История одного наследства, или Зачем умственно отсталому четырехкомнатная квартира?

Ирина ПЛОТНИКОВА
Фото Александра ГЕРАСИМОВА

Он отучился три года в первом классе и столько же во втором. Закончить спецшколу для умственно отсталых так и не смог. Устроиться на работу престижней грузчика - тоже. Зато наблюдался у психиатра. Но все это не вызвало сомнений в дееспособности гражданина у чистопольских властей. Они заверили сделку, вследствие чего наследник четырехкомнатной квартиры оказался на улице.

"Вы посмотрите, какие каракули, Валера говорил мне, что целый день их писал - ему буквы подкладывали, а он обводил", - рассказывает двоюродная сестра наследника Маргарита Макарова, демонстрируя подписи брата Валерия Забродина на заявлениях к нотариусу и в регпалату.

По бумагам выходит, что Забродин еще в 2005 году добровольно расстался с четырехкомнатной квартирой в доме по улице Чернышевского в Чистополе, а сам с тетей съехал на окраину в домик-насыпушку. По словам Макаровой, провернул эту сделку дружок брата, оформив квартиру Забродина на свою дочь. "Взамен обещал однокомнатную с доплатой, подкармливал и спаивал тетку с братом, но обещаний не сдержал", - говорит Макарова.

Потом тетя умерла, Забродина отправили на лечение в Лениногорский туберкулезный диспансер, а по возвращении он обнаружил на месте насыпушки коттедж. И Валерия там никто не ждал. "Скитался по знакомым, потом жил на улице. Как рассказывали люди, он соорудил себе будку типа собачьей между гаражами, жил на пособие по инвалидности", - говорит казанский адвокат, представляющий интересы Макаровой и ее брата.

Тот же дружок, что провернул сделку, вновь облагодетельствовал Забродина: позволил жить в домике с печным отоплением и без удобств в деревне Бурнашево. Там-то брата и разыскала Маргарита Макарова. Добилась госпитализации в республиканскую психиатрическую больницу, а после лечения забрала к себе в казанскую квартиру.

Возбуждения уголовного дела по факту аферы с имуществом психически больного брата Макарова в его интересах добивается больше семи лет. Но сотрудники чистопольской милиции-полиции состава преступления не видели и не видят. Их не удивляет, что нотариус Наиля Гизатуллина в ноябре 2004 года выдала Забродину свидетельство о праве на наследство, а через месяц она же оформила доверенность на право представлять интересы Забродина некоему гражданину Пустабаеву. Который, собственно, и заключил сделку по продаже четырехкомнатной квартиры за 300 тысяч рублей. При этом сам Забродин денег не видел и, по словам сестры, Пустабаева не знал.

Не удивляет полицию и то, что отец новой хозяйки жилья еще в 2006 году признавался: купли-продажи не было, был обмен помещениями, а вместо доплаты новые собственники квартиры на Чернышевского взяли на себя коммунальные платежи и помощь Забродину деньгами, вещами, продуктами. Об этом говорится еще в первом постановлении об отказе в возбуждении дела. С тех пор такие постановления выносились еще раз пять. Даже после вмешательства прокуратуры Чистополя.

Можно лишь поражаться тому, что ни полицейские, ни прокуроры не усомнились в психическом здоровье наследника, согласившегося на столь неравноценный "обмен". И тому, что запросы в городскую поликлинику, где наблюдался Забродин, и в коррекционную школу для умственно отсталых детей, где он не доучился, даже не направлялись.

По информации "ВК", в личной карточке бывшего ученика сохранилась запись: "большая степень дебильности, программу усваивает слабо, читает, пишет плохо", но "любит труд", "готов целый день что-то делать, но не уроки". Записи датированы 1968 годом. А официальный статус недееспособного брат Маргариты Макаровой получил лишь в апреле 2012 года, после того как с соответствующим заявлением в суд обратилось руководство республиканской психбольницы. Что мешало сделать это раньше? Да ничего. Просто раньше желающих официально стать опекуном больного Забродина не было.

В конце 2012 года Макарова в интересах подопечного подала иск в Чистопольский горсуд, требуя возврата имущества из незаконного владения и признания сделки купли-продажи ничтожной, а заверенной нотариусом доверенности Пустабаеву недействительной. В качестве ответчиков женщина просила привлечь новую владелицу квартиры, Пустабаева и нотариуса, с помощью которых слабоумный потерял квартиру. Ответчики иск не признали, ссылаясь на то, что недееспособным наследник был признан в 2012 году, а сделка состоялась в 2005-м.

Суд успел наложить арест на спорную квартиру. Но тут случилось непредвиденное. 8 января 2013 года Валерий Забродин умер. Не дожил и до 55 лет. Так что ему теперь все равно, что с квартирой. А вот его двоюродная сестра сдаваться не намерена. "Меня беспокоит, что  такие люди продолжают проворачивать схемы, и никому дела нет, - говорит Маргарита Макарова. - Вот прокуратуру я просила оказать реальную помощь, провести качественную проверку и получала лишь пустые отписки. Валере подписали смертный приговор уже давно!"