Как дворнику в "Дальнем" память отшибло

Ирина ПЛОТНИКОВА
Фото Александра ГЕРАСИМОВА

Все преступления "Дальнего", похоже, раскрыть не удастся. 27 декабря в Казани приостановили следствие по делу 72-летнего дворника, который провел в этом злосчастном отделе милиции 15 часов, а на следующий день ему пришлось делать трепанацию черепа.

Хайдар абый оказался в отделе милиции "Дальний" в День всех влюбленных. 14 февраля 2008 года около шести утра он, как обычно, ушел на работу - убирать снег во дворе училища на Зорге. Домой его ждали к 11 часам дня, а не дождавшись, стали обзванивать больницы, милицию, морги. В бюро несчастных случаев 053 старшую дочь успокоили: если отец окажется в милиции, информация тут же поступит. Информация почему-то поступила около двух часов ночи.

"Нам сказали, что его якобы забрали на остановке пьяного, а он не мог напиться, он - инфарктник", - рассказывает дочь пострадавшего Гузель. По ее словам, прибежав в отдел "Дальний", мать и дочери обнаружили отца в тяжелом состоянии: "Он не знал, в какую дверь идти, ударялся, не мог сам надеть ремень и завязать шнурки, поставить роспись".

Дома у пожилого мужчины открылась рвота, а позже младшая дочка обнаружила у отца следы от ударов по голове и вызвала скорую. В КНИТО несчастному сделали томограмму, обнаружили перелом основания черепа и направили на экстренную операцию, после нее он неделю лежал в коме. Все это время сотрудники милиции донимали семью.

- Ходили вместе с начальником к нам домой и в больницу, подсовывали нам на подпись чистые листы бумаги, но мы их выгнали, - вспоминает младшая дочь Римма. - Месяца через полтора, после выписки отца, я пришла с заявлением в прокуратуру района сообщить о преступлении, а они мое заявление выкинули и сказали: не надо тут приходить и наговаривать на милицию...

Уголовным дело пострадавшего дворника стало лишь в апреле 2012 года, после визита в Казань главы Следственного комитета Александра Бастрыкина. И вот сейчас, через восемь месяцев, следователь Валерий Кошкин принял решение приостановить производство "в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого".

Сложность этого дела в том, что, получив травму черепа, 72-летний Хайдар абый не может вспомнить, что с ним делали в "Дальнем". Перед операцией успел рассказать родне, как еще утром шел пешком от училища, как купил на остановке пачку сигарет и как подъехавший экипаж милиции предложил проехать в отдел. "Последнее, что запомнил, это двери отдела, а после операции он и этого рассказать не смог - будто заново родился", - говорит Римма.

Полицейская версия событий выглядит иначе: пьяный пенсионер ехал в автобусе, матерился, донимал пассажиров, падал на пол - возможно, там и разбил себе голову. Версию эту излагает сотрудница полиции, которая уверяет, что в 2008 году была пассажиркой того самого автобуса и после жалоб пассажиров вывела пьяного на остановку, а затем вызвала наряд. Родные Хайдара абый убеждены: свидетель подставной, отец вообще не мог оказаться в автобусе - он экономил деньги и по Приволжскому району всегда ходил пешком.

- Свидетельница - странная, не помнит ни одежду пассажира, ни номер автобуса, но уверенно рассказывает о падениях, - говорит председатель совета Казанского правозащитного центра Игорь Шолохов. - Наш адвокат предложил следователю провести очную ставку: сможет ли опознать эта девушка из полиции пострадавшего? Но чудесным образом через два дня после разговора быстренько провели ситуационную экспертизу, на которой свидетельницу с потерпевшим свели вместе. Предупредить о ней адвоката "забыли".

Объяснить эти странности желающих среди представителей СУ СКР по РТ не нашлось. По данным правозащитников, других пассажиров автобуса за восемь месяцев следствию найти не удалось. За это время эксперты установили, что память Хайдару абый действительно отшибло и что травма, которую он получил, могла быть нанесена "в результате падения с высоты своего роста". Родственники пострадавшего говорят, что могли бы опознать стражей порядка, которые так переживали за здоровье "пьяного пассажира", что ходили к нему домой. Но их на процедуру опознания никто не приглашал.

"Будем обжаловать постановление о приостановлении дела, - говорит Игорь Шолохов. - Считаем, что следствием не даны ответы на многие значимые вопросы. Если версия с автобусом правдива, то почему пострадавшего человека заперли в камере, а не вызвали ему скорую?"