«Это символ разложения»: казанский режиссер заставил зрителей стоять во время спектакля о беженцах и выпустил из банки мух

Ольга ЮХНОВСКАЯ
«Это символ разложения»: казанский режиссер заставил зрителей стоять во время спектакля о беженцах и выпустил из банки мух

Трагедии мусульман-рохинджа, вынужденных из-за преследований покинуть свою родину Мьянму, посвящен новый спектакль-инсталляция режиссера Туфана Имамутдинова, который он представил на театральной площадке MOŇ в Нацбиблиотеке РТ. Побывав на премьере, корреспондент «ВК» выслушала душераздирающие монологи беженцев, с содроганием посмотрела на кишащих мух, символизирующих всеобщее разложение, и спросила у режиссера, чем его зацепили рохинджа - все-таки где Татарстан, а где Мьянма.

Спектакль Имамутдинова «Рохинджа» зрители смотрели стоя на протяжении всего часа. Замысел режиссера стал понятен позже: разве можно в полной мере сопереживать человеческим трагедиям, развалившись в кресле? Понятна стала и сопровождающая постановку пометка 18+. В основу повествования легли монологи реальных беженцев рохинджа, которые записал член творческой команды актер Егор Белов. Для этого он специально ездил в Бангладеш и провел пять дней в лагере беженцев.

Рассказанные беженцами истории настолько чудовищны, что могут нанести урон неокрепшей психике. Вот лишь короткий фрагмент рассказа маленькой девочки: «Моего маленького братика убийцы бросили в реку, он не умеет плавать, я хотела его спасти, но мама крепко держала меня и не двигалась. Я знаю, что он сразу проснется в другом мире, ему дадут много игрушек и вкусной еды, потому что он хороший, а убийцам не дадут - они плохие. Потом мы были в доме, где были тети и солдаты с палками. Я видела, как одной тете разрезали живот, кровь текла, как речка…»

Пятеро актеров спектакля сидели в стеклянных клетках-«аквариумах» и создавали в них инсталляции, символизирующие жизнь беженцев-рохинджа в изгнании. Каждый был сосредоточен на своем занятии.

Один парень цеплял свою футболку за острые рыболовные крючки, потом виртуозно выскользнул из нее, оставшись в зеркальных очках и с голым торсом. Второй актер деловито устанавливал в своем «аквариуме» стол, затем водрузил на него бюст неопознанного античного героя и трехлитровую банку с мухами. Смотреть на рой копошащихся в банке насекомых было отвратительно, а уж когда их выпустили из банки, и подавно. В следующей клетке девушка чинила сломанную куклу Барби, затем украсила стенку клочками цветных лент и разбитыми часами, видимо, пытаясь создать на чужбине домашний уют. Другая актриса развешивала картонки с прорезями для глаз.

Третья девушка вступила в диалог с публикой. Она по очереди подзывала зрителей и просила писать ответы на свои вопросы прямо на стекле. Для этого у «аквариума» стояли банки с кистями и кроваво-красной краской. Вопросы были такие: «Вы били своего ребенка?», «Вас били в детстве?», «Кто вы по национальности?», «Вы будете планировать беременность?»... Люди старательно писали ответы - «да», «нет», «армянин», «русская», «татарин»... - пока все стекло бокса не оказалось полностью замазанным краской-кровью и уже было не разобрать смысла начертанных слов.

Через некоторое время артисты вышли из своих «аквариумов» и наклеили на стойки QR-коды, чтобы зрители могли скачать монологи героев и послушать их через наушники. Этот ход понравился не всем: мол, не для того в театр пришли, чтобы получать катарсис через гаджеты.

- Почему монологи в спектакле звучат в записи? Почему Мьянма? Ведь от Татарстана до Индокитая... И зачем столько мух? - спросила корреспондент «ВК» режиссера после спектакля.

- Если актеры начнут разыгрывать реальные монологи, которые собрал в Бангладеш Егор Белов, это будет выглядеть пошло. Поэтому мы попытались передать ощущения и образы через инсталляции, - пояснил Туфан Имамутдинов. - Постановку мы задумали около трех лет назад, изучали различные геноциды ХХ века, но так и не нашли ответа на вопросы, почему мир не меняется, почему людей до сих пор преследуют и убивают по религиозным мотивам, за политические убеждения, за инакомыслие. На примере истории рохинджа нам хотелось привлечь внимание к проблеме беженцев в целом, ведь она актуальна для всего мира - Европы, США, Латинской Америки, стран СНГ. Что касается мух, то это и символ разложения, в том числе человечества, и наша отсылка к драме Жана-Поля Сартра «Мухи».

На премьере «Рохинджа» в Казани побывали сотрудники агентства ООН по делам беженцев. Постановка их впечатлила, и они решили пригласить творческую группу спектакля «Рохинджа» на фестиваль «Точка перемещения», который проводится в Москве ежегодно и приурочен ко Всемирному дню беженцев 20 июня.

Фото автора