Фарида Мухаметшина просят не участвовать в войне за ребенка

Марина ЮДКЕВИЧ
Фарида Мухаметшина просят не участвовать в войне за ребенка

«Здравствуйте, Фарид-абый. Так меня учила обращаться к вам моя бабушка. Пишет вам старший внук вашего друга… Надеюсь, что вы найдете пару минут, чтобы понять и, по возможности, НЕ усугубить и без того плачевную ситуацию в моей семье». Так начинается письмо, пришедшее в Госсовет РТ на имя Фарида Мухаметшина из Альметьевска от 24-летнего Альберта Гамирова. Он – одно из действующих лиц драмы, в которой отец и старший сын борются за младшего сына с его матерью. Но как в античной драме в распрях людей участвуют боги, так, похоже, в этой истории ход событий определяют могущественные фигуры республиканского масштаба.

«ЖИТЬ ВМЕСТЕ БЫЛО НЕВЫНОСИМО»

...Брак Радиса и Наили Гамировых был расторгнут по взаимному согласию супругов в 2005-м, когда их сыновьям было: Альберту – 14 лет, Тагиру – 8, а Загиру - всего полгода. Решением суда все дети были оставлены при матери – так происходит, по статистике, в 80 процентах разводов.

Но эта история типовой не была. Окончательно супруги смогли расстаться лишь в 2012-м, а до этого то расходились, то сходились снова. Сыновья же, все трое, почти все это время так и оставались в доме отца. По рассказу Радиса, семью отчаянно пытались стянуть воедино дети, тогда как старшее поколение старалось разорвать узы между супругами окончательно – старшее поколение: «Родители жены, сестра ее постоянно влезали в наши отношения, пытались унизить моих родителей, унизить и подчинить меня... По этому поводу мы постоянно ругались, жить вместе было невыносимо».

Тут необходимо сказать, что жена «простому» предпринимателю Радису досталась из семьи сильно непростой. Ее отец Анас Гиматдинов – бывший замгендиректора Татнефти, да еще и по кадрам; такая должность делает человека поистине могущественной фигурой в масштабах Альметьевска да и всего юго-востока Татарстана. Большой человек!

ПОЛИЦИЯ НА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

Окончательно уходя в 2012-м из дома бывшего мужа, Наиля Гамирова забрала с собой двух младших сыновей: ее новая квартира была рядом со школой, где учился Тагир и куда Загир поступил в 1-й класс. Радис Гамиров говорит, что отпустил их спокойно: «Я же всегда детям говорил: у вас две руки, одна рука - мама, другая - папа. Если оторвать одну из рук, вы – инвалиды».

Но уже в начале 2013-го маленький Загир снова стал жить с отцом и старшим братом Альбертом. Произошло это с согласия мамы и по насущной необходимости, утверждает отец: в школе отмечали, что учеба у первоклассника идет плохо, а главное, вернулись давние проблемы со здоровьем мальчика. «Когда Загиру было три годика, - объясняет Радис Гамиров, - однажды вечером Альберт забрал его от бабушки и дедушки с материнской стороны, а утром его в бессознательном состоянии пришлось везти в больницу… Оказалось, что у него гастрит, колит и шарообразное вздутие кишечника из-за недельного запора! Ну как можно трехлетнего ребенка кормить колбасой и макаронами?!.»

Тогда Радис, похоже, так перепугался, что здоровье младшего навсегда стало его «пунктиком». Он подробно описывает, какой организовал сынишке режим питания, что варит ему на завтрак, обед и ужин, у какого фермера покупает настоящий живой йогурт, как взбивает этот йогурт со свежими фруктами и медом… Отец стал возить Загира, как раньше и Альберта с Тагиром, на занятия борьбой и плаванием...

- Папа даже вышел на неполный рабочий день, чтобы заниматься ребенком, - вспоминает Альберт. (Определение «ребенок» в его речи звучит чаще, чем «брат»; это, кажется, оттого, что 24-летний старший брат в жизни Загира, скорее, младший папа.) - Мы с Загиром все лето писали прописи, читали книжки... А когда в 2013-м забрали ребенка у мамы, он даже ручку правильно держать не умел, читал три слова в минуту!

- Ребенок папу боится, - утверждает в свою очередь мама Загира Наиля Гамирова. - Он же фанатик! Из крайности в крайность: когда-то пил, теперь совсем не пьет, стал ходить в мечеть... Говорит, что ребенок больной, но по желанию отца Загир занимается борьбой и плаванием - это же такие нагрузки!.. Он уже просто не знает, как бы еще мне сделать больно, старшего сына против меня настроил!

Тем не менее еще два года Загир жил с отцом и старшим братом, встречаясь с матерью по выходным. Пока однажды в мартовский день 2015-го - 10-й день рождения Загира - в дом Гамировых не явилась полиция. По заявлению мамы о возбуждении в отношении отца уголовного дела по факту... похищения ребенка.

Правда, уже на следующий день в возбуждении дела было отказано. Поскольку, во-первых, сам ребенок объяснил дядям-полицейским, что с папой он живет по своей воле и ему хорошо, а на выходные его отвозят к маме. Во-вторых, сама Наиля Гамирова объяснила, что вообще-то сын стал проживать с отцом с ее согласия...

НЕЗАВИСИМЫЙ СУД, МАЛЕНЬКИЕ ЛЮДИ И БОЛЬШИЕ ЛЮДИ

А вскоре после этого в Альметьевский горсуд поступил иск мамы о возвращении ребенка ей. И контриск отца с противоположным требованием.

В мае суд изучил характеристики на мальчика из школы и спортшкол («когда стал проживать с отцом, начал больше времени уделять учебе, хорошо решать задачи и читать»... «мальчик веселый и дисциплинированный»... «мама ребенка в школе не появляется»... «ребенок сильно привязан к отцу, маму Загира ни разу не видели»...). Выслушал саму маму, которая объяснила, что не посещает школу сына ввиду занятости по работе, самого мальчика, который «был контактен, с удовольствием рассказывал о школе, занятиях спортом, о том, как готовит домашние задания и какие блюда предпочитает». Принял во внимание заключение управления «Опека» с рекомендацией определить место жительства ребенка с отцом. И удовлетворил иск Радиса Гамирова.

А потом начались другие чудеса. В Верховном суде РТ во время рассмотрения апелляционной жалобы Наили Гамировой внезапно появилось новое, противоположное заключение альметьевского управления «Опека»: что ребенка надлежит оставить с матерью. Неизвестно, на чем оно основывалось - новых встреч специалиста «Опеки» с отцом и ребенком не было, зато известно, что его появлению предшествовал визит в эту «Опеку» влиятельного отца Наили Гамировой.

Сама она факт визита не отрицает: «Когда я проиграла первый суд, мой отец ходил в «Опеку» с заявлением, что Радис запрещает ему общаться с ребенком. И выявились новые обстоятельства: оказалось, что женщина, которая от «Опеки» присутствовала на суде, не имела права давать это заключение! Все это вылезло потому, что мой папа ходил и писал заявление...».

Альбина Липатова - та «женщина, которая от «Опеки» присутствовала на суде», а точнее, на тот момент замначальника этого управления. Но рассказать о судьбоносном не только для мальчика Загира визите Анаса Гиматдинова она согласилась, лишь убедившись, что мне о нем уже известно из других источников.

- Начальник управления сказала, что к нам пришел почетный гражданин - у него с собой была книга с именами почетных граждан, в которой и его имя, как я поняла, присутствует, - рассказала Альбина Липатова. - Он спросил: «Кто Липатова? Что это за заключение вы дали?!». Я объяснила, что дала заключение на основании документов, характеристик да и сама разговаривала и с ребенком, и с обоими родителями. С его стороны прозвучало такое высказывание: «Я не хочу, конечно, крови, но я с этим разберусь, так дело не оставлю»...

После этой истории Липатова из «Опеки» ушла. И похоже, есть причины для опасений за ее дальнейшую профессиональную судьбу. Ведь после обращения Радиса Гамирова к генпрокурору России Юрию Чайке прокуратура Альметьевска начала проверку управления «Опека» на предмет загадочного появления заключения «Опеки», которое оказалось радикально противоположным выданному на основании тех же материалов той же «Опекой» всего тремя месяцами раньше… А как проще начальникам доказать правомерность второго заключения, как не обвинив автора первого в некомпетентности?..

В июле Верховный суд РТ пересмотрел дело и вынес решение в пользу Наили Гамировой. То, как это произошло, говорит Радис Гамиров, заставило вспомнить о том, какой большой человек его бывший тесть и какие большие у него друзья: ведь только вмешательством высших сил можно объяснить, что прямо в ходе рутинного процесса внезапно был заменен весь состав суда, рассматривающий дело!

Тогда Альберт Гамиров подумал и написал письмо спикеру Госсовета РТ, который в семье матери неоднократно упоминался как друг его деда: «Фарид Хайруллович, прошу не за себя, не за отца - прошу за Загира: НЕ принимайте участия в нашем семейном конфликте! Если суду принять решение помогли вы, то, пожалуйста, отмените свое решение, проконтролируйте, пожалуйста, кассационный суд, чтобы он честно решил, с кем жить Загиру»...

И получил ответ! Из отдела по работе с обращениями граждан Госсовета РТ ему сообщили: Фарид Мухаметшин с письмом ознакомлен. И даже «выразил глубокую озабоченность сложившейся ситуацией в семье известных и заслуженных людей г. Альметьевска». Кроме того, «выразил пожелание родителям и детям ответственного подхода к возникшей семейной проблеме, во имя детей - в первую очередь».

Ну а насчет просьбы «не принимайте участия» - так никто и не принимал, ведь «органы судебной власти самостоятельны и действуют независимо от органов законодательной и исполнительной власти»! Кто бы сомневался.