«Чиновники пошли на повышение, а мы остались ни с чем»: семья казанских погорельцев не может заставить городские власти выполнить свое обещание

Евгений АКСЕНОВ
«Чиновники пошли на повышение, а мы остались ни с чем»: семья казанских погорельцев не может заставить городские власти выполнить свое обещание

Больше восьми лет добивается от горисполкома исполнения его же постановления о расселении жильцов барака, сгоревшего в начале 2012 года, жительница Казани Эльвира Гарипова. Вахитовский райсуд с подачи исполкома поставил женщине в вину то, что она не стала скитаться с двумя детьми по съемным квартирам, а взяла ипотеку и купила дом с черновой отделкой - значит, она не может претендовать на муниципальное жилье. Завтра свое решение по делу должен вынести Верховный суд РТ, куда Гарипова подала апелляцию.

Как рассказала корреспонденту «ВК» 52-летняя Эльвира Гарипова, беда в их дом № 10 по ул. Жилгородок Мостоотряд-3 (поселок мостостроителей за Казаньоргсинтезом существует с 1970-х годов. - «ВК») пришла в ночь на 20 января 2012 года. Во время страшного пожара один из жильцов сборно-щитового дома погиб, а остальные остались без крыши над головой. И только через год с лишним после пожара городские власти пообещали предоставить обитателям сгоревшего барака другое жилье согласно постановлению тогдашнего руководителя исполкома Алексея Песошина от 5 апреля 2013 года о признании дома аварийным и подлежащим сносу. Хотя, по большому счету, сносить после пожара там было уже нечего.

Однако квартиру, по словам Гариповой, дали лишь одной многодетной семье из пяти, проживавших в бараке. Остальным тоже обещали, заставили собирать документы, но затем все, кто был упомянут в постановлении руководителя исполкома, о нем как будто забыли. Или забили? Глава администрации Кировского и Московского районов Дамир Фаттахов сносить останки сгоревшего дома не стал, начальник управления жилищной политики исполкома Марсель Абдулхаков не обеспечил погорельцев жильем. Ну а затем все упомянутые официальные лица, включая Алексея Песошина, пересели в другие руководящие кресла.

- Получается, чиновники пошли на повышение, а мы остались ни с чем. Куда мы только не обращались вместе с соседями с просьбой об исполнении постановления исполкома о предоставлении нам жилья на условиях социального найма, но всегда получали одни отписки, - посетовала Эльвира Гарипова. - В администрации Кировского и Московского районов нам ответили, что дом сгорел и по этой причине не может быть аварийным. В Минстрое РТ заявили, что дом, в котором было всего пять квартир, не является многоквартирным по существующим критериям и поэтому не может быть включен в региональную программу ликвидации аварийного жилья. Примерно то же самое в феврале 2020 года нам сообщил в ответ на наше коллективное обращение замруководителя исполкома Искандер Гиниятуллин: «К сожалению, многоквартирные дома, признанные аварийными вследствие пожара, не могут быть включены в Программу». Это стало последней каплей, которая переполнила чашу моего терпения, и я решила добиваться правды в суде.

По словам женщины, после пожара она с двумя сыновьями (муж Эльвиры - мостостроитель - умер в 2005 году), младшему из которых было тогда 6 лет, а старшему - 18, поселилась у родителей в соседнем доме № 7 Жилгородка, рассчитывая в скором времени получить обещанное властями жилье. Но долго жить впятером в маленькой квартирке аварийного дома было невозможно. Поэтому в 2014 году женщина взяла ипотечный кредит на 15 лет и купила дом с черновой отделкой в поселке Сухая Река. Парадокс, но именно это обстоятельство и стало одной из причин отказа в удовлетворении ее иска в Вахитовском райсуде: раз жилье у тебя уже есть, значит, город тебе ничего не должен.

- Я не понимаю, почему суд сделал меня виноватой в том, что я не снимала квартиру, а взяла дом в ипотеку, на которую мои родители отдали все сбережения, потому что сама я, с зарплатой меньше 30 тысяч и двумя детьми, кредит в 4 миллиона никогда бы не потянула, - возмущается Эльвира Гарипова. - Как будто это отменяет тот факт, что наш дом сгорел до основания и моей семье согласно постановлению исполкома должны предоставить другое жилье.

По мнению адвоката Владислава Попова, который будет представлять интересы Гариповой в Верховном суде РТ, все доводы, изложенные в решении Вахитовского райсуда от 23 декабря 2020 года, несостоятельны.

- Во-первых, суд принял во внимание довод чиновников исполкома, что ордер на вселение в квартиру, в которой Гариповы проживали до пожара, им не выдавался, а «сам факт их регистрации в жилом помещении не порождает права на данную жилплощадь и не влечет никаких юридических последствий». Но наличие или отсутствие ордера не имеет никакого значения, поскольку основанием для предоставления жилого помещения является договор социального найма. А он у моей доверительницы имеется, - утверждает юрист. - С одной стороны договор подписан ей, с другой - комитетом ЖКХ исполкома в лице директора ООО «УК ЖКХ Московского района» И.С. Гарифуллина. Следующий довод чиновников против того, что Гариповой должны предоставить жилье, - у нее в собственности есть земельный участок и индивидуальный жилой дом. Между тем по Конституции РФ и жилищному законодательству гражданин может иметь в собственности хоть десять домов и вправе выбирать место своего проживания. Не имеет никакого значения и то, что Гариповы не обращались с заявлением о постановке на учет в качестве нуждающихся в жилье. Ведь постановление руководителя исполкома от 2013 года никто не обжаловал и никто не отменял. Оно действующее, и люди на абсолютно законных основаниях добиваются его выполнения. Надеемся, что в Верховном суде РТ примут справедливое решение.