"Людей жалко. Особенно всех"

Айсылу КАДЫРОВА
"Людей жалко. Особенно всех"

Лично представил казанцам свой новый фильм "Огни притона" режиссер и ведущий телепрограммы "Закрытый показ" Александр Гордон. И еще до начала показа признался: "Казань, я люблю тебя!".

На сентиментальное признание Гордона воодушевил поступок одной из зрительниц. Поняв, что зал, где будут показывать "Огни притона", намного меньше того, в который продавались билеты, она довольно быстро успокоила неожиданно оказавшихся без мест. Девушка предложила поднять подлокотники кресел, а всех "с комфортом" сидящих попросила сдвинуться-потесниться, что те моментально и сделали.

Смена помещений была вынужденной: привезенная из Москвы копия фильма Гордона "прочитывалась" на оборудовании, установленном только в маленьком зале кинотеатра...

"Огни притона" - актерский, атмосферный, наивный фильм. Он несовершенный - ни сюжетно, ни композиционно. Все это - и достоинства фильма, и его недостатки", - заявил Гордон, когда зрители уже посмотрели кинокартину о жизни одесской проститутки Любы в далеком 1958 году. Чуть позже режиссер рассказал о впечатлении, которое произвели его "Огни притона" на Станислава Говорухина. Говорухин сказал: "Никакая это не Одесса, никакой это не 1958 год! Но с другой стороны, это Одесса. И это 1958 год. Хитрожопый ты, Саня!".

Впечатление Говорухина, прозвучавшее в пересказе, было одним из немногих лаконичных и внятных на обсуждении "Огней притона", которое Александр Гордон провел в формате программы "Закрытый показ". Как и в передаче, напротив друг друга сели компания тех, кому фильм понравился, и группа тех, кому кинокартина не понравилась. Новоиспеченные поклонники отечественной киноновинки хвалили режиссера за простую человеческую историю, за добрый юмор, за афоризм "Людей жалко. Особенно всех", за прекрасную актерскую игру красавицы Оксаны Фандеры... Среди них были казанские журналисты Любовь Агеева и Светлана Колина, кинорежиссер Алексей Барыкин...

Лидером группы тех, кто не пришел в восторг от "Огней притона", стал известный казанский киноман Ильшат Латыпов. Дерзкий юноша, заметно волнуясь, выпалил, что "талантливый человек талантлив во всем, но к Гордону это не относится". Обвинил "талантливого ведущего", что как режиссер он спекулировал на одесском колорите... Потом вспомнил новый фильм Андрея Смирнова "Жила-была одна баба" и назвал гордоновские "Огни притона" его облегченной версией...

На недовольства фильмом Гордон реагировал вежливо и беспристрастно. По-пушкински, я бы даже сказала ("Ты сам свой высший суд; Всех строже оценить умеешь ты свой труд"). От комплиментов не пьянел - корректно благодарил. Удовольствием было наблюдать за ним и слушать его. Интеллект и обаяние Гордона причудливым образом влияли на восприятие его картины, пусть только что, но уже отсмотренной...