Доктор, врача!..

Марина ЮДКЕВИЧ
Фотография Александра ГЕРАСИМОВА

Как после скандала по поводу "Дальнего" в полиции не прекратилось рукоприкладство, так после прогремевшего дела  зеленодольца, умершего в результате наплевательства целого ряда медицинских служб, эти самые службы не изменили образ действий.

В Татарстане миллиарды вкладываются в "высокотехнологичное" здравоохранение, но практическую эффективность системы задают два элементарных правила. Первое: надежность цепи определяется прочностью не самого сильного, а самого слабого звена. Второе: систему характеризует не отсутствие ошибок (совсем без ошибок не бывает нигде), а ее способность их исправлять. Эта история показывает, что и с первым, и со вторым у нас серьезные проблемы.  

...Боль в животе началась еще 3 апреля, вспоминает Марат Зиннуров, а к утру 4-го она стала сильной и постоянной, а температура подскочила до 39,9. Жена Наташа (она сама медработник) стала вызывать скорую: "Но диспетчер сказала, что они не приедут, а передадут вызов участковому терапевту".

...Неделей раньше. Станция скорой помощи Зеленодольска, куда Наталья звонила, - та самая, что недавно "прославилась" даже за пределами Татарстана: к зеленодольцу Александру Чернышову с температурой тоже за 39 эта скорая тоже отказалась приехать. За это, когда Чернышов спустя несколько дней умер, Минздравом РТ были уволены главврач и фельдшер этой станции. "Показательная порка" была проведена в конце марта, всего за неделю до случая с Зиннуровым.

...Во второй половине дня к Марату Зиннурову пришел участковый. Сказал: "Острый живот" - и велел тут же ехать в  райбольницу. (Симптомокомплекс "острый живот" может указывать на грозную патологию любого из органов брюшной полости, требующую хирургического вмешательства, а потому такой больной должен быть немедленно госпитализирован.) Наташа повезла мужа в больницу.

В Зеленодольской ЦРБ хирург, осмотрев Марата, не счел необходимыми даже стандартные анализы - заключение выдал сразу: "Данных за острую хирургическую патологию не выявлено". И послал Марата в другую часть больничного городка - в терапевтическое отделение.

- Когда мы пришли, там была очередь, - вспоминает Наталья. - Я просила поскорее осмотреть его, говорила про сильную боль и температуру под 40, но персонал мне отвечал: "Все ждут, и вы ждите".

...Неделей раньше. В числе наказанных после скандала по поводу смерти Александра Чернышова были начмед и главврач Зеленодольской ЦРБ: они получили выговоры за плохую организацию оказания медпомощи в ЦРБ. Это было тоже всего за неделю до случая с Маратом Зиннуровым. И тут тоже наказание, похоже, не произвело впечатления на систему. Решительно никакого впечатления.

...Посидев в терапии в бесплодном ожидании внимания врачей, Наташа подхватила загибающегося мужа: "Поехали в частную клинику!". В частном кабинете Марату наконец сделали УЗИ и сказали, что проблема в кишечнике. Определить, что это за проблема, "частники" не смогли: не было узкого специалиста.

И Зиннуровы снова попытались сдаться на попечение государственного здравоохранения. Было уже около пяти часов вечера, когда они, вспомнив утренний визит участкового (о, он уже был в их глазах гением диагностики!), притащились в поликлинику. Но "их" участкового уже не было. Дежурный врач, выразив недовольство ("Ваш полис не у нас зарегистрирован!"), поставила предположительный диагноз "острая кишечная инфекция" и дала направление в то же терапевтическое отделение ЦРБ.

Само собой, "все ждут, и вы ждите" в этой терапии еще не успело изгладиться из памяти Зиннуровых, и снова туда они не пошли, а отправились домой. Из дома снова стали набирать скорую.

- Диспетчер опять стала говорить, что надо вызывать участкового, - вспоминает Наташа, - и согласилась прислать скорую, только когда я закричала, что у мужа уже не прослеживается давление. Это правда, автоматический аппарат уже не мог определить давление у него...

Скорая отвезла Марата в хирургическое отделение ЦРБ. "Посмотрев на результаты анализов, дежурный хирург сказал: "Возможно, печень, а возможно, желчный пузырь"... В общем, все возможно!" - задним числом Наташа уже способна иронизировать по поводу диагностических возможностей родной медицины...
Решив, что больного достаточно "прокапать", хирург посылает его... снова в ту же терапию. Марат, опираясь на жену, снова бредет по больничному городку... Дежурный терапевт говорит: "У вас, наверно, инфекция!". Тут Наташа готовится признаться, что как раз с подозрением на инфекцию Марата из поликлиники уже направили в эту самую терапию - но не успевает, врач завершает фразу: "Но мы инфекционных не кладем!". Немая сцена...

К счастью, у этого врача то ли было слабое воображение, не позволившее ему немедленно изобрести другой диагноз и снова отправить больного по замкнутому кругу - в хирургию, в поликлинику, к чертовой бабушке, - то ли он и в самом деле считал, что у Марата инфекция... Как бы то ни было, он вызвал скорую и отправил больного в Казань, в Республиканскую инфекционную больницу.

Этот диагноз был полностью неправильным. Но за него Зиннуровы должны быть благодарны: он разомкнул круг. Этот зеленодольский пациент вырвался за пределы ЦРБ, и, что особенно ценно, на этот раз еще не в том состоянии, которое несовместимо с жизнью...

Марат Зиннуров рассказывает, как в ночь на 5 апреля его приняли в республиканской инфекционке, как утром главврач Вахит Саматов, заново проверив анализы, переправил больного в казанскую больницу скорой медпомощи, и днем он уже лежал на операционном столе.

- Я потом узнал, что к моменту поступления в эту больницу состояние мое было уже крайне тяжелое, сильный перитонит. Поэтому пришлось удалить часть сигмовидной кишки, теперь - видите? - Марат смущенно косится на свой бок, где у него наружный калоприемник. В таком виде этому молодому мужчине придется ходить ближайшие полгода, а потом, чтобы избавиться от малоприятного "привеска", перенести дополнительную операцию... - Я так благодарен здешним хирургам Андрею Юрьевичу Анисимову и Юрию Викторовичу Бондареву - замечательные врачи, они меня спасли буквально! И вот я думаю: все к лучшему! Не дай Бог, там, в Зеленодольске, от меня бы не отделались, а сделали бы операцию сами... Но как они, вот такие, ее сделали бы?! Это мне даже представить страшно после того, как я видел степень их профессионализма и их отношение к больным.

Доктор медицинских наук Андрей Анисимов скупо объясняет: "Больной был прооперирован в БСМП по поводу тяжелого гнойного процесса брюшной полости. В результате оперативного вмешательства и интенсивной медикаментозной терапии угроза его жизни была ликвидирована. Но примерно через полгода Зиннурову предстоит еще одна, реконструктивная операция". А оценивать, не действия ли зеленодольских коллег способствовали таким тяжелым последствиям, доктор Анисимов отказывается.

...Полутора месяцами раньше. 20 февраля именно казанская БСМП приняла уже умирающего зеленодольского пациента Чернышова. Судя по информации о возбужденном по поводу его смерти уголовном деле, БСМП была, похоже, единственной за последнюю неделю его жизни больницей, где его вообще попытались спасти, а не отфутболить. Но футбол продолжался так долго, что времени на спасение не осталось.

Марату Зиннурову, к счастью, повезло больше. Через три недели после операции он отправился домой. Рассылать по инстанциям жалобы на зеленодольскую медицину Зиннуровы не стали. Очень просто: Наташа сама работает в системе этой ЦРБ, заложница... Но весь воспроизведенный в этом тексте сюжет хождения по мукам легко подтверждается, если, конечно, в подразделениях Зеленодольской ЦРБ не имеют привычки еще и фальсифицировать документацию.   

Я рассказала об этой истории министру здравоохранения РТ Айрату Фаррахову. Услышав, что Зиннуровы не стали требовать чьего-либо наказания, он (мне показалось, удовлетворенно) подчеркнул: "Нам всем нужно научиться работать в правовом русле. Если есть претензии, то надо получить доказательства, что это была именно некачественная помощь".

Ну а получить такие доказательства, мягко говоря, непросто. Ведь проверку по жалобам на учреждения здравоохранения проводит комиссия того же здравоохранительного ведомства.  

"У нас очень много обращений со стороны медицинских работников о том, что создается очень неблагоприятная среда для работы", - поделился министр. На какие проблемы жалуются эти медработники: на нехватку бесплатных медикаментов для больных, на зависимость карьеры от родства и знакомства, на непрофессиональное, но очень амбициозное начальство?.. Нет: главная беда - что о случаях, подобных случаю Чернышова или Зиннурова, пишут в СМИ. "И человек еще не поступил в больницу, а уже есть впечатление, что он получит некачественную помощь!" - удивляется Айрат Фаррахов. Кстати, он тоже, можно сказать, пострадал за "дело Чернышова": президентом ему было "указано на недостаточный уровень организации медицинской помощи".

...А теперь смотрите, какая примечательная складывается ситуация. Показательное дело о смерти зеленодольского пациента с его широкой оглаской и чуть ли не демонстративным наказанием большого числа исполнителей и начальников (включая министра, взыскания разной степени, вплоть до увольнения, получили 13 человек) не заставило работать по-иному не то что в других районах - ничего не изменилось, как видим, даже в  том самом месте, где только что просвистел "карающий бич".

- А знаете, - прощаясь, вспоминает Наташа, - в те тяжелые дни после операции к нам в палату пришел профессор медуниверситета. Сказал, что просит прощения за своих учеников. Эти, в ЦРБ, оказались его ученики...