Креативный Кукмор: в райцентре будет дом-музей, а дети останутся без дома

Марина ЮДКЕВИЧ
Креативный Кукмор: в райцентре будет дом-музей, а дети останутся без дома

Вдову и четверых ее детей власти Кукмора выселяют из их единственного жилища. В поселке, претендующем на статус города, говорят, что в этом доме хотят устроить музей основателей местной валяльно-войлочной фабрики. Видно, тоже норовят завлечь туриста…

ДОМ ТРУДНОЙ СУДЬБЫ  

…В комнатах дома - дубовые арочные двери,  те самые, что придирчиво выбирал в начале 1870-х хозяин-фабрикант для своего нового жилья;  высоченная печь-голландка, вся в белой плитке; паркет медового цвета... Только за полтора века этот светлый цветочный мед потемнел до горчичного. И все в доме горчит.

Этот большой белый особняк, известный в Кукморе как дом Сергея Комарова, вообще-то был построен обоими братьями Комаровыми - Николаем и Сергеем. Это они в 1860-х основали производство, известное теперь как Кукморский валяльно-войлочный комбинат, при них кукморские валенки дошагали до Парижской и Лейпцигской ярмарок. Братья дожили до 1917-го, новая власть отняла у них фабрику и вышибла из белого дома.

Николая Васильевича, правда, потом как «спеца» приняли на Казанский валяльно-войлочный. Говорят, он и в старости, почти ослепший, мог определить цвет шерсти - на ощупь... Не так давно, рассказывают в Кукморском краеведческом музее, нашелся такой документ - донос на половинке тетрадного листка: якобы Николай Комаров, работая на социалистическом «татваленке», помогает младшему брату Сергею, который теперь уже в далеком удмуртском селе продолжал катать валенки, доставать шерсть... Что с Николаем Васильевичем было после этого доноса - неизвестно, а только в 1938-м в Кукмор приезжала бывшая гувернантка его детей, которая рассказала: «Хозяина больше нет».

А о том, как и когда закончил свои дни Сергей Васильевич Комаров, сотрудникам музея и вовсе ничего не известно.

Теперь в бывшей парадной гостиной Сергея Комарова, давно разделенной на две комнатки, живут Ирина Лезина и ее дети. Застенчивая 17-летняя Рамзия, по-мужски сдержанный 15-летний Рамзиль и улыбчивые 7-летние двойняшки Зарина и Замир.

Дети родились здесь, здесь они и осиротели - их отец погиб в аварии, когда младшим было по два года, - и привыкли, что их надежный тыл - только мама, ну и все это, привычное с рождения: дубовые двери, медовый паркет, балкон с еще «комаровским» деревянным ажуром отделки, ведущая в их бельэтаж лестница в 24 ступени... Их единственный дом.

Между прочим, многодетной семье эта квартира не даром досталась. 20 лет назад мать Ирины решила, что надо им переселиться из Якутии в ее родной Кукмор, продала их комфортабельную квартиру в Мирном и взамен купила на имя дочери вот эту - в доме Комарова.

Но хоть революции в последние годы, считается, не было, теперешним обитателям дома Комарова тоже предстоит выметаться из собственной квартиры. На выход опять указала власть.

Весной прошлого года исполком Кукморского района подал в Кукморский же райсуд иски  к Ирине Лезиной и к собственникам квартиры в этом же доме – семье Желябовых «об изъятии жилого помещения». Основания, коротко говоря, такие: дом аварийный, для проживания решительно непригодный, а потому должен быть изъят для муниципальных нужд.

По ходу судебного дела характер этих самых муниципальных нужд прояснился. Дом Комарова приобрел статус «вновь выявленного памятника», и в районных «верхах» заговорили, что вот хорошо бы организовать в нем музей в честь знатных предпринимателей-земляков, с которыми прошлая власть так нехорошо обошлась.

Что, с одной стороны, было бы восстановлением исторической справедливости - дом как бы возвращается Комаровым (благо они уже мертвы и никаких дальнейших планов исполкома нарушить не могут), а с другой стороны - соблюдением славной исторической традиции. Если сто лет назад Комаровых выкинули из собственного дома во имя народа, так почему бы теперь народ не выкинуть из собственного дома во имя Комаровых!..

СВЕТЛОЕ РАБСКОЕ БУДУЩЕЕ

Намерение устроить в аварийном доме музей с массовым посещением может, конечно, вызвать беспокойство. Вон в акте, на основании которого сделан вывод об аварийности, значатся и «массовые трещины в стенах», и межэтажные перекрытия «поражены гнилью», и стропила гнутся, и фундамент трещит!..

Но беспокоиться за будущих посетителей музея все же не стоит, поскольку, как простодушно указано в том же акте, никакой «инструментальный контроль не проводился», т. е. решение об аварийности члены исполкомовской комиссии вынесли в буквальном смысле на глазок. Но глазок у них, вероятно, очень острый, а может, специально заточенный. Во всяком случае, корреспонденты «Вечерней Казани» никаких трещин в метровых стенах не увидели, а то, что в здании уцелел даже декор полуторавековой давности, указывает на редкостную крепость несущей конструкции...

Но ведь нынешних собственников квартир в доме Комарова власти не так просто выгоняют! Нет, исполком им предлагает аж по 11022 рубля за каждый квадратный метр принадлежащей им площади. А самый дешевый квадратный метр нового жилья - соципотечный - в Кукморе стоит от 28,5 до 31,3 тыс. рублей...

Таким образом, за квартиру Ирины Лезиной исполком предложил 476 тысяч рублей и соципотечную квартиру... с обязанностью выселяемых доплатить в рассрочку еще миллион. Ирина рассказывает, как пыталась объяснить самому кукморскому главе Сергею Димитриеву, что такой вариант для нее, не имеющей постоянной работы (в свежеопубликованном Минэкономики РТ рейтинге муниципальных образований Кукмор по социально-экономическим показателям, включая безработицу, - на предпоследнем в Татарстане месте), просто нереальный:

- Как, говорю, я выплачу миллион, когда мне с моим доходом даже потребительские кредиты не дают?! А он: «Ничего, дочка вырастет, вместе будете платить!» Как будто издевается...

Голос у Ирины пресекается. У ее семьи была хоть маленькая, но независимость, несокрушимый тыл - собственная квартира. Теперь она должна расписаться за рабство - не только за себя, но и за несовершеннолетних еще детей.

В райадминистрации Лезиной, по ее словам, сказали, что вариантов у нее два: либо она добровольно переселится на условиях исполкома, либо будет судиться и в результате все равно переселится на условиях исполкома. «Когда отключат газ и свет, так сами сбежите. Теперь ни для многодетных, ни для инвалидов – ни для кого никаких льгот нет».

ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА

Откуда вообще взялась эта цена возмещения за «аварийный» квадратный метр – 11 тыс. рублей? Ведь такую сумму предлагают «аварийщикам» во всех без исключения муниципалитетах Татарстана.

По Жилищному кодексу РФ, изъятие жилья для муниципальных нужд должно осуществляться путем выкупа по рыночной цене... Либо «по соглашению с собственником жилого помещения» ему может быть «предоставлено взамен изымаемого жилого помещения другое жилое помещение с зачетом его стоимости при определении размера возмещения за изымаемое жилое помещение».

Если перевести эту громоздкую формулировку закона на простой русский язык и подключить элементарные представления об арифметике, она, казалось бы, может значить лишь одно. Что раз стоимость предлагаемой взамен квартиры зачитывается (значит, включается) в размер возмещения, предлагаемого владельцу изымаемого жилья, то предлагаемая квартира никак не может быть дороже, чем изымаемая...

Но в Татарстане, как водится, возникают трудности перевода. Районные власти, утверждая муниципальные «аварийные» программы, руководствуются постановлением Кабмина РТ «Об утверждении Республиканской адресной программы по переселению граждан из аварийного жилищного фонда на 2013 - 2017 годы». Из него, говорят, и следует этот (по закону - рыночный, а на деле - единый на все города и веси Татарстана) размер возмещения собственникам в 11 тыс. рублей за квадратный метр... Почему «говорят»? Да потому что названное постановление никогда не было опубликовано!

При определении этой суммы власти Татарстана руководствовались размерами федеральных субсидий. Так же поступают и в остальных регионах. Но вот, например, по информации региональных СМИ, в Омской, Пензенской и Челябинской областях «аварийщиков» переселяют в новостройки по договору мены без доплаты, по принципу «квадратный метр за квадратный метр», а в Екатеринбурге за аварийный квадрат дают порядка 30 тыс. рублей... Ведь такие дома – это не только сами квартиры, но главным образом – земля под домом, которая по закону также принадлежит собственникам квартир. А она иногда буквально золотая, поскольку старые дома часто расположены в центре населенных пунктов. 

В Татарстане же сделали ставку на поддержку строительной отрасли и программы соципотеки. А чтобы на фиксированный федеральный трансферт строители могли построить больше, денег надо добавлять. Откуда? Достаточно вынудить «аварийщиков» доплачивать путем вступления в соципотеку. Все просто, все при деле, и экономические показатели отрасли - всем регионам на зависть! 

И еще: надо торопиться. По указу президента России все аварийное жилье, признанное таковым до начала 2012 года, должно быть окончательно ликвидировано уже к 1 сентября 2017-го. Потом федеральных денег не дадут…

КРЕАТИВНО И ЕЩЕ КРЕАТИВНЕЕ

Вчера «Вечерняя Казань» пыталась узнать, что думает лично глава Кукморского района Сергей Димитриев о ситуации, в которую поставили многодетную вдову районные власти, если он о ней вообще думает. Но поговорить не вышло: вначале в его приемной отвечали, что  глава занят, потом обещали соединить с ним, когда он освободится, а  когда, не дождавшись обещанного, корреспондент «ВК» снова позвонила в приемную, оказалось, что г-н глава уже безвозвратно  «уехал по сельским поселениям». Не удалось добиться и разговора с предисполкома Азатом Гарифуллиным.

С нами связался лишь «внештатный сотрудник исполкома, консультант по переселению граждан из аварийных помещений» Алмаз Фатыхов. Он объяснил, что с собственниками квартир в доме Комарова поступили вполне по-божески:

- По закону им должны оплатить рыночную стоимость их жилья. Но в ходе суда была сделана судебная экспертиза, и она показала, что рыночная стоимость их жилья даже меньше, чем им предложили! Экспертизу проводила наша районная БТИ… Мы им предложили несколько вариантов приобретения нового жилья в домах, которые строятся по программе соципотеки. А Лезиной, поскольку она многодетная одинокая мать и не в состоянии выплачивать ипотеку, я рассказал, что в этих домах можно проживать и по найму, а если улучшится их финансовое состояние, то из режима найма она сможет перейти в режим выкупа...

- Выходит,  я с детьми должна лишиться собственного жилья, где меня все устраивает, или взваливать на свою семью непосильный кредит только потому, что так решили власти? – ставит вопрос ребром Ирина Лезина. – Я не согласна!

Александр, ее сосед с первого этажа, носящий звонкую революционную фамилию Желябов, в январе уже проиграл в райсуде дело о выселении его семьи. Но заверил «ВК», что будет это решение кукморского правосудия оспаривать: «Мы будем бороться, пойдем до конца, до Верховного суда России дойдем!»