"Государству не нужны образованные люди"

Инна СЕРОВА
"Государству не нужны образованные люди"

Еще пару лет назад в Нурлатском районе действовало 58 школ. Но с "оптимизацией" системы образования их начали закрывать. В этом году должны закрыться сразу двадцать и девять попадают под реорганизацию, из средних превращаются в основные (по-старому - в "восьмилетки") и в начальные. Спустя год-другой могут закрыть и их. Учителя сельских школ и родители деревенских ребятишек называют это ликвидацией грамотности, по аналогии с проводившейся советской властью на селе без малого век назад ликвидацией безграмотности.

А вот глава района Наиль Шарапов назвал этот процесс реформой. "Я, как глава района и как отец, ее поддерживаю", - заявил он корреспонденту "ВК".

Наша встреча с Шараповым состоялась благодаря анонимным "учителям закрываемых школ". Письмо было без подписи, и можно было махнуть на анонимку рукой, но мы с фотокором поехали. И ради чистоты эксперимента до встречи с руководством свернули с большой дороги в Бутаиху - одну из деревень, где решено закрыть далеко не самую бесполезную, с точки зрения местных жителей, школу.

Не стоит деревня без школы

Четыре километра асфальтовой дороги, соединяющие Бутаиху с шоссе, ведущим на Нурлат, вьются по сказочной красоты лесу. Тут когда-то было большое производство, выродившееся в жалкую лесопилку. Работы теперь нет, и люди бегут из деревни. Но не все - заведующая Бутаихинской начальной школой Флюра Калимуллина, которую мы застали за увязыванием книг в школьной библиотеке, сказала, что она здесь родилась, сюда, получив образование, вернулась, вышла замуж и здесь хочет прожить всю жизнь, потому что не мыслит себя без родной деревни. А потом добавила тихо: "Может быть, дети мои вырастут и уедут, ведь не нужны мы тут никому".

- Не нужны мы никому, - громко подтвердила помогавшая ей в сборах "просто бабушка ученика" Любовь Васильевна. - А иначе почему власти не хотят понять, как это плохо, что школы в деревнях закрываются? Ведь деревенский ребенок живет особой жизнью. Он с ранних лет при хозяйстве, помогает родителям. Когда школа, хотя бы начальная, есть в родном селе, он после учебы бежит на двор - работать. А когда его в 6 - 7 лет возят автобусом за несколько десятков  километров учиться, он домой возвращается выжатым, не до работы ему. Если хотя бы девятилетка есть в селе, к выбору профессии ребенок подходит уже осознанно. Он уже любит деревню, хочет там жить и работать. А если школы закрываются, у многих ребятишек остается одна дорога - в интернат, где они навсегда отрываются от своих корней. Из нашей бутаихинской школы вышло много хороших специалистов - врачей, хирургов, мы к ним ездим лечиться в район. Есть военные - полковники, генералы. Но благодаря школе и здесь много хороших людей осталось, не все ведь хотят в город уехать! Только кто теперь захочет здесь строить жизнь и растить детей, если учить их негде? Говорят, школы, которые останутся, лучше оборудованы, компьютеры в них есть и прочее. А я считаю, компьютер, может, не всем и нужен, а кому надо - освоят его и так. Крепкие знания нужны, а их и наши учителя могут дать. Их у нас здесь девять человек, и все - специалисты с высшим образованием. А теперь представьте, какие знания получает ребенок в классе, где 30 - 40 человек, и какие - когда их пять-шесть, то есть занятия - почти индивидуальные.

А еще "просто бабушка" не хочет отпускать далеко от дома своих внуков потому, что в Бутаихе дети матом с младых ногтей не ругаются и  целомудрие до совершеннолетия, а то и до свадьбы, бывает, хранят. А отправишь девочку в интернат учиться,  она без присмотра лет в 13 родит, считает Любовь Васильевна. "Ведь там никто за ними особо следить не станет, наши дети - чужие в других школах", - заметила она.

- Мы теперь - безработные, учителям в отделе образования пока  ничего взамен не предложили. А нашу школу разберут, растащат по кирпичику, - чуть не плачет Калимуллина. - Мы же знаем, как это бывает, когда здание остается бесхозным.
Школу в Бутаихе, кстати, построили совсем недавно - в 1996 году. Кирпичную, современную, со спортзалом, столовой, игровой комнатой, паровым отоплением. Вложили большие деньги.

Что такое хорошо и что такое плохо

- По пять с половиной миллионов рублей на новое оборудование получат в результате реорганизации 11 базовых школ нашего района, - сообщил корреспонденту "ВК" начальник роо Габдельгазиз Юнусов. - Будут компьютеры, интерактивные доски, все для учеников. А содержать школы, где учеников мало,  нецелесообразно. Представляете, два года назад мы оставили по просьбам родителей одну школу, где было всего два ученика. А потом родители одного стали возить в школу в Нурлат. И обучение второго обошлось в 290 тысяч рублей в год. А государство на одного ученика выделяет 20 тысяч...

Реформа школ, говорит Юнусов, дело государственное. Деревня, может, из-за этой реформы и умирает, но без государственной поддержки район и вовсе никакие школы не сможет содержать. Значит, надо понимать, вопрос, сокращать или нет школы,  решенный. Будут автобусы, чтоб детей возить, - малокомплектные школы закроют. Да и учителям некоторым надо понять, что разумнее и лучше им уйти из школы: у кого-то возраст пенсионный, у кого-то образование хоть и высшее, но непрофильное - учат, мол, в деревенских школах детишек люди с дипломами агрономов, инженеров-механиков. А настоящим учителям, считает он, работа найдется: "Поскольку учебных часов по многим предметам мало, на ставку во всех школах не хватает, мы институт сетевых учителей вводим, будем их возить на уроки из одной школы в другую". В качестве уроков, которые будет давать учитель, отмотавший за день несколько десятков километров по району, начальник отдела  не сомневается. Мол, что ему сделается, учителю-то, если возить его планируют на автомобиле? Тем более что пять машин район получил по линии ДОСААФ, их, дескать, и задействуют.
- Знаете, у меня русский язык до сих пор иногда хромает из-за того, что в деревенской татарской школе учился, - заметил в разговоре с корреспондентом "ВК" глава района Наиль Шарапов. - А мне с людьми на государственном языке надо общаться! Вы поймите, возить учеников автобусами в школы из деревень не настолько уж и дешевле, чем примитивные школы в некоторых деревнях содержать. Но дело не только в финансовой стороне. Многие, кто жаловался, что школу в их деревне сократили, сейчас, если предложить вернуть в нее детей, откажутся, я уверен. И дети откажутся.  Детям в больших классах учиться интереснее и полезнее, качество знаний выше. Школу закрыть - деревня кончится, говорите? А если и так, какое мы право имеем держать ребенка в заложниках у этой школы, лишать его полноценного образования?

И насчет целомудрия у главы района ответ нашелся. Мол, в маленькой школе ни у девочек, ни у мальчиков и выбора-то нет, в кого влюбиться. А возраст своего требует. Конечно, не в плане раннего начала интимной жизни, а в том смысле, что шире должен быть круг общения, когда приходит пора первых чувств и опытов.
У районной власти не только иной, чем на местах, взгляд на то, как должно быть организовано народное образование. Такое ощущение, что  и сведения о происходящем на местах чиновники получают где-то в других местах. Вот в Бутаихе мне говорили: у нас на 9 учителей 19 учеников в этом году было, четверо закончили школу, один должен был поступить. А в Нурлате про бутаихинскую школу сообщили: 7 учеников всего и два учителя. В Бутаихе говорят, что зарплата учителей за последние годы не выросла ни на грош, поскольку на сколько им ставки подняли, на столько же прежние доплаты и компенсации урезали, а в Нурлате отрапортовали, что за последний год средняя зарплата учителя поднялась с 10038 рублей до 13397, значит, и благосостояние учителя на три тысячи выросло. И вырастет еще, считает глава района. Это одна из целей реформы.

- Почему вас закрывают, как думаете? - спросила я заведующую бутаихинской школой Флюру Калимуллину.

- Думаю, потому что государству не нужны образованные люди. Нужны нерассуждающие, неграмотные работники, готовые с утра до ночи трудиться за гроши.

...У того, что в России зовется реформой образования, - две стороны и две правды. Нецелесообразно, конечно, с экономической точки зрения, когда, как в Нурлатском районе, на содержание школ уходит 55 процентов бюджета. И плохо, когда в полусотне километров от райцентра, где школьники имеют и Интернет, и интерактивные доски, другие ученики изучают физику на допотопных макетах, а информатику - на пальцах.

Но намного ли лучше станет, если в поисках нормального образования для детей из деревень разбегутся "последние из могикан"? Из-за того, что деревня наша умирает, в городах давно уже едят помидоры турецкие, картошку голландскую, а мясо - аргентинское. А многие городские дети, имея Интернет, интерактивные доски и компьютеры, не умеют ни читать, ни писать грамотно, ни считать. Так, может быть, то, что, половина бюджета уходит на нужды образования, - это и есть признак заботы государства о своем будущем?