И вдруг как бабахнет!.. В Казани работника порохового завода обвиняют в попытке взорвать полицейских

Регина КИРИЛЛОВА
И вдруг как бабахнет!.. В Казани работника порохового завода обвиняют в попытке взорвать полицейских

Банки и бутылки со взрывчатыми веществами, гильзы и патроны от разных видов оружия изучали сегодня в Верховном суде РТ в рамках рассмотрения дела работника Казанского порохового завода Эрика Нуреева. 50-летний мужчина обвиняется по нескольким статьям УК, в том числе в посягательстве на жизнь полицейских, которые нагрянули к нему домой с обыском: по версии следствия, Нуреев пытался убить незваных гостей, устроив в своей квартире взрыв. Подсудимый настаивает на том, что ЧП случилось по вине самих полицейских, которые неумело обращались со взрывчатыми веществами.

Напомним, взрыв и пожар в девятиэтажном доме № 29 на улице Батыршина произошли утром 27 апреля прошлого года. Этому предшествовал обыск в одной из квартир девятиэтажки. Полицейские проверяли поступившую им информацию, что хозяин квартиры хранит у себя «компоненты для изготовления взрывоопасных веществ, в том числе порох». В разгар обыска, по данным следствия, Эрик Нуреев поджег обнаруженные у него взрывчатые вещества, в итоге они сдетонировали и начался сильный пожар.

Сам хозяин выгоревшей дотла квартиры, который после ЧП был арестован и по сей день содержится в СИЗО, выдвинул иную версию причин взрыва и пожара. Мужчина не отрицает, что еще в 90-х вынес с родного порохового завода готовые фейерверки и партию пороха для их изготовления. Позже, когда рынок заполонили китайские салюты, доморощенный пиротехник перестал делать фейерверки, а порох так и остался лежать в квартире. «В тот день ко мне пришли с обыском полицейские. Толком ничего не объяснили, сказали, я прохожу по какому-то делу об убийстве. Называли какие-то незнакомые фамилии, спрашивали, знаю ли я этих людей. Я никого не знал, о каком убийстве они говорили, не понимал, я ни в чем таком не замешан. Ну а потом они начали обыскивать квартиру, нашли фейерверки, порох и крайне неосторожно начали все это в квартире раскладывать. А этого нельзя было делать! Надо было вынести их на открытый воздух или хотя бы в подъезд, чтобы компоненты друг с другом в реакцию не вступили. В итоге начался пожар. А теперь на меня валят, будто я специально устроил взрыв и возгорание!» - жаловался Эрик Нуреев журналистам год назад во время ареста.

Однако работнику порохового все-таки предъявили окончательное обвинение аж по шести статьям УК РФ: «Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов», «Покушение на убийство двух и более лиц, совершенное общеопасным способом», «Хищение взрывчатых веществ», «Незаконное изготовление боеприпасов и взрывчатых веществ», «Незаконное хранение взрывчатых веществ», «Умышленное уничтожение или повреждение имущества». Потерпевших по делу набралось 15 человек, в числе которых кроме оставшихся живыми и здоровыми сотрудников полиции соседи Нуреева и ЖСК «Заря-29», обслуживающий девятиэтажку (поскольку от пожара сильно пострадал подъезд дома, обслуживающая организация подала к подсудимому в рамках судебного процесса гражданский иск более чем на 500 тысяч рублей).

По ходатайству подсудимого дело рассматривается судом присяжных. Сегодняшнее заседание началось с замены одного из них - как выяснилось, на предыдущем заседании один из присяжных вслух прокомментировал выступление кого-то из потерпевших, что является грубым нарушением, поскольку может повлиять на мнение остальных присяжных.

После этого суд взялся за изучение вещдоков, которые доставили в зал в запечатанных пакетах с надписями «Осторожно, огнеопасно!» и разложили на полу.

Для вскрытия пакетов и оценки их содержимого пригласили эксперта экспертно-криминалистического центра МВД по РТ Алексея Давыдова. Он сообщил суду, что является сапером, работает по специальности с 2010 года. После этого судья Ильфир Салихов разрешил ему приступить к вскрытию пакетов (помогал Давыдову один из потерпевших - сотрудник полиции Валерий Шимарин, который участвовал в обыске в квартире Нуреева) и демонстрации их содержимого.

Из пакетов одна за другой стали появляться порядком поржавевшие консервные банки, затертые пластиковые пузырьки от шампуней образца 90-х годов, в которых хранились «чистый» бездымный порох, пороховые смеси, а также вещества типа бертолетовой соли и марганцовки - по версии следствия, они служили для изготовления детонаторов.

- Все это было найдено уже после пожара, - объяснил присяжным представитель гособвинения, сотрудник Прокуратуры РТ Наиль Уразбаев, добавив, что многое из «коллекции» в квартире подсудимого погибло в огне.

- Мы надеемся, что присяжные зададутся вопросом, каким образом в квартире нашего подзащитного могли уцелеть банки с порохом, если квартира полностью сгорела. Считаем, что происхождение этих вещдоков весьма сомнительно, - поделились мнением с корреспондентом «Вечерней Казани» уже после заседания адвокаты обвиняемого Эрик Валеев и Сергей Николаев.

После пороха из пакетов были извлечены гильзы и патроны разных калибров, самодельный револьвер, пустой корпус от пистолета.

- Из такого револьвера можно выстрелить? - поинтересовался у эксперта Давыдова один из защитников и получил отрицательный ответ.

Также эксперт пояснил, что большинство изъятых у подсудимого вещдоков являются по сути «просто металлоломом», поскольку к боеприпасам их можно отнести только в собранном состоянии. При этом Давыдов отметил, что изъятые взрывчатые смеси можно превратить в самодельное взрывное устройство, если добавить поражающие элементы - металлические шарики, обрезки и пр.

Подсудимый, который жадно следил из «аквариума» за распаковкой своего добра, тоже задал саперу Давыдову несколько вопросов. Например, поинтересовался, что будет, если соединить марганцовку с глицерином.

- Я не знаю, я же не химик. Я взрывотехник, работаю с более серьезными веществами, тротилом там, гексагеном, - развел руками эксперт.

- Вот есть люди, которые коллекционируют марки, а можно ведь коллекционировать гильзы и патроны? - вновь обратился к нему Нуреев. Однако судья этот вопрос снял, поскольку посчитал, что он не входит в компетенцию сапера.

- А в вещдоках были фейерверки и то, из чего их собирают? - задал подсудимый третий вопрос.

- Да, в вещдоках были фейерверки и некоторые детали, которые используют и для их изготовления, - подтвердил эксперт.

После того как присяжные вышли из зала, а судья приготовился объявить перерыв, защитники заявили ходатайство о признании некоторых доказательств по делу недопустимыми. Адвокат Валеев пояснил, что изъятие вещдоков, которые осматривали в течение всего заседания, было проведено полицейскими с грубыми нарушениями - они не получили на эту процедуру разрешения ни от хозяев квартиры (кроме Нуреева собственником жилья является его мать), ни от суда, не пригласили, как положено, понятых, не указали, откуда именно изымался тот или иной вещдок (а изымали их как из дома, так и с места работы подсудимого), и т. д. Ходатайство передали для ознакомления стороне обвинения, после чего оно будет рассмотрено судом.

Фото автора