Как в Сбербанке миллиарды раздавали

Ирина ПЛОТНИКОВА
Как в Сбербанке миллиарды раздавали

На финишную прямую вышло рассмотрение уголовного дела о мошеннической, по версии следствия, схеме выдачи кредитов в Казани на общую сумму 2,7 млрд рублей. В ходе прений в Вахитовском райсуде гособвинение запросило для трех подсудимых - предпринимателя и двух сотрудников Сбербанка - наказание в виде реального лишения свободы на срок от 4 до 6 лет.

В так называемом деле «Софт-трейда» - 400 томов и сотня свидетелей. Его рассмотрение в суде началось еще в 2012 году, но затем председательствующий судья получил назначение в другой суд, и в январе 2013-го процесс стартовал заново.

А три десятка заведомо невозвратных, по версии следствия, кредитов были оформлены еще в 2005-2008 годах, и получателями их были связанные между собой фирмы, которые использовали новые займы для погашения старых. Пока осенью 2008-го, на волне кризиса, не ужесточились правила кредитования в банке.

За фирмами-получателями кредитов, как полагает обвинение, стоял основатель ООО «Софт-трейд» Сергей Николаев, подававший в Сбербанк недостоверные отчеты о реальном положении дел в этих фирмах. Вместе с Николаевым на скамье подсудимых оказались экс-заместитель управляющего Советским отделением Сбербанка Людмила Акаловская и бывший инспектор кредитования этого отделения Лилия Мифтахова. Все трое надеются на оправдательный приговор.

Судебные прения по данному делу растянулись на два дня и завершились вчера. Гособвинитель Регина Кафарова просила суд признать Николаева виновным в мошенничестве по ч. 4 ст. 159 УК РФ и приговорить его к шести годам колонии общего режима, признать Акаловскую и Мифтахову виновными в пособничестве мошенничеству по ч. 5 ст. 33, ч.4 ст. 159 УК РФ и назначить им наказание в виде пяти и четырех лет колонии общего режима соответственно.

Кроме того Кафарова просила суд признать Акаловскую виновной в использовании своих полномочий вопреки законным интересам коммерческой организации, а Николаева - в незаконной финансовой операции, и назначить им штрафы по 100 тысяч рублей, но освободить от уплаты в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности по данным статьям УК. А вот гражданский иск Сбербанка к подсудимым на сумму свыше миллиарда рублей гособвинитель не поддержала со словами «имеется вторичное взыскание».

В своей речи представитель прокуратуры ссылалась на показания подсудимой Мифтаховой, данные той еще на предварительном следствии. Тогда Мифтахова рассказывала, что в свое время начальник ее отдела после разговора с управляющим Советским отделением Козловым запретил запрашивать выписки о движении средств по счетам связанных с Николаевым фирм, и что одно и то же имущество данных фирм могло использоваться в качестве залога по разным кредитным договорам, а иногда акты осмотра таких залогов подписывались без выезда на место.

В суде Мифтахова от этих показаний отказалась, заявив, что нарушений при выдаче кредитов не было. Также она отказалась подтвердить свои показания в части получения денежных средств от Николаева за подготовку технико-экономического обоснования по кредитам. «Я была подневольным человеком. У меня были руководители, которые решения принимали, и все лично были знакомы с данными клиентами», заявила она.

Той же позиции придерживается и подсудимая Акаловская: «Ни один из свидетелей не сказал, что я кого-либо заставляла нарушать какие-либо инструкции. Я стала, вероятно, крайней в этом большом маховике административном. Поскольку была лишь замом. Все знали, что руководил банком Козлов».

Фамилия экс-управляющего отделением Сбербанка в суде звучала неоднократно. Хотя официально по данному делу Козлов проходит в качестве свидетеля. Так, перед началом прений адвокат Николаева интересовался у подзащитного, почему тот, являясь учредителем ряда фирм решил перестать быть таковым. «Была просьба Козлова, в связи с тем, что эти предприятия не подлежали кредитованию параллельно», - пояснил Николаев. Тогда защитник спросил у представителя потерпевшего банка, одобряет ли такое поведение управляющего руководство. «Не могу сказать, у нас этого в регламентах не прописано», - ответил тот.

Подсудимый Николаев заявил суду, что считает себя честным предпринимателем, и что желания похитить деньги банка у него не было: «Если бы я был мошенником, я бы никогда договор поручительства не подписал!» Любопытно, что адвокат Акаловской Всеволод Добрынин в своем выступлении попенял следствию, что экономическая деятельность фирм Николаева не была исследована - возможно, его бизнес вполне успешен и позволял выполнить обязательства по кредитам. Также адвокат поставил под сомнение заявленный размер ущерба, отмечая, что необходимая для такой категории дел экспертиза банковской бухгалтерии не проводилась.

30 октября подсудимым будет предоставлено право выступить в суде с последним словом. После чего им будет вынесен приговор.