«Критики не боюсь, потому что в моей книге - правда»: Гузель Яхина выпустила новый роман про голодомор в Поволжье и беспризорников

Ольга ЮХНОВСКАЯ
«Критики не боюсь, потому что в моей книге - правда»: Гузель Яхина выпустила новый роман про голодомор в Поволжье и беспризорников

Не успели утихнуть страсти вокруг сериала «Зулейха открывает глаза» по роману Гузель Яхиной, как из печати вышла ее новая книга «Эшелон на Самарканд». Так же как и два первых романа (после «Зулейхи...» были «Дети мои»), третий повествует о первых годах советского государства, в частности, о страшном голоде в Поволжье в 1920-х годах, унесшем жизни 5 млн человек. По сюжету из Казани в солнечный Туркестан везут на поезде 500 истощенных беспризорников, которых по пути в «хлебный край» ждут испытания.

«Вечерняя Казань» спросила у Гузель Яхиной, почему она взялась за тему голодомора и не боится ли новых обвинений в искажении и очернении истории, как это было после сериала «Зулейха...».

- Гузель, поздравляем с выходом новой книги! В «Зулейхе…» вы описали кошмары раскулачивания, в «Детях моих» рассказали о трагедии поволжских немцев, тема новой книги - чудовищный голодомор в Поволжье. Откуда такое пристрастие к периоду становления советской власти?

- Потому что ключи к пониманию нас сегодняшних - там, в раннем советском времени. Именно тогда завязались узлы, которые мы развязываем до сих пор. Говорю сейчас не только о преступлениях режима и коллективных травмах, но и о том светлом, прогрессивном, что подарила обществу коммунистическая эпоха. Надеюсь, у меня получается говорить о советском прошлом без остервенения, без очарованности тем временем и без ненависти к нему, что это взвешенное отношение чувствуется во всех трех романах. Голод в Поволжье - огромная и до сих пор не проговоренная, не изжитая коллективная травма. Разве можно оставить позади смерть нескольких миллионов человек и сделать вид, будто ничего не было? Невозможно двигаться в будущее, имея за спиной, в прошлом, такие «черные дыры».

- Не боитесь, что недоброжелатели из числа адептов сталинизма-коммунизма вновь обрушатся на вас с критикой, как это было с «Зулейхой...», дескать, Яхина порочит наше славное прошлое?

- Не боюсь, потому что исторические факты, описанные в моей книге, - правда. Роман основан на документальных первоисточниках. Я изучала письма-дневники самих голодающих, архивные документы, газеты тех лет. Все эти источники не противоречили друг другу - информация складывалась в единую картину. Мне оставалось пропустить материал через себя и художественно переработать. Мой роман основан на невыдуманных историях и документально подтвержденных фактах, многие детали почерпнуты из мемуаров. Так, на архивных материалах написана глава воспоминаний одного из главных героев книги - комиссара Деева. В августе 1921 года в Казань действительно прибыл поезд, который привез более 1000 пудов еды и с которого было организовано кормление горожан прямо на вокзале. На реальных событиях построена и глава о путешествии комиссара Белой в Чувашию, здесь за основу взята книга воспоминаний борца с голодом и беспризорностью Аси Давыдовны Калининой. Правда содержится и в малейших деталях текста. Как дети в одном приемнике ползали по полу и ели руками суп прямо из котла, потому что не было ни ложек, ни другой посуды. Как происходили голодные бунты, в том числе женские. Не выдуманы и истории некоторых персонажей - например, рассказ о мальчике, которого в кошмарных снах преследовала гигантская вошь. Или о другом беспризорнике, единственным близким другом которого был перочинный нож. Все это правда.

- Сытым современникам трудно понять, что такое настоящий голод, представить, что можно есть лепешки из лебеды и картофельные очистки…

- Это считалось лакомством. В голодных регионах все шло в ход - трава, мох, кора дуба, ветки, солома, жмых, опилки, рыбья требуха, чешуя, шкуры животных. В то время существовала даже специальная литература, в которой детально расписывалось, что можно, а что нельзя употреблять в пищу. Речь о книге врачей Василевских, в которой суррогаты подразделяют на съедобные, малосъедобные и несъедобные. А в Татарии бытовала легенда про Глиняную гору: мол, есть где-то такая большая гора, из которой люди черпают съедобную глину во время голодных лет и, когда гору эту съедят без остатка, голод закончится.


- Похоже, нелегко будет читателям «переварить» вашу новую книгу…

- Я постаралась запаковать эту тяжелую тему в увлекательную форму. Хотелось, чтобы текст не отторгал - чтобы читатель не закрыл книжку на второй странице или, дойдя до финала, не пребывал в угнетенном состоянии. Поэтому в романе есть увлекательный приключенческий сюжет, сильная любовная линия. Я бы сказала, что роман кинематографичен: динамичные сцены, короткие и конфликтные диалоги, хлесткий монтаж глав. Все это - противовес трудной теме. Надеюсь, что книгу вполне смогут читать даже подростки.

- Планируется ли экранизация «Эшелона на Самарканд»?

- Буду рада, если экранизация состоится. Заранее понятно, что это будет не дешевый проект. В романе обилие детей (а их очень сложно снимать), исторический материал предполагает траты на реквизит, костюмы, декорации, плюс большое количество локаций - Казань, Аральское море, казахская пустыня, горы Туркестана.

- Не могу не спросить: ожидали ли вы, что после показа весной 2020 года на канале «Россия-1» сериала «Зулейха открывает глаза» на вас обрушится град упреков и обвинений?

- Конечно, телеаудитория много шире, чем аудитория читателей, и сериал во время пандемии посмотрело гораздо больше людей, чем прочитало вышедшую в 2015 году книгу (суммарный тираж книги «Зулейха открывает глаза» превысил 600 тыс. экз. - «ВК»). Потому всяких голосов - хвалебных, критических - объективно стало больше. Но такой резкой реакции я никак не ожидала, хотя и была готова к критике, но другого плана. Думала, прозвучат претензии, что фильм несколько приукрашивает жизнь на трудовом поселении, сглаживает острые моменты. Ожидала упреков за слишком нарядные, свежеструганые дома в поселке Семрук, за слишком румяных, чистых и хорошо одетых поселенцев… А получилось наоборот. Обвинили в том, что фильм «Зулейха открывает глаза» очерняет историю. Такой поворот удивил.

- С 15 марта в Москве начнутся ваши творческие встречи с читателями нового романа. А родную Казань когда посетите?

- После столичных мероприятий поеду в разные города: в планах - Петербург, Рязань, Новосибирск, Казань, Таганрог, Ростов-на-Дону, Воронеж. Первая встреча с татарстанскими читателями пройдет 30 марта в режиме онлайн на интернет-платформе Свияжского музея, что очень важно для меня, ведь первоначально роман «Эшелон на Самарканд» задумывался именно как Свияжская история, хотя в итоге осталась лишь одна глава, посвященная событиям на острове-граде. В живом формате с казанцами поговорим в начале мая: запланированы встречи в Доме-музее Василия Аксенова, в новом здании Национальной библиотеки, а в завершение - снова в Свияжске.



Фото Георгия Кардавы