Как в Свияжске пролился дождь из зеленых огурцов

Айсылу КАДЫРОВА
Как в Свияжске пролился дождь из зеленых огурцов

В субботу казанский фонд «Живой город» представил в Свияжске итоги III театральной лаборатории «Свияжск АРТель». Почти тысяча человек приехали в этот день на остров, чтобы посмотреть на экспресс-постановки режиссеров - обладателей «Золотой маски» Романа Феодори (Красноярск) и Дмитрия Волкострелова (Санкт-Петербург). А также на работу казанского режиссера Регины Саттаровой, профессиональными призами совершенно не избалованной. У всех у них было одинаковое задание: показать эскизы будущих спектаклей на тему «Остров».

Первыми на лаборатории начали работать драматурги. Знаменитый Юрий Клавдиев писал текст для свияжской труппы Романа Феодори. Начинающий, мало кому известный даже в Казани Павел Поляков - для труппы Регины Саттаровой. Для Дмитрия Волкострелова и его актеров текст должен был сочинять любимый волкостреловский автор Павел Пряжко, но по ряду причин он в Свияжск не приехал, и эта команда решила работать без драматурга.

Постановки Феодори и Саттаровой в субботу показывали для зрителей два раза подряд. А проект Волкострелова и его команды длился в Свияжске с полудня до шести вечера - за это время его можно было посмотреть в любой момент в разных местах, специально отмеченных на карте острова. Карту выдавали всем желающим.

«ПОСЕЩАТЬ В ОДИНОЧЕСТВЕ»

Дмитрий Волкострелов и пять актеров, которых он отобрал для работы в «Свияжск АРТели», придумали создать не спектакль, а музей под открытым небом. Их постановочный проект так и назывался: «Музей мест которые». В правилах посещения было написано: «Места музея обозначены на карте. Начинать посещение музея рекомендуется с любого места. Рекомендуется посещать музей в одиночестве. Во время посещения музея не рекомендуется разговаривать. Не вступайте в коммуникацию с сотрудниками музея...» Также анонсировалось, что в месте №10 в определенные часы будет исполняться музыкальная пьеса Джона Кейджа «4'33» (всего - три раза). Это произведение известно тем, что длится, согласно названию, 4 минуты 33 секунды, и на всем протяжении исполнения участники ансамбля не извлекают звуков из своих инструментов: музыкой становятся звуки окружающей среды...

«Волкостреловский музей» состоял из 15 мест, разбросанных по всему острову. Можно было обойти их все и не встретить там никого из актеров: актеры проявлялись в этих местах, обозначенных табличками со странными текстами, в произвольное, им самим удобное время. Лично мне повезло только однажды и ровно на секунду: подбежала к месту №10 (Рождественская площадь, на табличке текст с подчеркиванием и без знаков препинания: «место которое пуп земли...»), когда артист («сотрудник музея») важно говорил в пустоту последнюю фразу своего монолога: «Поаплодируем архитекторам!» 

В этом странном музее было «место в котором существует возможность театра» (в беседке), «место которое шумит место которое говорит место которое шепчет место которое волнует...» (река Щука), «место в котором были киты» (за школой у обрыва), «место которого больше нет место в котором калитка в прошлое...» (заброшенный пустырь)... Волкострелов придумал квест для неутомимых путешественников, ценящих нехоженые тропы. Его интеллектуальный музей знакомил со Свияжском не туристическим, не рекламным - заставлял вглядываться и вслушиваться в непопулярное пространство, примирял с самим собой.



О ЛЮБВИ ОРЛА И ЛОШАДИ

Юрий Клавдиев написал в рамках лаборатории «Единственный берег: три текста для исполнения». Роман Феодори виртуозно «вылепил» из них одну большую историю, которую блестяще разыграли актеры Казанского ТЮЗа.

Верный признак удавшейся театральной постановки: тебе очень нравится текст, который произносят актеры, его хочется немедленно прочитать «своими глазами». «Это большая литература! Где, где это можно прочитать?!» - с таким вопросом обращались потрясенные зрители к Юрию Клавдиеву после показа. Но не сразу: сначала горячо и долго - минут пять - аплодировали.

В его произведении говорили Река (Елена Калаганова), Мать-природа (Эльмира Рашитова), Лошадь (Ильнур Гарифуллин), Орел (Алексей Егоршин) и Юродивый (выдающаяся работа Анатолия Малыхина). Лошадь и Орел рассказывали историю про свою друг к другу любовь - неправильную с точки зрения людей, Река - про свои от людей страдания, Юродивый - про то, как ошибочно принял новых в Свияжске людей с красной звездочкой на головном уборе за прилетевших на Землю обитателей далекого звездного неба.

От любви Лошади и Орла в волшебном клавдиевском мире появляется крылатый конь - любимец муз Пегас, страдания Реки «перетекают» в тихую мудрость просто жить, а смиренный Юродивый продолжает любить огромное над Свияжском звездное небо.

Дивной красоты монологи можно было бы, наверное, слушать и просто так. Но режиссер Феодори придумал их иллюстрировать. На глазах у зрителей актеры стелят на стол голубую, как вода в Свияге, скатерть. Потом высыпают на нее мешок овса и «лепят» из зерен остров. На этот остров водружают рюмки донышком вверх, на донышки ставят луковицы - чем не храмы? Рядом ставят буханку хлеба, а сверху - раскрытую книжку: получается избушка... Все это напоминает миниатюрный театр марионеток великого Резо Габриадзе. Все это хочется видеть неоднократно.



ЗАТОРМОЖЕННОЕ СВИЯЖСКОЕ ВРЕМЯ

Регина Саттарова и ее актеры (сборная свободных профессионалов из Казани) выжали максимум возможного из, прямо скажем, не самого удачного текста Павла Полякова «Свияжское время». Он собрал ассорти из подслушанных монологов реальных жителей острова: жалобы на то, что их укачивает, на то, что нет в Свияжске ни аптеки, ни больницы... Скучные рассказы скучных людей.

Саттарова и ее актеры разыгрывали их на дебаркадере в адски медленном темпе. Иногда их реплики и жесты нудно повторялись: эффект заезженной пластинки. Постановка гениально передавала ощущение тягучего свияжского времени и беспросветной на этом острове тоски. В нетривиальную режиссерскую картину идеально вписывались истошные крики настоящих чаек и сладковато-муторный запах гниющих в воде водорослей. В какой-то момент вымысел и реальность смешались: ловко поставленный дождь из зеленых огурцов, обрушившийся с потолка дебаркадера, казался не продуманным фокусом, а маленькой катастрофой...



Фото Юлии КАЛИНИНОЙ.