Григорий Лепс искал в Казани ирландцев

Айсылу КАДЫРОВА
Григорий Лепс искал в Казани ирландцев

Ни на секунду не задержал вчера начало своего сольного концерта в Казани Григорий Лепс - обладатель узнаваемого «хриплого и рычащего» голоса, один из самых высокооплачиваемых отечественных эстрадных исполнителей. Нельзя сказать, что Дворец спорта, где проходил его концерт, с трудом вместил всех желающих: заполненным оказался лишь партер, куда продавали самые дорогие билеты - за 7 тысяч рублей.

Еще до начала концерта в фойе бойко шла торговля: поклонники певца приобретали магниты с фотоизображением Лепса, брелоки, диски с записью его концертов, а также солнцезащитные очки фирмы «Лепс Оптика» и наручные часы с гравировкой подписи певца на корпусе. Самыми дешевыми были магниты (300 рублей), дорогими - очки и часы (до 15000 рублей).

На сцену дворца Григорий Лепс вышел в черных брюках, белой блузе и нежно-голубом пиджаке. И в темных очках, конечно же, которые уже давно стали неотъемлемой частью его образа. С публикой он почти не общался. После исполнения очередной песни жадно пил воду из бутылки. Во время этих коротких пауз на сцену из правой кулисы выбегал энергичный парень: ловко поднимал с пола сцены немаленьких размеров лист ватмана, возле которого стоял Лепс, и быстро уносил его в левую кулису. Очень похоже, что это были листы-подсказки с текстами песен.

Многие зрители, прекрасно знающие репертуар Лепса, пели вместе с ним: «Где-то за тучами след твой теряется, сердце мое без тебя выключается...», «Полон идей правильный день! Я вижу его и люблю, и больше - ничего! Полный вперед!..»

Периодически певец бодро прыгал в такт музыки, но чаще заставлял прыгать стойку от микрофона: поднимал ее одной рукой высоко вверх и разжимал ладонь. Стойка приземлялась идеально - набок не падала. Но с грохотом!..

Лепс исполнил для казанцев не только свои песни. В программу концерта вошли хиты «Он был старше ее, она была хороша...» Андрея Макаревича, «Стаканы» («Все говорят, что пить нельзя, а я говорю, что буду») Бориса Гребенщикова - его Б.Г. сочинил в свое время на мотив старинной кельтской баллады Some Say the Devil Is Dead («Некоторые утверждают, что дьявол умер»). Перед исполнением гребенщиковского шлягера Лепс спросил у публики: «Ирландцы есть?» Публика молчала.

Заторможенными казались зрители, и когда Григорий вдохновенно запел песню «Ну и что» Геннадия Богданова из группы «Русские». После первого куплета Лепс не выдержал и снова обратился к публике: «Что-то вас прибило, Казань! Повеселее!» Призыв подействовал. Уже под следующую композицию - «Твоя любовь как облако, и я, и я где-то около...» - некоторые из зрителей встали со своих мест, начали синхронно покачиваться и размахивать руками.

«Следующая песня называется «Хенде хох!» - искрометно пошутил Лепс. И запел: «Я поднимаю руки...» - это одна из самых популярных его композиций. Из зала раздались первые за вечер крики «браво!».

Примерно через час после начала концерта Григорий, никому ничего не говоря, ушел со сцены. Оставшиеся музыканты стали импровизировать - и сольно, и в ансамбле. Последним продемонстрировал свои умения барабанщик Максим Малышев, и сделал это лучше всех. Было понятно, что в этой команде Малышева очень ценят. Неудивительно: сам Лепс, как известно, окончил музыкальное училище по классу ударных и уж «в барабанах» точно знает толк.

Он вернулся на сцену минут через пятнадцать. Выглядел точно так же: черные брюки, белая блуза, нежно-голубой пиджак. Сидевшие позади меня женщины комментировали: «Не переоделся, смотри-ка!» - «А я думаю, переоделся. В сухое!» - «А! Он как Цукерберг, я поняла». Женщины говорили про миллиардера Марка Цукерберга, который среди прочего знаменит тем, что имеет несколько комплектов совершенно одинаковой одежды и заставляет думать о себе как о человеке, который всегда ходит в одном и том же.

Второе отделение концерта Лепс начал с баллады на слова Константина Арсенева «Что может человек». Возможно, это самая поразительная песня в его репертуаре - песня мыслителя-пацифиста, в слова которой интересно вслушиваться («Что может человек? Один обычный человек? Когда звезды политики нам говорят: "В борьбе за мир нужна война"?..»).

Шлягер «Я счастливый» Лепс решил спеть с залом. Но не хором. Он кричал в микрофон первое слово припева: «Я...» - и тут же отводил микрофон в сторону зрителей, которые дружно и громогласно продолжали: «...счастливый, как никто! Счастливый лет уж сто. Счастливый, я не вру...»

Во втором отделении публику будто подменили. Зрители с удовольствием пели, танцевали, дарили своему кумиру охапки цветов. После песни «Я уеду жить в Лондон» начали кричать: «Рюмку водки» давай!» Первому крикнувшему Лепс ответил: «Сопьешься!» Второму предложил: «Наливай!» После третьего «заказа» махнул рукой и сдался - запел «Рюмку водки». Некоторые женщины завизжали от восторга.

Чувствовалось, что после «Рюмки...» Григорий Лепс решит концерт закончить. Возможно, поэтому зрители аплодировали пуще прежнего: давали понять, что рассчитывают на бисы. Но на бис Лепс исполнил только одну песню - «Я стану водопадом». А до этого быстро научил зрительниц («Девушки сейчас должны будут делать так!») изображать рукой волну.