«Его прикрывали серьезные люди»: в Татарстане бывшего министра обвиняют в причастности к заказному убийству

Регина КИРИЛЛОВА
«Его прикрывали серьезные люди»: в Татарстане бывшего министра обвиняют в причастности к заказному убийству

Уголовное дело в отношении Агляма Садретдинова - экс-министра экологии РТ, руководившего также в прошлом Апастовским и Буинским районами, начали рассматривать вчера в Приволжском райсуде. 69-летнего пенсионера обвиняют в получении  взяток в то время, когда он был при власти, и подстрекательстве к убийству. Сам Садретдинов вину не признает и уверяет, что стал жертвой оговора со стороны буинского мошенника и казанских группировщиков.

Раньше всех к дверям зала суда, где должен был стартовать процесс, явились родственники убитого в 2003 году буинского общественного активиста, помощника  тогдашнего депутата Госдумы Сергея Шашурина Рашида Садыкова. Мужчину расстреляли во дворе собственного частного дома, позже выяснилось, что убийство совершили группировщики из Казани - члены ОПГ «Квартала».

Через несколько лет двое из них были задержаны и признались следователям, что Садыкова им «заказал» буинский предприниматель Маскуд Назмиев. В свою очередь задержанный коммерсант заявил, что действовал в интересах тогдашнего главы Буинского района Агляма Садретдинова (он возглавлял район с 1998-го по 2007 год). Якобы Назмиеву были обещаны «всяческое содействие, общее покровительство и попустительство в его предпринимательской деятельности» за то, что он организует успешное покушение на Садыкова, который то и дело критиковал как районную, так и республиканскую власть. Поскольку буинский коммерсант имел знакомых в среде казанских ОПГ, исполнить просьбу Садретдинова ему не составило труда - это следует из его же показаний.

Признания Назмиева в 2009 году сделали Агляма Садретдинова, который в то время уже был министром экологии РТ (этот пост он занимал с 2007-го по 2010-й) фигурантом уголовного дела. Однако в 2010 году дело было прекращено, а в 2020-м его возобновили.

- Все те годы, пока дело было закрыто, я не сидел без дела и неустанно пытался добиться справедливости, обращался во всевозможные инстанции, - рассказал журналистам перед стартом процесса 43-летний сын убитого активиста Реналь Садыков, признанный вместе со своей матерью потерпевшим по делу. - Я знал, что Аглям Садретдинов причастен к расправе над моим отцом, но его прикрывали серьезные люди. И вот наконец удалось довести это дело до суда! Я считаю, он должен получить не меньше 20 лет!

Как выяснилось, в вину экс-министру вменяют не только подстрекательство к убийству. Буинский бизнесмен Назмиев в своих откровениях признался, что и сам давал взятки тогдашнему главе района, и передавал ему взятки от других предпринимателей. К примеру, в 2003 году местный фермер для того, чтобы получить земельный надел, передал через Назмиева главе 50 тысяч рублей - солидные по тем временам деньги. Всего в обвинительном заключении фигурируют четыре эпизода по п. «в» ч. 5  ст. 290 «Получение взятки главой органа местного самоуправления в крупном размере».

В суд Агляма Садретдинова доставили вчера под конвоем из СИЗО. Бывший чиновник охотно прокомментировал журналистам предъявленные ему обвинения:

- Это все ложь и клевета многократно осужденного мошенника Назмиева, который просто хотел отвести вину от себя!..

- Все, все, пресс-конференция окончена, - недовольно зашикали на журналистов адвокаты Садретдинова.

В начале заседания  подсудимый поведал о себе, что родился в Чувашии, проживает в Казани, женат, имеет двоих совершеннолетних детей, трудился до ареста в некой фирме советником директора по строительной керамике.

- За вами эта должность сохранилась до сих пор? - уточнил судья Тимур Зарипов и получил утвердительный ответ.

После этого один из адвокатов Садретдинова выступил с неожиданным ходатайством запретить представителям СМИ снимать их стол - якобы в прессу могут попасть материалы, которые нельзя разглашать раньше времени. Несколько обескураженный судья попросил журналистов не вести съемку адвокатского стола, к которому, впрочем, и так никто не проявлял интереса.

После этого слово предоставили представителю прокуратуры Айдару Гуманову, который огласил обвинительное заключение, на это ушло более получаса. Почти столько же заняла речь подсудимого.

- Содержание обвинения мне понятно, но непонятно, почему меня во всем этом обвиняют, - заявил Садретдинов. - Не признаю вину. Это ложь и клевета со стороны Назмиева и членов ОПГ «Квартала». Уголовное дело против меня возбуждено незаконно… Во-первых, я никаких преступлений по взяточничеству не совершал, во-вторых, по этой статье истекли все сроки давности. Все обвинения построены только на показаниях Назмиева…

Подсудимый вспомнил Конвенцию ООН против пыток, объяснив, что считает таковыми то, что его держат в СИЗО, а также горячо посетовал, что следователь «не представил возможности допросить Назмиева в ходе очной ставки».

Адвокаты экс-министра Роберт Халиуллин и Равиль Туктаров также убеждали суд в том, что уголовное преследование их подзащитного незаконно - якобы следователи допустили множество грубых нарушений и до суда дело дошло «процессуально мертвым».

Слово также предоставили 65-летней вдове убитого активиста Рузине Садыковой. Потерпевшая рассказала, что ее супруг в конце 1990-х занимал должность председателя комитета по защите прав потребителей и у него был конфликт с главой района. Тот, дескать, требовал послаблений при проверках торговых объектов для своего друга, коммерсанта Назмиева, а Садыков как человек принципиальный не хотел уступать.

- Как-то рано утром, часа в четыре, к нам пришел председатель колхоза «Родина» Чернов и передал слова Агляма Киямыча про нашу семью: «Надо истребить их с корнем». Чернов, к сожалению, умер уже, сердце у него не выдержало... Я все время говорила Рашиду, боюсь, что тебя убьют, но он такой уж человек был, прямой. Постоянно вскрывал все проблемы в районе. Поэтому его и убрали с должности, туда Аглям Киямыч своих людей поставил, - рассказала вдова.

Впрочем, на большинство уточняющих вопросов Садыкова ответить не смогла, пояснив, что многого не помнит за давностью лет, к тому же она не вникала в детали политической деятельности супруга. «Я тоже боялась, что меня убьют», - призналась пожилая женщина.

Процесс продолжится 21 июля. Ожидается, что на следующем заседании допросят свидетелей обвинения.