Кто выведет вшей, если дезинфекционную станцию "выведут"?

Инна СЕРОВА
Кто выведет вшей, если дезинфекционную станцию "выведут"?

Городская дезинфекционная станция, в функции которой входит, в частности, санитарная обработка казанских бомжей, оказывается, уже второй год как сама юрлицо без определенного "места жительства". Она вот-вот окажется на улице.

В Арбитражном суде рассматриваются два иска от собственника здания, которое дезстанция занимает без законных оснований. В одном содержится требование освободить помещения на улице Карла Маркса, 17, а во втором - уплатить за пользование ими 700 тысяч рублей.

Между тем деваться станции некуда: кроме обветшалых санпропускника и производственного помещения на Карла Маркса, где готовят отравленную приманку для грызунов, у этого учреждения есть только маленький офис на Кави Наджми, 24. Там дезкамеры не поставишь, и "клиентов" от педикулеза обрабатывать негде.

А функции, которые дезстанция выполняет, никакое другое учреждение не осилит. Дератизацию и дезинсекцию подвалов - попросту говоря, обработку от крыс и мышей, можно, конечно, переложить на коммерческие фирмы. Как и обработку водоемов от комаров. Но немногочисленные частные предприниматели не решат проблемы, если в городе, как это было летом 2001 года, начнется холера, или, как в прошлом году, случится вспышка инфекционного заболевания в интернате, или просто, как почти каждый день бывает, понадобится обработать квартиру, где живет человек с открытой формой туберкулеза. И бомжей, которым зимой помыться негде, бесплатно избавлять от насекомых коммерсанты не смогут, даже если подрядились бы на подобный "госзаказ": для этого нужны специально оборудованные помещения.

Казанская дезинфекционная станция ими обладала. Довольно ветхими, зато "историческими". Она ведь и сама - часть казанской истории. Ее создали в 1928 году, объединив существовавшие при Службе скорой помощи с 1924 года дезинфекционные отряды. Разместили в здании земской больницы, а в 1938 году рядом построили современный по тогдашним меркам санпропускник, куда человек с одного конца заходит на обработку, а с другого выходит вымытым и получает свою одежду, побывавшую в паровой камере Крупина, названной так по имени изобретателя. Та камера до сих пор цела, она в рабочем состоянии, но ее давно не запускали, поскольку с послереволюционных времен объемы обработки существенно уменьшились и хватает мощностей двух более современных камер. Хотя перед  празднованием 1000-летия Казани, к примеру, за неделю санобработку здесь проходило до 700 - 800 бомжей.

А перед Универсиадой силами дезстанции все зеленые зоны и водоемы Казани избавили от грызунов и комаров... Вопрос о том, как получилось, что такое нужное городу учреждение осталось без помещения, корреспондент "ВК" задала главврачу дезстанции Азату Бикееву. Он рассказал, что в 2012 году Федеральное бюджетное учреждение "Дезинфекционная станция города Казани" вместе со зданием передали в собственность республики, а в 2013-м - в муниципальную собственность. Когда же исполком передал комплекс зданий земской больницы на улице Карла Маркса, 17 группе компаний ASG на условиях реставрации, помещения дезстанции остались в собственности муниципалитета. Но позже их также отдали председателю совета директоров ASG Алексею Семину. Не без оснований, ведь, к примеру, отравленную приманку для крыс и мышей готовят в здании бывшей часовни земской больницы.

Взамен, говорит Бикеев, горисполком предлагал дезстанции два помещения - недостроенный детсад на улице Гарифьянова и старую школу на Артельной, где нет ни водопровода, ни канализации. Вопрос, кто заплатит за реконструкцию этих помещений и когда она завершится, при этом  оставался открытым. Сейчас дезстанцию обещают переселить в бывшее здание администрации Авиастроительного района, но сроков переезда не называют...