готович (Марат Ахметов, глава минсельхозпрода. - М.Ю.) был главой, район процветал. А знаете, как наша Сельхозтехника гремела?! На всю республику, на всю страну! Все наш прошлый директор, Гильфан Ашрафзянов, при нем и дома эти наши построены...". "Самая большая в районе зарплата тут была, самые большие налоги в бюджет наша Сельхозтехника платила - даже маслодельный завод уже после нас был!.. А в 2001 году наш директор скоропостижно умер, и нам Габдрахманова привезли...".

"Габдрахманов работал директором три года - возникли 30-миллионные долги", - констатирует Табриз Абдрахманов, который в ту пору был председателем профсоюза. В 2004-м за эти долги был запущен механизм банкротства. После его завершения у работников осталось лишь горькое воспоминание, что были когда-то и они акционерами, зато у директора - ряд ООО, к которым отошли все имущество, вся техника банкрота. Только прежде все это давало работу четырем сотням сельчан, а сейчас рабочих мест не больше 60.

- В телепередаче я слышала, - Асия Гумерова возвращает всех в печальную современность, к теме ненавистной заправки, - что если вблизи домов хотят строить какой-то объект, даже не такой опасный, то по закону нужно провести общественные слушания с участием жильцов. И что без протокола таких слушаний строительство незаконно. А ведь насчет этой газовой стройки никаких слушаний не было!

Но вы только не подумайте, будто в Балтасинском районе власти такие темные, что не знают об этом требовании закона! Нет, вот когда Табриз Абдрахманов решил перезонировать собственный участок, чтобы за клочок земли, занятый банькой, платить налог поменьше, власти ему разъяснили: никак нельзя без публичных слушаний! Пусть народ убедится, что твоя банька, стоя на той же земле, но уже переведенной в другую категорию, не застит своим дымом его жизнь!

Так что грамотность властей в Балтасинском районе на высоте, только зрение иногда подводит. Дым от чужой баньки издалека видят, а газ, который будет выдавать АГЗС, построенная сватом главы, в упор не разглядят. "Я Габдрахманову сказала: все равно ведь не будете строить, закон на нашей стороне, - вспоминает Резада Гарипова. - А он мне: "Буду, мне ни бог, никто не указ". Но карелинцы все же надеются не только на бога, но и на земную власть: велела же она "устранить нарушения" - значит, заправка будет-таки передвинута подальше от их единственного жилья?!

Куда там... Проще передвинуть закон подальше от заправки.

- После жалобы жильцов создали комиссию при исполкоме, - рассказал "ВК" Рафаэль Габдрахманов. - Она приехала, посмотрела, замерила расстояние и пришла к выводу: надо заново делать проект с сокращением расстояния (той самой 100-метровой зоны. - М.Ю.) Есть, оказывается, подпункт такой в законе - можно сделать проект с сокращением, я и сам не знал!

Сейчас проект "с сокращением" находится на согласовании в стройнадзоре, и как только он получит добро, приостановленное строительство напротив домов сельчан возобновится, сообщил г-н Габдрахманов и заверил, что новая АГЗС абсолютно безопасна: "Это же германский агрегат!". О новых неудобствах для жителей и говорить смешно: подумаешь, раньше машины здесь только проезжали, а теперь будут и останавливаться, и заправляться. А на мое предположение, что лучше бы все-таки построить этот объект где-нибудь за околицей, он возражает недоуменно:

- Можно построить и в лесу, а кто туда поедет?! Это промышленная зона наша, у нас здесь помещение, коммуникации имеются. А если строить за пределами села, мне же надо строить коммуникации заново!

В самом деле, глупо как-то - такие деньжищи выкладывать, и из-за чего?! Из-за вздорных жалоб населения. "Они же еще столько всякого в своем письме написали!.. - пожаловался мне директор. - Не любят они меня".

Фото Александра ГЕРАСИМОВА.