"Это книга о жизни, смерти и о том, что надо делать, чтобы одно не переходило в другое"

Айсылу КАДЫРОВА
"Это книга о жизни, смерти и о том, что надо делать, чтобы одно не переходило в другое"

В издательстве "Азбука" вышла книга Наиля Измайлова "Убыр". Этот мистический триллер - первый в современной литературе роман, в котором читатели сталкиваются с персонажами языческого татарского фольклора. "Без шуток, эта книга достойна попасть в мировой топ-лист сочинений про упырей и прочую злобную нежить", - пишут про "Убыр" в "Новом мире". А автора романа сравнивают со Стивеном Кингом и Нилом Гейманом.

В Интернете можно обнаружить информацию, что Наиль Измайлов - это псевдоним выпускника Казанского университета, ныне журналиста газеты "Коммерсантъ" Шамиля Идиатуллина. Чтобы узнать правду, мы связались с Шамилем. И выяснили не только это.

- Информация верна, - говорит Идиатуллин. - Идея псевдонима не моя, с инициативой выступило лучшее в мире издательство "Азбука", которое решило, видимо, почетче развести "Убыра" и мои предыдущие книги - исходя из того, что новый роман совсем другой и про другое. Я в этом убежден не был, потому что писал текст, естественно, как обычный Идиатуллин.

- Скажите, какие писатели особенно повлияли на ваш литературный вкус?

- Если коротко: из русской классики особенно люблю прозу Пушкина и развесистый глум Салтыкова-Щедрина. Из западной всем неистово рекомендую Шекспира, а также Ивлина Во и Фридриха Дюрренматта, из восточной - плутовские арабские повести типа "Жизни и приключений Али Зибака", балдежная совершенно вещь. Любимые детективщики - Чандлер, Хэммет, Стаут и Жапризо. Отдельной строкой идет Стивен Кинг - при том, что хоррор я вообще-то недолюбливаю. Мощнейший автор исторических романов и повестей - Морис Симашко. И, кстати, буквально на днях я прочитал книгу, которая меня перепахала, - "Облачный полк" Эдуарда Веркина. Эта военная повесть, прекрасная и гордая, скорее всего победит в конкурсе лучшей детской книги "Книгуру" - и это будет победа для всей отечественной литературы и общества в целом. При том, что книга, как и "Убыр" (который тоже участвует в конкурсе), совсем не детская - но читать ее надо всем.

- Назовите книгу, которую перечитываете чаще других?

- "Момент истины" Владимира Богомолова. Высшая книга.

- "Убыр" не первый ваш роман. Долго над ним работали?

- Дебютировал я в 2004 году технотриллером "Rucciя" (он вышел под названием "Татарский удар" и немножко нашумел), потом были небольшая политпроизводственная сказка "Эра Водолея" и остросюжетная утопия "СССР™". "Убыр" написался удивительно быстро, за год - при том, что предыдущие романы отнимали от трех до пяти лет. Впрочем, до того я лет пять как раз выписывал всякие интересные детали из сказок и фольклорных книжек, почти без умысла. А потом все как-то сложилось с личными обстоятельствами и парой страшных снов - и пошел текст.

- Какие документальные или научные материалы вы изучали, когда работали над этой книгой?

- Сказки народов СССР, сборники татарского, поволжского и сибирского фольклора, монографии по мифологии, этимологические словари тюркских языков, труды по истории и этнографии алтайских и уральских народов, а также улуса Джучи. Спасибо Интернету, благодаря которому можно найти и книжку о енисейских письменах, изданную почти век назад, и свежий номер дальневосточного университетского вестника.

- Кто был первым читателем книги "Убыр"?

- Редакторы "Азбуки", пара друзей и жена. Редакторы отреагировали с удовольствием, друзья, в общем, тоже, хоть и признались, что такой хтони от меня не ждали. Жена сказала, что я гад, родных детей не пожалел. Я пытался объяснить, что герои книги, которые проходят через довольно адские муки, - это все-таки не совсем наши родненькие детки, которые вот сидят рядом и с воплями чай пьют. Не помогло. Так и останусь гадом, в общем.

- Один из блогеров, прочтя вашу книгу, заметил: "Поволжье явно должно претендовать на роль российской Трансильвании"...

- Честно говоря, кабы не Брэм Стокер, Фридрих Мурнау и Бела Лугоши, никто бы не знал ни про какую Трансильванию. То есть формально, если "Убыр" окажется успешным и популярным, Поволжью может грозить несколько грозная слава. Осталось понять, нужна ли она Поволжью - как и любому другому месту страны. Другое дело, что накопившиеся пласты нашей истории и культуры достойны внимания и изучения, внимательного, восторженного и опасливого, ничуть не меньше, чем трансильванское, кельтское или германское наследие. А нам тем более стыдно влегкую ориентироваться в греческих богах, римских цезарях и друидских именах, не зная, в кого верили, чего боялись и чем жили вот здесь, на этой самой земле, дяденьки и тетеньки, потомками которых мы являемся. Это не значит, что не нужно знать греков-римлян-друидов. Это значит, что глупо жить с головой, повернутой набок, - как бы круто там, сбоку, ни было. Особенно если здесь, рядышком, все было куда круче. А ведь было круче. Не верите - почитайте наш фольклор и исторические книжки. Вот, кстати, одна из причин, по которой я взялся за "Убыра".

- Как складывается судьба у книги "Убыр"?

- Ой, бурно. "Убыр" вышел солидным по нынешним временам тиражом, с мощной поддержкой, уфимская студия "Муха" сделала прекрасный анимационный ролик, в том числе на татарском языке. Номинации на премии, рецензии в пафосных изданиях - ужас, в общем. Я на такие вещи обычно смотрю со сдержанной иронией, но некоторый перекос отзывов меня настораживает. На всякий случай, если позволите, четко оговорю специально для казанского и татарстанского читателя, который очень дорог для меня. "Убыр" - это не подростковая литература, не хоррор и не этнографический экзерсис. "Убыр" - книга о жизни, смерти и о том, что надо делать, чтобы одно не переходило в другое. Причем здесь и сейчас. Мне кажется, здесь и сейчас это важно для многих...