«Историй, как человек разорился, пока его кошмарили, пруд пруди!»: в Татарстане бизнесмен, который потерял все из-за полиции, получит от государства 400 тысяч рублей

Регина КИРИЛЛОВА
«Историй, как человек разорился, пока его кошмарили, пруд пруди!»: в Татарстане бизнесмен, который потерял все из-за полиции, получит от государства 400 тысяч рублей

Отсудил 400 тысяч рублей у российского минфина 38-летний челнинский предприниматель Денис Гурьянов. В такую сумму суд оценил моральный ущерб, нанесенный бизнесмену за три года необоснованного уголовного преследования. Сам Гурьянов просил за ущерб 5 млн рублей. «Вечерняя Казань» попросила экспертов-юристов оценить размер компенсации человеку, которому если не сломали жизнь, то очень сильно ее испортили. Ведь за то время, пока шло следствие, предприниматель успел фактически разориться  и теперь ему придется начинать все с нуля.

В поле зрения правоохранительных органов хозяин известного в Челнах заведения Harat’s pub (ныне уже закрытого) Денис Гурьянов попал в 2017 году. Тогда бизнес-партнер Гурьянова, с которым они на паритетных началах владели фирмой, по каким-то одному ему известным причинам написал заявление в полицию, будто бы его напарник присвоил около 40 млн рублей выручки. Попавшего под следствие предпринимателя определили под домашний арест, где он провел 10 месяцев, затем сменили меру пресечения на запрет определенных действий, весной 2018-го сделали послабление в виде подписки о невыезде, а в конце 2019-го закрыли уголовное дело в отношении Гурьянова: полицейские так и не смогли найти доказательств нечестности предпринимателя.

Поскольку в таких случаях экс-обвиняемые имеют право на компенсацию морального вреда, челнинец подал иск в Набережночелнинский горсуд. Он просил выплатить ему 5 млн рублей, супруга Гурьянова также обратилась в суд с просьбой возместить ей моральный ущерб в размере 2 млн.

- За эти три года я успел изучить нашу правовую систему и понял, что исходя из буквы закона невозможно рассчитать точную сумму ущерба. Поэтому в иске я просто описал те негативные события, которые произошли в моей жизни за тот период, пока шло следствие, - рассказал Денис Гурьянов корреспонденту «ВК». - Мое финансовое положение сильно пошатнулось, поскольку я не мог толком вести дела из-за мер пресечения. У моей супруги в то время умерла мама. У нее было тяжелое заболевание, а мы из-за денежных трудностей покупали ей лекарства подешевле и пореже, проводили меньше медицинских процедур - и все, у нее просто остановилось сердце! В то же время в отношении меня начали процедуру банкротства, причем не за мои долги, у меня было поручительство за третьих лиц. А находясь под домашним арестом, я просто не мог участвовать в гражданских процессах. Понятно, что с точки зрения закона невозможно доказать прямую связь этих событий с тем, что я был под следствием. Тем не менее я оказался в крайне сложном положении.  

В итоге суд удовлетворил требования истца частично, взыскав в его пользу 400 тыс. рублей с Минфина РФ. Еще 50 тысяч должно выплатить МВД РФ в пользу супруги Гурьянова.

Бизнесмен пока не знает, будет ли подавать апелляцию, для этого ему нужно изучить мотивировочную часть решения Набережночелнинского горсуда, которую он еще не получил. При этом Денис Гурьянов сомневается, что им с женой удастся без боя получить назначенные судом 450 тысяч: как показывает практика, государственные ведомства обжалуют такие решения в попытке уменьшить размер компенсации.

«Вечерняя Казань» попросила казанских адвокатов оценить размер выплаты пострадавшему от правоохранительных органов бизнесмену.   

- С точки зрения предпринимателя, который потерял все из-за того, что его несправедливо пытались привлечь к уголовной ответственности, 400 тысяч - сумма, конечно, мизерная. Но с правовой точки зрения решение, в принципе, стандартное. В районах по аналогичным делам могут вообще 100 тысяч назначить, - отметил Ильшат Гильманов. - К сожалению, факты, когда на бизнес давят в том числе через правоохранительные органы, нередки. Историй, как человек разорился, пока его кошмарили, пруд пруди! И с этим надо, конечно, что-то делать.

- 400 тысяч - это средний размер компенсации в такой ситуации, - солидарен с коллегой Павел Мазуренко. - Бывают, конечно, исключения: помню, как за 1,5 года, проведенных в СИЗО, истцу назначили компенсацию всего 10 тысяч рублей, а были выплаты в 1,4 миллиона рублей. Вообще, давно необходимо на законодательном уровне установить критерии определения размера компенсации морального вреда. В Госдуму вносился такой законопроект с предложением платить не меньше 15 тысяч рублей за день необоснованного содержания под стражей и не меньше пяти тысяч рублей в день за другие меры пресечения с ежегодной индексацией с учетом инфляции. Но, к сожалению, этот закон не был принят.

- Размер моральной компенсации зависит от нескольких факторов: как долго человек находился под следствием, где содержался - в СИЗО или под домашним арестом, насколько тяжкое ему было предъявлено обвинение. При этом, как правило, материальный ущерб, в том числе потерянный бизнес, в расчет не берется, - добавил Вениамин Чубаренко. - Конечно, истец вправе заявить о своих финансовых потерях в суде, но как доказать связь между уголовным преследованием и разорением? С точки зрения обывателя эта связь вроде бы очевидна, но не с точки зрения нашего законодательства.

Адвокат Руслан Нагиев солидарен с коллегами, что диапазон сумм компенсаций по подобным искам примерно одинаков.

- Тут в числе прочего стоит учитывать, что суды как органы государственной власти стараются сильно не бить по бюджету государства, из которого выплачивают компенсации, - заметил он. - При этом в расчет не принимается то, что по сути речь идет о потерянных месяцах, а то и годах жизни, особенно если человек сидел в СИЗО. Какими деньгами это можно измерить? К примеру, один мой подзащитный год просидел в камере под арестом по подозрению в убийстве. Суд его оправдал. Но мы даже за компенсацией еще не обращались, потому что после пережитого мой доверитель проходит психологическую реабилитацию. Человек получил сильнейшую моральную травму.