Как "бездомные" казанцы суд купили

Ирина ПЛОТНИКОВА
Фото Александра ГЕРАСИМОВА.

Двум экс-помощникам судей Приволжского райсуда светит по семь лет колонии и штраф в 750 тысяч рублей. Такое наказание для обвиняемых в мошенничестве и штамповке липовых судебных решений попросил гособвинитель, выступая в прениях 13 апреля. Сторона защиты считает доводы обвинения бездоказательными.

Дело о преступлениях в Приволжском райсуде рассматривается на другом конце Казани, и не рядовым судьей, а председателем Авиастроительного райсуда Ильдаром Шамгуновым. Под конвоем на заседания доставляют лишь одного из четырех подсудимых - бывшего помощника судьи по уголовным делам Айдара Гараева. Еще двое экс-судейских - секретарь Гузель Хайрутдинова и помощник зампредседателя Халиф Аухадиев - сейчас на свободе, так же как и риелтор Эндже Сальманова.

Именно риелтор, по версии следствия, для поиска покупателей фальшивых решений разместила объявления на сайтах, наняла на круглосуточный телефон операторов и организовала в поселках Приволжского района расклейку объявлений о помощи с оформлением самовольных построек. Услуга оказалась востребованной в 2008 - 2009 годах. Фальсификаторам очень помогли слухи о предстоящем сносе под объекты Универсиады всех незаконных коттеджей и лачуг  - "без аннексий и контрибуций" хозяевам. Многие из них уже пытались и не смогли узаконить самострой, так что встреча с риелтором напоминала чудо: в суд ходить не нужно, плати деньги - получай решение.

В деле фигурирует 60 фальшивок, большинство для  конспирации датированы 2006 годом. Обвинение полагает, что документы готовили и ставили на них настоящие печати суда помощники судей, но удостоверял фальшивые решения  подписями  Гараев, ну а Сальманова меняла готовые документы на деньги - отдавала судейским от 25 до 50 тысяч за решение в пользу клиента.

За весь пакет услуг, включая помощь с регистрацией, риелтор получала от 60 до 160 тысяч рублей, сообщил в ходе судебных прений гособвинитель Рафис Гаптелганиев. По его словам, начало подделке государственных документов было положено секретарем Хайрутдиновой, которая перед увольнением поделилась опытом с двумя помощниками судей. Один из них, по версии следствия, смог приобрести, а затем благодаря фальшивкам "от секретаря" оформить и с большой выгодой продать несколько участков.

Из четырех подсудимых о полной невиновности твердит лишь Халиф Аухадиев. Тогда как Айдар Гараев рассказал суду, что ни от кого денег не брал, только расписывался на  фальшивых документах за судью по просьбе коллеги-помощника, проставлял дату и иногда распечатывал "готовые" решения с флешки, которую приносила риелтор Сальманова. Та, в свою очередь, убеждала судью, мол, до встречи с милицией думала, что решения суда - настоящие, и просто помогала людям за деньги. "У меня самой не укладывается в голове, что так запросто можно торговать государственными документами", - заявила она в суде.

Риелтор также сообщила, что уже возместила ущерб тем клиентам, кто отдал за решение суда деньги, а вместо права на собственность получил в регпалате отказ. (Сомнения в подлинности документов из Приволжского райсуда, датированных 2006 годом, появились у регистраторов осенью 2009-го.)

Защитник Хайрутдиновой в прениях дал понять, что, по сути, некоторые "наивные" риелторы-свидетели и потерпевшие - это соучастники преступления. Они знали, что законным путем нужное решение не получить. Поэтому платили деньги и закрывали глаза на старые даты в "судебном" акте. И поэтому часть потерпевших в суде даже отказалась от исков о возмещении вреда, выразив надежду, что сделки о регистрации их недвижимости... не отменят. В общем, уверял адвокат, поставщики "липы" никого не обманывали.

Не согласны с обвинением в мошенничестве и защитники других подсудимых. Кстати, все они не нашли в материалах дела оснований считать подопечных "организованной группой участников преступления". Самую активную позицию на процессе занял  подсудимый Аухадиев, которого защищали два адвоката.  "Все обвинение против меня построено на одних лишь предположениях... Прошу оправдать меня", - заявлял он. И уверял, что стал жертвой оговора со стороны прежнего коллеги. Любопытно, что в этот момент "коллега" - Гараев пристально смотрел в его сторону, пытался поймать взгляд, но не смог. 

Аухадиев поведал суду, что в ходе предварительного следствия к нему применялось насилие, и просил приобщить к материалам дела свое заявление в Следственный комитет. Обвинитель воспринял это ходатайство как попытку давления на суд. Ведь признаний, которые можно было бы считать недопустимыми доказательствами, Аухадиев в ходе следствия не делал, он вообще показаний по существу обвинения не давал.

Появление в своем служебном компьютере образца судебного решения о признании прав на самовольную постройку экс-помощник судьи объяснил тем, что ранее распечатывал решение для студентки-практикантки, а позже в него внесли изменения... работники следствия. А еще Аухадиев в суде заявлял, что следствию нужно было проверить на предмет незаконных решений все компьютеры Приволжского райсуда.

Любопытно, что Хайрутдинова и Сальманова, которые в ходе предварительного следствия подробно рассказали об эпизодах участия Аухадиева в незаконном бизнесе, позже изменили показания. На суде они также подробно те же эпизоды приписали Гараеву и тоже сослались на давление со стороны сотрудников  предварительного следствия. Между тем в суде стало известно, что с участниками процесса неоднократно встречались не только полицейские, но и родня Аухадиева.

Выступая в прениях, гособвинитель попросил отправить экс-помощников судей в колонию строгого режима на семь лет и оштрафовать каждого на 750 тысяч. Ту же сумму и тот же срок, но уже в колонии общего режима обвинение запросило для риелтора, а для секретаря - четыре года колонии общего режима со штрафом в 250 тысяч. Ожидается, что 24 апреля подсудимым будет предоставлено право выступить с последним словом.