"Как мы могли все это вынести?"

Ирина ПЛОТНИКОВА
"Как мы могли все это вынести?"

В 6 утра им вручили повестки, в 9 часов начался выпускной экзамен, а сразу после него на крыльце вуза раздали дипломы и пожелали вернуться живыми. Около тысячи выпускников Казанского мединститута проводили на фронт за время Великой Отечественной войны. Те, кто вернулся и смог дожить до 66-й годовщины Победы, вчера встретились в ДК медработников.

В последние годы подполковник медслужбы Татьяна Емелина не надевает все ордена и медали даже на торжества, чтоб не мешали работе кардиостимулятора. Сейчас Татьяне Андреевне 90 лет, на фронт попала в 22. Вспоминает, что медиком стать не мечтала, готовилась к поступлению в химико-технологический, но тяжело болевший отец попросил: "Поступай в медицинский, хоть одному, да спасешь жизнь..." Не знал, что начнется война.

От Волхова до Одера Емелина прошла в составе военно-полевого хирургического госпиталя №576. Рассчитан он был на прием 240 раненых в сутки, но в обычные фронтовые дни их поступало около 2 тысяч. А дважды за войну - во время Ясско-Кишиневской и Миргородской операций - полевая лечебница, в штате которой было 4 хирурга, терапевт, 20 медсестер и санитаров, приняла по 10 тысяч бойцов. Чтобы обеспечить местами всех, разворачивали койки даже в конюшнях и на кладбищах. В первую очередь помогали самым тяжелым - на чины и звания не смотрели.

- Не спали тогда минимум трое суток подряд, - вспоминает Татьяна Емелина. - У каждого хирурга было по 2 - 3 операционных стола, пока на столы загружали раненых, ты мог сесть-встать. Пока мыли руки, нам в рот вливали настой шиповника, в нем витамин С, который придает бодрость. После трех суток работы садиться ты не имел права, чтобы не уснуть. Сейчас вот думаю: как мы могли все это вынести?.. Просто тогда никто не щадил себя.

Как-то после особенно долгого дежурства хирурга Емелину с операционной сестрой отправили отсыпаться. Сил и времени ставить палатку и сделать подстилку из лапника не было, девушки легли прямо на снег и, укутавшись в шинель, тут же провалились в сон. Не слышали ни бомбежку, ни обстрел госпиталя. Лишь когда товарищи разбудили, обнаружили в своих шапках-ушанках с десяток мелких осколков -снаряд взорвался на отдаленном расстоянии. А еще в госпитале был случай с санитаркой, которая в палате тяжелораненых мыла пол под кроватями и уснула прямо на мокрой тряпке.

Кстати, взамен той обстрелянной ушанки хирургу Емелиной выдали новую - с клеймом родной меховой фабрики из Казани. И эта шапка согревала врача всю войну, а после войны обрела нового хозяина и отправилась служить во второй раз уже вместе с ее племянником.

Татьяна Андреевна накануне своего 90-летия написала книгу "Фронтовые дороги медиков Татарстана", в которую вошли личные воспоминания о войне и рассказы о судьбах врачей, медсестер и санитарок, призванных из Татарии. Например, о медсестре Фаине Чанышевой, которая за один бой в июле 43-го вынесла с передовой 50 раненых солдат и офицеров и позже была награждена тремя орденами, а спустя 20 лет после Победы единственная в ТАССР получила награду международного Красного Креста - серебряную медаль Флоренс Найтингейл.

А вот служба выпускницы Казанского мединститута Александры Лепешевой была недолгой. Ее с передовой группой отправили разворачивать палатки для медсанбата, а поле оказалось заминировано. К счастью, рядом разворачивали позиции артиллеристы и помогли вынести раненых. Позже Александру с тяжелыми ранениями обеих ног отправили в тыл и признали не годной к продолжению службы. А после войны к ней приехал и позвал замуж ее спаситель - артиллерист.

Другую однокурсницу Емелиной Лялю Троицкую через месяц после прибытия на фронт взяли в плен в качестве "языка" на передовой, а потом угнали в Германию. Всю войну ей пришлось работать в свинарнике, а после проходить проверку в советских лагерях.

К слову, на фронте под подозрение в измене попадали все, кто получал ранение в руку. Сотрудники СМЕРШа даже запрещали военным медикам обрабатывать такие раны йодом, чтобы не уничтожить следы пороха. По словам Татьяны Емелиной, распознать "самострел" было несложно: входное отверстие от пули было намного шире выходного. После госпиталя таких раненых отправляли в штрафбат.

Порой на войне происходили такие чудеса, которые гражданской медицине и не снились. Как-то раненная в живот женщина, истекая кровью, проехала до госпиталя 20 километров... за рулем мотоцикла и тут же попала на операционный стол. В другой раз санитарка Мария Анашкина несла раненым чай и суп в двух ведрах, а когда начался обстрел и задрожала земля, попыталась прикрыть голову и, подняв эти тяжеленные ведра над собой, получила ожоги. Похожий случай был и у Татьяны Андреевны, которая до сих пор не понимает, как ей удалось во время бомбежки поднять нехуденького бойца в гипсе и спустить его со второго на первый этаж здания.

Памятней 9 мая стало для Татьяны Емелиной 5 декабря 1945 года - в этот день их эшелон пересек государственную границу СССР в районе Львова: "И вот тут-то проявился характер каждого из нас - кто плакал, кто на колени вставал и родную землю целовал, кто плясал и кричал: "Мы живы! Мы дома!".

Фото Александра ГЕРАСИМОВА.