Как начальник угрозыска "киллером" стал

Ирина ПЛОТНИКОВА
Фотография Александра ГЕРАСИМОВА

Вчера Верховный суд РТ вынес приговор по громкому делу о дареной квартире и заказе на убийство. Виновной в попытке устранить собственную дочь чужими руками признана 75-летняя Хания Зиганшина из Набережных Челнов. Суд приговорил ее к двум с половиной годам колонии общего режима. Но брать под стражу пока не стал.

В зал суда подсудимая и ее ближайшие родственники пришли порознь. 47-летняя дочь Хании Зиганшиной признана потерпевшей, внучка - свидетелем. С обвиняемой они не здороваются и стараются не общаться. Впрочем, как и с прессой. "Вон, гляньте - "киллер" сидит", - показывает внучка на скамью подсудимых, пытаясь переключить внимание корреспондента "ВК". Переключаюсь. Вижу бабушку в белом платочке, в платье и спортивной куртке. Совсем не так я представляла себе заказчицу убийства.

Челнинскую семью рассорила "лишняя" жилплощадь. По версии следствия, в свое время Зиганшина помогла дочке купить однокомнатную квартиру. А в прошлом году, узнав, что квартира продана, стала требовать половину ее стоимости. Но получила отказ: деньги ушли на покупку "двушки", куда переехали дочь с внучкой. Сама Зиганшина проживала тоже в двухкомнатной квартире, которую после смерти мужа считала своей собственностью. И вдруг при получении очередного счета за коммунальные услуги не обнаружила себя в числе собственников.

"Дочка захватила мою квартиру, она же риелтор, сделала договор дарения на свою дочь, а я и знать не знала. У меня ведь еще одна дочка есть - они семьей на 15 квадратных метрах ютятся", - рассказала подсудимая корреспонденту "ВК" до начала заседания. Потерпевшая претензии матери отвергла: "Не верьте ей. Она шесть лет назад оформила договор дарения, а теперь говорит, что не помнит".

Вопрос о подлинности дарственной в суде не рассматривался. Согласно обвинительному заключению, на преступление пенсионерку толкнуло желание вернуть подарок. В ходе следствия один из свидетелей рассказал, что в феврале 2012-го Зиганшина предложила за 10 тысяч рублей избить ее дочь и отобрать у нее документы на квартиру. Деньги свидетель взял, заказ не выполнил. Найти нового исполнителя бабушке "помог" ранее судимый сосед. В суде он рассказал, что после неоднократных просьб был вынужден заявить о преступных намерениях соседки в отдел полиции "Центральный". А далее все встречи с бабушкой фиксировались с помощью диктофона и скрытой видеокамеры.

Ответственную роль "киллера" взял на себя начальник угрозыска отдела полиции Ирек Насиров. На следствии он рассказал, что поначалу за устранение дочки заказчица решила заплатить 80 тысяч рублей, потом сбила цену до 50 тысяч. По словам "киллера", от бабушки он получил фото и адрес жертвы, информацию о ее привычках и совет воспользоваться для убийства молотком. Много позже, уже в суде, изучалась видеозапись одной из встреч с заказчицей. "На ней "киллер" спрашивает: может, нужно только испугать жертву, а пенсионерка отвечает, что нет, нужно устранить, иначе документами не завладеть", - сообщил "ВК" гособвинитель Ильфат Габдрахманов.

Суд установил, что 17 февраля "исполнитель" представил заказчице фото дочки на полу в луже "крови" и ее паспорт. Женщина поверила, лишь увидев опечатанную квартиру, где якобы и произошло преступление. На следующий день она заплатила 27 тысяч рублей, пообещав остаток через месяц, и была задержана.

- Чистосердечно каюсь. Вину свою поняла. Прошу вас дать мне возможность умереть дома и не лишать меня свободы, - обратилась вчера к судье Хания Зиганшина. А еще сообщила, что в ближайшее время ей предстоят две непростые операции, что эксперты, которые признали ее вменяемой, не располагали результатами последнего обследования.

Хания Зиганшина надеялась, что наказание будет условным. Гособвинитель требовал 8 лет лишения свободы, отмечая, что за столь тяжкое преступление статья УК РФ предусматривает наказание вплоть до пожизненного заключения. Однако такое наказание в России применяется лишь в отношении мужчин. В итоге Верховный суд РТ признал Ханию Зиганшину виновной, однако посчитал, что действовала она не из корыстных соображений - ведь смерть дочки не аннулировала бы дарственную на квартиру.

Услышав приговор - два с половиной года колонии общего режима, подсудимая заявила, что будет его оспаривать. Гособвинитель Ильфат Габдрахманов не исключил, что и Прокуратура Татарстана направит в Верховный суд РФ свои возражения - в части мягкого наказания и исключения из квалификации корыстного мотива. Из зала суда Хания Зиганшина ушла домой: суд оставил ее под подпиской о невыезде до вступления приговора в законную силу.