Казанский стрит-арт под администрацией: как уличное искусство цензурируют чиновники

Андрей МАРТЫГИН
Казанский стрит-арт под администрацией: как уличное искусство цензурируют чиновники

Представители уличного искусства Казани рассказали, что местный стрит-арт находится в упадке. Мы поговорили с авторами самых ярких работ города о том, как они видят их спустя время и какими арт-объектами Казани вдохновляются, а также узнали, почему мурал от нейросети считают слабой работой.

Руководитель творческого объединения Supernova Дмитрий Кудинов рассказал нашему изданию о том, как развивался казанский стрит-арт. В 2012 году под началом Кудинова Supernova стала одним из организаторов мурал-фестиваля Like It.Art – художники мирового уровня приезжали в Казань, чтобы расписать фасады жилых хрущевок и кирпичных многоэтажек. А в 2018 году, во время чемпионата мира по футболу, Кудинов стал автором муралов с изображением футболистов – об одном из них в своих соцсетях написал Неймар, что сделало казанские фасады известными на весь мир.  

– Если исторически смотреть, то мурализму предшествовало монументальное искусство Мексики – тот же самый Диего Ривьера. Потом эту практику перенял Советский Союз в виде мозаик и других видов работ, когда монументальные работы начали появляться не в храмах, соборах и замках, а в общественном пространстве. Когда они стали общедоступны и были ориентированы на массового зрителя. А в 2010 году появилась новая ветка развития уличного искусства, и эту нишу вдруг занимают уличные художники, – рассказал Кудинов.

Он также отметил, что исторически изображение человека на больших объектах было обусловлено обильной застройкой – и такие архитектурные решения позволяли человеку как бы не потеряться среди огромных зданий. 

Со временем это желание «не потеряться» эволюционировало в желание заявить о себе вполне конкретным посылом через стрит-арт.

Росписи на фасадах казанских зданий последних лет Кудинов находит некачественными: техника, исполнение, работа с историей места, идеей – всего этого, по мнению собеседника, нет в новых муралах артистов. Подобные принципы он соблюдает в рамках своего творческого объединения – и хорошим примером такого подхода, по мнению Кудинова, стали его работы в Старо-Татарской слободе: муралы «Сохраняя традиции» и «Ретроспектива Старо-Татарской слободы».

Также стагнация местного стрит-арта, как считает Кудинов, связана еще и с его истоками: в Европе первые муралы начали появляться без согласования с властями – местные граффитчики расписывали фасады зданий в уникальном стиле, а чиновники не устраивали с ними борьбу, принимая образы на стенах как органичное выражение среды – и понимая художественную ценность этого выражения, несмотря на то, что чаще всего оно было протестным.

В России же современный мурализм выглядит скорее как украшательство – он не вырос из протестного уличного искусства – власти предоставляют площадку, сами выбирают художника и решают, что будет изображено на фасаде. О самобытности в таком случае говорить не приходится. Отсюда и тезис об упадке стрит-арта Казани. 

Впрочем, совсем опустившимся его назвать нельзя – помимо своих работ, Кудинов продвигал работы и других художников. Так, например, мурал «Империализм 2.0» Рустама Кубика выполнен по эскизу Кудинова. Он совместил две работы Кубика, когда узнал, что у администрации Кировского и Московского районов есть запрос на мурал по теме экологии. 

И эту работу, пожалуй, можно было бы назвать уникальной коллаборацией, если бы не недовольство самих художников – Кудинов недоволен исполнением, Кубик – тем, что эскиз утвердили именно в таком виде.

– Так получилось, что не по моей воле был сделан эскиз – его протолкнули, утвердили в городе. И у меня не было выбора как-то по-другому нарисовать его. Не хочу кидать камень в чей-то огород, но я не очень люблю повторять то, что уже было сделано на холстах. Я очень редко повторяюсь – и здесь это повторение меня немного выбило. И работа была не совсем искренней. Но тема хорошая, и в целом мурал встал на свое место, – рассказал Рустам Кубик.

Собеседник также отметил, что картина начала утрачиваться, а снизу фасад здания «завандалили» – художник подчеркнул, что открыт к предложениям администрации обновить мурал.

Кудинов и Кубик – художники, известные за рубежом. Причем перед тем как сделать свой первый мурал в Казани, работы Кубика уже были известны по всему миру: от Европы до Новой Зеландии. 

Первым муралом Кубика в столице Татарстана стала роспись фасада паркинга на Завойского – работа «Я могу дышать». Она стала еще и самой масштабной в Татарстане, ее длина составляет 183 метра. Для сравнения, муралы на девятиэтажках не превышают 30 метров. 

– Изначально в мурал закладывалась тема космоса: его освоение, мечты о нем. А в самом названии заложена отсылка к ковидному периоду, когда мы все сидели дома в карантин: носили маски, сидели дома – нам не хватало простора и воздуха. И по работе это можно понять: мальчик сидит взаперти и хочет на свободу, мечтает о космосе, – рассказал нашему изданию художник. 

ВЗРАЩИВАНИЕ ПРОМЫШЛЕННОСТИ 

По праву одним из самых масштабных муралов города может считаться работа художника под ником SlyDog (в миру Азата Алеева). «Девочка Мира», или девочка с лейкой на здании «Тасмы» располагается на фасаде промышленного здания высотой с 10-этажный дом, а примерная высота работы составляет 30 метров. 

Мурал был создан по заказу администрации Кировского и Московского районов – за основу была взята работа чешской художницы Наталии Рак. Алеев, как говорит сам, полностью переделал работу под себя – сделал ее более иллюстраторской, добавил к картине национальный костюм. 

Проезжая со стороны Горьковского кольца к площади Восстания, можно поймать тот самый ракурс, на котором девочка как бы поливает растущую у здания березу. 

– Был даже скандал из-за того, что я якобы скопировали эту работу, хотя это не копия, а оммаж. Я сделал ремейк этой работы, – подчеркивает Алеев в разговоре с нашим изданием.

Художник видит «Девочку Мира» ключевой работой в своей карьере, поскольку она стала первой работой такого масштаба. Берясь за нее, он не до конца верил, что в одиночку сможет расписать такой фасад.

– Каждый видит в этой работе свой смысл, а кому-то может просто нравиться эта девочка. Ключевое – нужно было создать что-то позитивное и жизнерадостное, чтобы смотреть и радоваться жизни. Мурал муралу рознь – иногда рисуют такое, что думаешь: то ли застрелиться, то ли повеситься, – шутит художник.

Вообще работы SlyDog`а ежедневно попадаются на глаза жителям Казани – на Баумана он совместно с питерским художником рисовал Мону Лизу, а у ЖК «Арт Сити» стену с Сальвадором Дали. Работ действительно много, но по-настоящему гордится он фасадом порохового завода.

– Это одна из моих самых любимых работ, потому что именно над эскизом мне удалось поработать в творческом ключе. Мне дали поработать с историей завода, с ключевыми моментами: например, что основала его Екатерина Вторая – там есть выдержки указа: «повелеваю создать в Казанской губернии пороховой завод»; солдаты образца имперской России, то есть гусары. Есть солдаты Второй мировой – ну и в принципе Казань, – рассказал Азат Алеев.

Художник также отметил, что постарался изобразить военную тематику с точки зрения истории и в позитивном ключе.

ПИК КАЗАНСКОГО СТРИТ-АРТА

Несмотря на разность подходов к творчеству, все эксперты сходятся в том, что огромным событием для местной арт-сцены стал международный мурал-фестиваль Like it.Art.

– Меня с самого начала моего пути, когда я еще не рисовал масштабные работы, вдохновляли четыре мурала на Абсалямова 2012 года с фестиваля Like it.art: там Пиксель Панчо – мексиканец, Марат Морик, Андрей Бергер и другие. Это известные мировые художники – тем, кто интересуется уличным искусством, стоит идти туда в первую очередь, – поделился Рустам Кубик.

В этом же его поддержали и Алеев с Кудиновым. Также единогласно художники высказались о небольшой художественной ценности нового казанского мурала-диптиха, созданного с помощью нейросети.

– Я знаю ребят, которые это рисовали – это мои друзья. Я думаю, они сами понимают, что это просто коммерческая работа, это не их авторский эскиз, это не их отдушина. Они сделали просто потому, что их попросили. Поэтому они сами скорее всего разделят мое мнение: работа так себе. Да, картинка приятная, позитивная, но ее можно было более творчески изобразить, а не просто какую-то красивую открытку сделать, причем очень упрощенную в изображении. Там нет какой-то особой художественной техники, просто очень слабая работа – даже студенты-первокурсники художественно училища лучше нарисуют, – рассказал Кубик.

Он также подчеркнул, что ценности, которые транслирует эта картина, понятны всем – и все их разделяют. Вопросы вызывает лишь реализация проекта – подойти можно было креативнее.

Дмитрий Кудинов же раскритиковал еще и сам подход администрации к созданию этого мурала – по его мнению, нейросети и искусственный интеллект должны быть инструментом художника. А когда ИИ сам генерирует изображение – это забирает у горожан важнейшую составляющую уличного искусства – авторство жителя среды, который с течением жизни впитывает в себя культурный код определенного места.

В качестве альтернативы он привел пример с использованием ИИ, когда компьютер считывает импульсы мозга художника и трансформирует их в изображение.

Фото: Вечерняя Казань / Павел Хацаюк
 Пресс-служба мэрии Казани