«Из-за них я осталась одна с двумя детьми и с ипотекой»: вдова 30-летнего казанца винит в его смерти врачей

Регина КИРИЛЛОВА
«Из-за них я осталась одна с двумя детьми и с ипотекой»: вдова 30-летнего казанца винит в его смерти врачей

Всего за несколько дней сгорел на глазах у своей жены 30-летний казанец Марат Зинатуллин, оставив сиротами двоих детей. За время непродолжительной болезни мужчина обращался в несколько клиник, как частных, так и государственных, где ему ставили ошибочные диагнозы. Только в последней больнице поняли, что состояние пациента жизнеугрожающее, но оказалось уже поздно. Теперь вдова добивается наказания медиков, которые проморгали опасный недуг.

Как рассказала корреспонденту «Вечерней Казани» 30-летняя Гульнара Зинатуллина, беда в их семью пришла в октябре прошлого года. По словам молодой женщины, за все время их совместной жизни с 2014 года Марат никогда не жаловался на здоровье, даже простудой не болел. А тут вдруг почувствовал боли в животе.

- Все началось в понедельник, 19 октября. Поначалу эти боли были не особенно сильные, ноющие, - вспоминает Гульнара. - Уже на следующий день, 20 октября, Марат записался в медцентр «Здоровье семьи» на УЗИ брюшной полости, чтобы проверить печень, селезенку, желчный пузырь, поджелудочную железу. УЗИ ему сделали, ничего серьезного не обнаружили, порекомендовали обратиться к врачу. 21 октября муж уже не смог пойти на работу, живот разболелся очень сильно, боль отдавала в грудную клетку. В 9 часов утра мы вызвали скорую, приезда которой ждали два часа. Как потом объяснили медики, у них очень много вызовов, не успевают...

По словам Гульнары, сотрудники скорой бегло осмотрели Марата, сделали ему электрокардиограмму, померили давление и температуру (они были в норме) и в итоге заявили - у мужчины наверняка межреберная невралгия, которая «пройдет сама».

    - Я, конечно, сильно удивилась, поскольку была уверена, что с такими тревожными симптомами мужа увезут в больницу, даже пакет с вещами собрала заранее, - продолжает Зинатуллина. - Но врачи скорой помощи сочли, что оснований для госпитализации нет. Порекомендовали обратиться к врачу-неврологу и мазать живот согревающей мазью, что мы и делали, наверное, только хуже от этого стало... Муж после их отъезда попытался записаться к неврологу в поликлинику, к которой был прикреплен, но там оказалась очередь на несколько недель вперед. Стали искать платного врача, который мог бы нас принять в тот же день. Такой нашелся в платном медцентре «Алан Клиник», и мы поехали туда на прием в четыре часа дня. Поскольку Марат уже не мог сам сесть за руль, попросили помощи у его друга. Невролог осмотрел мужа визуально, никаких дополнительных анализов не назначал и поставил диагноз - ту же межреберную невралгию. Марату сделали озоновую блокаду, назначили еще курс таких процедур, выписали обезболивающие. За прием мы заплатили почти 5 тысяч рублей, еще на 12600 нам прописали лечение, которое надо было проходить в той же клинике.

После обезболивания Марату, казалось, полегчало, но всего на час. По возвращении домой мужчине стало еще хуже, чем было, к тому же открылась рвота. Утром 22 октября супруги решили ехать в горбольницу № 7 в надежде, что специалисты уж точно смогут поставить верный диагноз и госпитализируют пациента. Однако надежды не оправдались.

- В регистратуре на нас стали ворчать, дескать, зачем пришли к нам с самообращением, а не в больницу по месту жительства, назвали даже «надоедливыми мухами», - рассказывает вдова. - Потом смилостивились, сказали, ну хорошо, врачи его осмотрят, но госпитализировать все равно не будем, идите в «свою» больницу. Несмотря на то, что мы настаивали на приеме у хирурга, его вновь осмотрел только невролог, поставил диагноз «торакалгия», выписал обезболивающие и отправил Марата домой, дескать, если за десять дней боль не уймется, идите к специалисту по месту жительства.

23 октября, в пятницу, молодой мужчина был уже совсем плох - он пожелтел, рвота не прекращалась, температура упала до 35 градусов. Жена снова вызвала ему скорую помощь, которую опять пришлось ждать около двух часов.

- Приехавшие две сотрудницы скорой сильно удивились, когда услышали, что накануне мужу отказали в госпитализации в 7-й больнице. Как же, говорят, такого «тяжелого» могли домой отпустить, - вспоминает Гульнара со слезами. - С помощью соседей мы довели Марата до машины скорой и поехали в горбольницу № 6, где мужу сразу сделали УЗИ и компьютерную томографию. Выяснилось, что у него в животе много жидкости, врачи сказали, что у мужа развился перитонит на фоне острого панкреатита. А нас лечили совсем от другого! Если бы мужу сделали элементарные анализы, ему бы раньше могли поставить правильный диагноз. В 6-й Марата хотели оперировать сразу, но побоялись, у него были очень низкие температура и давление, поэтому отправили его в реанимацию. Я поехала домой, у нас ведь дети маленькие, младшему сыну тогда всего 5 месяцев было. А в семь утра 24 октября мне позвонили из больницы. Сказали, что не решились сообщать страшную весть ночью. Накануне в 11 вечера Марат впал в кому, а в 0.10 умер. Врач сказал, они сделали все возможное, чтобы спасти его, но было упущено драгоценное время.

Получив справку о смерти супруга, где в причинах смерти значились «острый панкреатит» и «прочие виды шока», вдова Марата Зинатуллина обратилась в ОП № 6 «Савиново» с заявлением о привлечении к ответственности медиков ГКБ № 7 за оставление больного в опасности, а также в СУ СКР по РТ, попросив провести проверку по факту смерти своего мужа.

- Человек, до этого ничем не болевший, умер в 30 лет, хотя каждый день обращался к врачам и едва не плакал от боли. Что это, если не вопиющая халатность медиков? Из-за них я осталась одна с двумя детьми на руках и с ипотекой, - плачет Гульнара. - Выходит, разруха и некомпетентность у нас везде - и в государственных больницах, и в платных. Не хочу, чтобы с другими людьми случались такие трагедии, поэтому буду добиваться наказания виновных.

В отделе полиции претензии Гульнары в адрес медиков не разделили и 29 марта отказали в возбуждении уголовного дела. А вот в СУ СКР по РТ после проверки возбудили дело по ст. 238 УК РФ «Выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». Ход расследования в ведомстве пока не комментируют, по делу проводятся экспертизы.

На минувшей неделе «Вечерняя Казань» направила запросы в адрес руководства ГКБ № 7, «Алан Клиник» и Минздрава РТ с просьбой прокомментировать историю болезни и смерти Марата Зинатуллина и претензии его вдовы.

Ответ пока получили только из центра неврологии и ортопедии «Алан Клиник». Там подтвердили, что Марат Зинатуллин действительно обращался к ним за помощью 21 октября прошлого года, при этом врач-невролог поставил ему лишь предварительный диагноз, порекомендовав сдать анализы и дополнительно обследоваться в других медучреждениях, поскольку «у нас узкоспециализированная клиника и нет специалистов всех профилей».

В «Алан Клиник» подчеркнули, что пациент сам письменно отказался от забора у него крови и мочи для исследования, решив сдать анализы в другом месте («возможно, по месту жительства, чтобы бесплатно»).

В клинике также отметили, что частные медучреждения в России нередко сталкиваются с тем, что родственники умерших пациентов спешат с обвинениями в их адрес, даже если пациент одновременно обращался в государственные больницы и поликлиники:

«На данный момент органами следствия проводится проверка действий всех медицинских учреждений, в которых данный пациент был как до обращения к нам, так и после. Рекомендуем дождаться выводов комиссии экспертов».