«Ими руководили из Интернета?»: мать казанского подростка, который покончил с собой, утверждает, что перед смертью он вел себя так же, как монстр, расстрелявший детей

Юлия ШАМСУТДИНОВА
«Ими руководили из Интернета?»: мать казанского подростка, который покончил с собой, утверждает, что перед смертью он вел себя так же, как монстр, расстрелявший детей

О том, что «казанский монстр» Ильназ Галявиев говорит те же самые слова и ведет себя точно так же, как ее сын, покончивший с собой год назад, рассказала общественности в «Инстаграме» жительница Казани Наталья Андреева. Только 19-летний Ильназ, взяв в руки ружье, пошел забирать чужие жизни, а 17-летний Даниил предпочел лишить жизни себя. Безутешная мать самоубийцы считает, что действиями ее сына, а возможно, и Галявиева руководил кто-то из Интернета.

- После смерти моего старшего сына Дани прошел год, я пытаюсь заставить себя меньше думать о случившемся, воспитывать младших сыновей, но это, конечно, очень трудно, - едва сдерживая слезы, рассказала Наталья корреспонденту «ВК». - После трагедии в гимназии меня как током ударило - от парня, расстрелявшего людей, я услышала слова о боге, о дьяволе, о том, что все вокруг - мусор. Мой Даня говорил абсолютно то же самое. У него был такой же отрешенный взгляд, те же интонации, он тоже одевался во все черное. Только у Галявиева на маске было написано дерзкое «бог», а у Дани была изображена челюсть от черепа.

По словам матери Даниила, она заметила, что с сыном что-то не так, примерно за полгода до его смерти:

- Осенью 2019 года он стал вялым, подавленным, замкнутым. Раньше активно занимался спортом, качал мышцы, планировал идти в спецназ. А тут вдруг полностью закрылся в себе, как будто кто-то вытащил из него все жизненные силы. Как-то он стер все содержимое своего компьютера, потом разломал его на куски. И в тот же вечер ему стало плохо. Я отвезла его в больницу, и там выяснилось, что он наглотался таблеток. Мы тогда не обратились к психиатрам, боялись, что это испортит сыну карьеру, - вспоминает Наталья.

Но когда перед Новым годом 17-летний парень заявил родным, что не хочет и не будет жить, им все же пришлось обратиться за помощью и к психологам, и к психиатрам.

- Тогда я положила Даню в психиатрическую больницу на Волкова, - продолжает мать. - В больнице он сказал врачам, что причина его депрессивного состояния - неразделенная любовь. Только они в эту версию, кажется, не поверили, как и я. «Ну а что я еще должен был сказать? Реальную причину я не могу назвать», - объяснил он мне. В больнице он пролежал месяц. Когда я его навещала, говорил, что к нему снова вернулось желание жить.

Спустя два дня после выписки из больницы Даниил, находясь у бабушки, позвонил среди ночи маме.

- Он кричал: «Я видел и бога, и дьявола, я их видел! Приезжай скорее!». Когда я приехала, вены на одной руке у него были порезаны, в комнате, где он находился, все было заставлено свечами, как будто он вызывал каких-то духов.

Семья Даниила отчаянно пыталась вернуть его к нормальной жизни. Но обстоятельства были не на их стороне: пандемия, самоизоляция, находившийся в замкнутом пространстве парень постоянно общался с кем-то в телефоне, от родных полностью отгородился.

- Я чувствовала, что мой ребенок уходит, и не знала, как ему помочь, - вздыхает мать. - Если сначала сын был замкнутым, то потом в нем проснулась агрессия по отношению к нам. Он заявил, что не хочет больше ходить в колледж (сын Натальи, как и Ильназ Галявиев, учился в колледже ТИСБИ. - «ВК»).

Все закончилось утром 10 мая 2020 года. Даниил нарисовал на лице красной краской «маску смерти» и взял отцовское ружье...

- Я лежала тогда в больнице с ковидом, а он жил в доме у своего отца, с которым мы в разводе, - пояснила Наталья. - Конечно, горе родителей, которые хоронят своих детей, не передать словами. После того, как я узнала о теракте в школе, увидела фото Галявиева в маске с надписью «бог» и видео его допроса, я сразу позвонила куратору Дани в колледже, спросила, не дружили ли они. Вдруг между ними была какая-то связь. Но мне ответили, что их никогда не видели вместе, они крутились совершенно в разных компаниях, учились на разных курсах.

Наталья считает, что на мировоззрение ее сына могли повлиять организаторы групп в соцсетях, призывающие подростков убивать себя.

- Я не раз видела, как по ночам он общается с какими-то взрослыми мужчинами по видеосвязи, сидит в темноте, слушает их, кивает. После смерти сына я просмотрела у него в телефоне его страницы в соцсетях - там были мрачные картинки на тему разбитых надежд, бессмысленности жизни, самоубийства. Но следователи, которых за год сменилось три, даже не стали изучать содержимое его телефона, якобы он все страницы удалил. Видимо, их полностью устраивал вариант, что у него были проблемы с психикой, попытки суицида в прошлом. В постановлении, которое мы получили 18 февраля этого года, сказано, что уголовное дело прекращено в связи с отсутствием события преступления, самоубийство - и точка.

По словам Натальи, после смерти сына она получила странные сообщения от разных людей с полупустых или закрытых страниц в соцсетях. Они писали, что Даня правильно сделал, что без него мир будет лучше и что сделать это нужно было  раньше.

- После того как я рассказала про трагедию с моим сыном в «Инстаграме», я получила огромное количество откликов от женщин из разных городов нашей страны. И все они рассказывают очень похожие истории: что их дети с кем-то общались в Интернете и после этого начинали много говорить о смерти, их как будто подталкивали к страшному поступку, вели по одному пути.

Явное сходство, которое Наталья обнаружила в поведении своего сына и «казанского монстра» Галявиева, вселило в нее решимость до конца разобраться, что стало причиной самоубийства ее ребенка: «Возможно, их действиями  руководили одни и те же люди из Интернета?»

- Конечно, я виню себя в том, что недоглядела за сыном, не уберегла от плохого влияния, - плачет безутешная мать. - Я уже почти смирилась с тем, что никогда ничего не узнаю, но теперь готова бороться до конца, мне нужна правда.

По словам Натальи, после ее исповеди в Интернете обстоятельствами смерти ее сына вновь заинтересовались в следкоме, у женщины повторно запросили все документы.