Кому казарма, а кому и дом родной

Айгуль ШАРАФИЕВА
Кому казарма, а кому и дом родной

"Эти солдаты нас убьют", "Они в меня рваный ботинок метали!" - такие ужасы пенсионерки Ркыя Хайруллина и Фаиля Гарифуллина рассказывают о солдатах не какой-нибудь вражеской армии, а родной, российской. С ними обитателям дома №6 по улице Богатырской приходится делить жилье по принципу бутерброда: на первом этаже в обычных комнатах живут обычные люди, а на втором размещаются военные, в казармах.

Солдаты живут насыщенной армейской жизнью. "Придут из наряда и давай ходить: то чинятся, то подшиваются, то моются, - жаловались корреспонденту "ВК" жильцы первого этажа. - Думаешь, отбой, так нет: объявят тревогу среди ночи и айда бегать в сапогах 45-го размера у нас над головами! Или кроватями грохочут - казарму драят! Весь дом ходуном - днем и ночью покоя нету от них!" Выше казармы, на третьем этаже, пытаются наладить свою жизнь другие мирные гражданские, а четвертый занимает военный штаб.

- Уж не знаем, что они там обсуждают по ночам, только их солдаты и окурки бросают, и воротнички. И главное, повадились писать в бутылки из-под пива и бросать их из окон, - рассказывает мне Фаиля Гарифуллина. - Мы убираем эти бутылки, а сами плачем.

- А что, у солдат в казарме туалета нет?

- У них-то как раз все есть: пороховой завод ведь поделили на две части, одна - действующая. К ней приписали солдат как военизированную охрану. А другая часть - обанкротившаяся. Туда, как ненужный хлам, записали нас, ветеранов, вместе с нашим домом. Поэтому у солдат и пластиковые окна, и чистые туалеты, а вот у нас...

Жильцы коммуналки повели корреспондента в свой туалет. Помещение обрамляла железная арка, похожая на виселицу. Было понятно, что конструкция подпирает стены и потолок, чтобы они не рухнули. "Не надо было эту железку ставить, - решительно сказала в сортире Фаиля Гарифуллина, - без нее бы потолок обвалился и кто-нибудь умер. Тогда бы нас наконец заметили".

...Когда-то этот злополучный дом целиком был казармой. Но вот в 1953 году армию стали сокращать, и руководство порохового завода решило, а почему бы не поселить в нем работников, нуждающихся в жилье. Временно поселить и даже поставить всех в очередь на жилье. Сказали и сделали. Валентина Калина простояла в такой очереди 47 лет. В 2000 году, когда она стала первой в заветной очереди, ее половину завода обанкротили.

- Мы писали в инстанции про наши беды, - говорит Рафис Зарипов. - И нам ответили, мол, дом аварийный, спору нет. Но очередь ваша на отселение все еще не подошла. Надо набраться сознательности, терпения и ждать. Вот я жду: в 2009 году был девяносто вторым в очереди, в 2010-м - девяностым. Значит, если я подожду еще 47 лет, то смогу получить свою квартиру.

После этих слов пенсионер на минуту зажмурился и стал загибать пальцы: "В это время мне будет чуть больше ста лет". Такой расклад очень устроит местную управляющую компанию - "Заречье", замечают жильцы. Ветераны порохового завода исправно платят по две тысячи рублей в месяц за комнату. Так что держать их на "военном" положении - сплошная выгода. А начни переселять, так убытков не оберешься.

Фото Александра ГЕРАСИМОВА.