Фатих Сибагатуллин: «Предлагаю построить мусоросжигательный завод не в Самосырово, а в Боровом Матюшино»

Инна СЕРОВА
Фатих Сибагатуллин: «Предлагаю построить мусоросжигательный завод не в Самосырово, а в Боровом Матюшино»

О путях улучшения состояния окружающей среды, причинах, по которым в Казани необходимо построить мусоросжигательный завод, и разных способах сводить концы с концами в бюджете республики рассказал корреспонденту «Вечерней Казани» один из самых неординарных представителей Татарстана в Госдуме РФ - Фатих Сибагатуллин. Он единственный российский законотворец, награжденный орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени за достижения в области экологии.

- Фатих Саубанович, вы известны нестандартным подходом к проблемам, которыми занимаетесь. И, как выяснилось, ярый сторонник строительства в Казани мусоросжигательного завода. Между тем многие казанцы напуганы перспективой его строительства в Самосырово - жить по соседству с таким предприятием они не хотят...

- Не хотят этого, как говорит сатирик Михаил Задорнов, только тупые. Жаль, что такие заводы в России решили строить только сейчас! Я еще десять лет назад предсказал строительство такого завода в Татарстане! Переработка и сжигание мусора - это продиктованная временем необходимость, и бояться тут нечего. Если строить с умом, то такой завод можно даже в рекреационной зоне поставить. Он ведь экологически абсолютно чистый, вокруг хоть парк разбивай - будет цвести! Я поэтому предлагаю такой завод не в Самосырово, а в Боровом Матюшино построить. Серьезно!

- Мусор, отходы - проблема мировая. Человек не может жить, не мусоря. И чем комфортнее он живет, тем больше отходов. А больше отходов - хуже качество жизни. Замкнутый круг получается...

- Чтобы по-настоящему улучшить экологическую ситуацию, мало со свалками бороться и отдельные проблемы решать. Целый комплекс мер нужен, а начинать с подготовки экологов. Их у нас по большому счету и нет пока, а все потому, что профессия непрестижна. Эколог сегодня не приносит денег - зачем он предприятию? Пока профессия не станет престижной, пока экология не начнет обеспечивать доход, у нас в этой отрасли не будет нормальных кадров. А ведь работа с мусором, отходами - на самом деле очень прибыльное дело.

- Ну да, в Казани за право работать с мусором настоящая война шла, однако доходы поделили, а помойки во дворах остались - как думаете, почему?

- А чтобы изменить ситуацию, мало заключить договоры на вывоз мусора - надо поменять менталитет людей. Мы привыкли мусорить, а надо приучить себя жить в чистоте и правильно обращаться с мусором. Извлечь доход из помойного ведра, в котором все перемешано, можно, конечно, но проблему отходов это не решит. Я все это проходил на практике, когда был главой Нурлатского района. Я говорю, надо начинать с закрытия мусоропроводов в тех жилых домах, где они еще остались, потому что мусоропровод приучает все сваливать в одну кучу. Мы в Нурлате ввели раздельный сбор мусора, построили контейнерные площадки, поставили чистые цветные контейнеры, в подъездах - баки для сбора пищевых отходов и подключили к работе с населением общественников, старших по домам. Они стали следить, чтобы вперемешку мусор никто не сваливал. Я сам выезжал, контролировал, как люди мусор выбрасывают, объяснял, чего делать нельзя. Один пожилой мужчина при мне бухнул в контейнер очистки вместе с бумажной упаковкой. Я напомнил ему, что в прежние времена люди остатки пищи не выбрасывали, а скот ими кормили. А потом сказал ему: «Эта площадка за тобой - будешь за порядок отвечать», - и сработало. Люди привыкли правильно действовать - конечно, не за один день, но привыкли.

- То есть достаточно ввести раздельный сбор отходов - и все наладится?

- Нет. Еще нужно организовать во дворах заготпункты. Это полезная и выгодная штука! И поменять отношение населения к самому процессу утилизации, чтобы осознавали: это выгодно каждому из нас. Ведь у нас в России уже было другое, правильное отношение к мусору! Я нашел статистические данные: при Советском Союзе 65 процентов бумаги шло в переработку, 70 процентов стеклотары возвращалось на заводы, повторно использовалось, 50 процентов текстиля утилизировали. А сегодня в России около 200 заводов занимается утилизацией, но при этом перерабатывается не более 7,5 процента всех отходов! Остальное идет на свалку.

- Мощностей для переработки не хватает?

- Дело вообще не в маломощности утилизационных предприятий. Чтобы переработка мусора заработала на полную катушку, надо образовать население, дав ему хотя бы минимальные экологические знания, продумать и распространить с помощью СМИ новую идеологию, которая нацелена на жизнь в экологически чистом пространстве, систематизировать и законодательно оформить все процессы, все этапы утилизации: сбор, транспортировку, сортировку, переработку. Самосыровская свалка - это даже не вчерашний - позавчерашний день. Нельзя жить на свалке. А рядом с экологически чистым мусоросжигательным заводом - можно!

- Но люди боятся, что он в прямом смысле отравит им жизнь...

- Я изучал работу завода компании «Хитачи» в Японии - в Казани как раз такой собираются строить. Так вот, в городе Китакюсю, который до запуска этого завода считался одним из самых грязных в стране, с его постройкой стало жить лучше, чище и безопаснее. Земли у японцев мало, поэтому прямо на территории завода разбит парк, люди гуляют. Там много зелени и чистый воздух. Город рядом, и никто не жалуется на соседство с заводом. Люди выиграли от такого соседства: экология стала другой - и выросла средняя продолжительность жизни. С 63 до 83 лет у мужчин, а у женщин - до 87 лет.

На примере завода в Китакюсю видно, что грамотная утилизация мусора позволяет его использовать полностью, не загрязняя окружающую среду. Даже из так называемых мертвых отходов - продуктов сгорания - построена взлетно-посадочная полоса неподалеку от завода, на берегу моря. Сам завод при сжигании мусора вырабатывает энергию. Но сжигают только ни на что не годный хлам. А из мусора, который до печи не дошел, поскольку был отсортирован как еще пригодный для использования, производят разные полезные вещи. Вплоть до одежды - нам на экскурсии подарили сделанные из переработанных отходов рубашки и галстуки. На этом заводе есть цеха по разборке техники, автомобилей. Все хорошие детали идут в дело - из них тут же собирают машины, бытовую технику, телефоны. Стоят они дешево, так что их охотно раскупают. Так выброшенные вещи получают вторую жизнь.

- Что-то не верится, что у нас можно организовать все на таком вот уровне. Мы не японцы - мы народ недисциплинированный...

- Воспитать народ можно, я в этом давно убедился. Но чтобы утилизация мусора на таком уровне стала реальностью, нужны еще и деньги. В Японии и других развитых странах производитель заранее платит за утилизацию своей продукции. У них существуют мощные экофонды, средства из которых идут на финансирование экологических программ. А у нас в России даже штрафы за мусор поступают в общий котел - в бюджет. И уходят на латание дыр, вместо того чтобы служить улучшению экологической обстановки.

Окончание интервью будет опубликовано в ближайшие дни.