Дом Боратынского откроют всего на несколько часов

Айсылу КАДЫРОВА
Дом Боратынского откроют всего на несколько часов

180-летие со дня приезда в Казань Александра Сергеевича Пушкина готовятся отметить в литературном музее Евгения Боратынского. Это будет 5 сентября поздно вечером для всех желающих. Но только на определенное количество часов откроют барский дом (последнее сохранившееся в Казани деревянное одноэтажное сооружение первой половины XIX века) на улице Горького, 25.

До революции в этом доме устраивались балы, театрализованные представления, литературные вечера. Сюда по почте приходили журналы и книги из Парижа. Здесь жила большая и дружная семья Николая Евгеньевича Боратынского - сына замечательного русского поэта, друга Александра Пушкина Евгения Боратынского.

Этот деревянный дом был построен в начале XIX века для графини Апраксиной. В 1836 году его приобрел помещик Мамаев и пожелал, чтобы дом перестроили по проекту архитектора Петонди. В конце 60-х годов усадьбу Мамаева купил Николай Боратынский и въехал в этот дом с женой - красавицей Ольгой Александровной Боратынской (урожденной Казем-Бек) и детьми, которые лишь с нянюшками разговаривали по-русски. Между собой, с гувернантками и родителями - по-французски.

Этот дом считался до революции своеобразным очагом культурной жизни Казани. Здесь гостил у своей дочери Ольги Боратынской Александр Касимович Казем-Бек - ученый-востоковед, профессор Казанского университета, член-корреспондент Российской академии наук. Здесь бывали писатель Гарин-Михайловский, художники Фешин, Фомин, Радимов, Сапожников... Усадьбу Боратынского посещали и земские учителя - здесь регулярно проводились учительские съезды.

Усадьба состояла из главного дома и двух флигелей. Один из флигелей восстановлен (ныне там ютится основная экспозиция музея Евгения Боратынского), другой не сохранился. Главный дом усадьбы в ведение музея передали только в 2001 году. Предполагалось, что года через два располагавшаяся там детская музыкальная школа имени Петра Чайковского (№1) переедет в другое помещение, а в главной барской усадьбе уже разместится большая часть музейных экспозиций. Этого не случилось.
   
- Не сработала тогда программа реставрации особняка, - говорит Елена Скворцова, старший научный сотрудник музея Боратынского. - И выселенный дом простоял пустым девять лет. В нем отрубили тепло, электричество... История запустения!.. Ситуация изменилась в 2011 году, во время одной из прогулок по старой Казани краеведа и экскурсовода Олеси Балтусовой с президентом Рустамом Миннихановым. Мы очень благодарны Минниханову: на реставрацию особняка было выделено 40 миллионов рублей, и уже в мае 2012 года в барском доме начались реставрационные работы...

Предполагалось, что они завершатся к сентябрю 2013 года -  к 180-летию со дня приезда в Казань Александра Сергеевича Пушкина. Но реставрация, тем более качественная, процесс не быстрый. Теперь  официальное открытие музейной экспозиции в главном доме усадьбы Боратынского запланировано на сентябрь будущего года.

- Мы ждали этого 20 лет. Можем подождать еще немножко, - говорит Елена Скворцова.

- Неужели казанскому музею Боратынского всего двадцать лет? 

- Тридцать шесть лет музею. Его в 1977 году, как школьный,   создала учитель русского языка и литературы Вера Георгиевна Загвозкина. Эта площадка (на третьем этаже 34-й школы) за музеем сохранилась до сих пор. В 1981 году наш музей получил статус государственного, в 1983 году стал филиалом Национального музея Татарстана. Флигель усадьбы Боратынского нам передали в 1991 году, до этого тут в коммунальных квартирках жили люди... Получается, больше двадцати лет мы уже мечтаем восстановить усадьбу.

- Какой она будет?

- Интересный, уникальный уголок Казани мы выстраиваем. Наша задача - предоставить возможность людям почувствовать атмосферу минувшего... Западный флигель, в котором сейчас находится музей, при жизни Боратынских был техническим помещением - кухня здесь была, прислуга здесь жила. Мы хотим сделать здесь "детскую" в стиле ампир. В "детской" не будет подлинных экспонатов, она станет пространством для обучения со множеством артефактов пушкинской эпохи. В главном доме разместятся раритеты нашей коллекции, это будет одна большая мемориальная площадь. И небольшой сад при музее будет, открытый для всех, по диагонали от Лядского садика. Хотим посадить там липовую аллею и цветы, которые любили в семье Боратынских - васильки и ромашки. В планах - устройство в саду летней эстрады, где будет звучать ретромузыка.

Кстати, со временем предполагается восстановить и ныне утраченный восточный флигель усадьбы, который при жизни хозяев дома был отведен для гостей. Там будет маленькая кофейня с зоной вай-фай. Сегодня иметь при музее кафе и магазинчик - в порядке вещей. Потому что музеи ждут посетителей не на двадцать минут, а как минимум на полдня. Сегодня посещение музея - это увлекательное освоение человеком музейного пространства. Наша задача - сделать человека полноправным участником диалога с эпохой...

- Для многих неспециалистов кажется удивительным, что сам Евгений Боратынский в этой усадьбе никогда не жил.

- Верно. В этом доме хранили память о нем. Здесь жили его потомки. А Боратынский, который около года провел с семьей в Казани (в 1831 - 1832 годах), жил в усадьбе, которая находилась на улице, ныне носящей имя Карла Маркса - где-то между хореографическим училищем и выставочным залом располагался его дом. Но то, что он видел нашу усадьбу, это бесспорно. Обычай визитов, существовавший в дореволюционной России, разрешает предположить, что он и бывал в этом доме... Понимаете, самое главное, на мой взгляд, что сегодня казанцы знают: в городе существует музей Боратынского. Имя поэта вплетено в контекст культуры Казани. Появилось даже мифическое утверждение "наш земляк Боратынский", хотя Боратынский не был нашим земляком... Наш музей знают, любят. К нам часто приходят, чтобы "просто посидеть", как говорят завсегдатаи. А так и надо: приходить в музей не только для того, чтобы что-то узнать, а чтобы побыть в этом особом пространстве. Намоленном, нахоженном. Нам важно не растерять это...