Мать солдата-новобранца из Казани: «Я считаю, сына сбросили с поезда»

Марина ЮДКЕВИЧ
Мать солдата-новобранца из Казани: «Я считаю, сына сбросили с поезда»

Призванного на срочную военную службу сына Натальи увезли 30 мая из родной Казани эшелоном, полным такими же, как он, новобранцами.  Однако до места будущей службы – Уссурийска, что в Приморском крае, - парень не доехал. 5 июня домой к матери пришел представитель райвоенкомата и сообщил, что ее сын лежит без сознания в реанимации Читинского военного госпиталя, потому что… спрыгнул с поезда.

«ПРАПОРЩИК ПОДОШЕЛ: У ТЕБЯ БЕРЦЫ ХОРОШИЕ, Я ИХ КОНФИСКУЮ…»

Наталья Перескокова попросила корреспондента «Вечерней Казани» не называть в газете настоящее имя ее сына: «Боюсь, не было бы еще хуже…» Хорошо, пусть будет Антоном. Так вот, Антон хотел послужить в армии, да и мама говорила: «Надо, ты ведь мужчина!» Так что он даже расстроился, когда в прошлогодний призыв его, 18-летнего, забраковала врачебная комиссия по причине дефицита массы тела. Но в этом году с весом оказалось все в порядке, и 30 мая семья проводила призывника с казанского вокзала на Дальний Восток.  

- Он был веселый, когда прощался, - рассказала мама Антона. - Сказал: «Знаешь, ко мне прапорщик подошел: у тебя, мол, берцы хорошие, я их конфискую, - наверное, пошутил!»… С дороги он мне каждый день звонил. Я его спрашивала: «Ты общаешься с мальчишками?» - «Нет, они со мной не общаются, даже тот, с которым вместе призывались в нашем военкомате». Сын был в подавленном состоянии, я чувствовала по голосу… Разговаривать он выходил в тамбур, и я понимала, что там в это время был кто-то еще, потому что иногда на мои вопросы он отвечал: «Мам, нормально все» - и переводил тему, а один раз даже так: «Я тебе потом скажу, здесь уши»… И потом рассказал, что тот прапорщик – сопровождающий из части, их называют «покупателями», - шептался с сослуживцами насчет него. Я ему: «Может, подружить вас хотел?» - «Я не глухой, он им что-то плохое про меня говорил». А еще он слышал, как они говорили, что в команде есть лишний – я так понимаю, он принял это на свой счет… 3 июня где-то около полседьмого вечера мы с ним разговаривали в последний раз. Он говорил так, будто плакать хочет, а я пыталась его успокоить: приедешь в часть, и все будет нормально…

4 июня Антон впервые после отъезда не позвонил матери. Весь день она набирала его номер, но он был недоступен. А на следующий день явился вестник из военкомата Кировского и Московского районов.

В озвученную сотрудником военкомата версию ЧП, что ее сын беспричинно выпрыгнул из вагона, мать верить отказывается. «Я считаю, что его сбросили с поезда из-за какого-то конфликта, к которому имел отношение прапорщик», - написала она в заявлении, которое сегодня отнесла военному прокурору Казанского гарнизона.

Наталья Перескокова также обратилась в региональную правозащитную общественную организацию родителей призывников Татарстана «За сыновей».

- Будем привлекать адвоката в Чите, - говорит о ближайших планах этой организации ее председатель Герман Алеткин. – Нужно выяснить, как трактует произошедшее военная прокуратура. У нас же обычно пытаются все на самого солдатика свалить! Известный пример, как в 2009 году на Казанском пороховом солдат на посту застрелился: вначале говорили, что сам, а выяснилось – довели издевательства и избиения со стороны прапорщика!..


«НИ РАЗУ НА МОЕЙ ПРАКТИКЕ ТАКОГО НЕ БЫЛО»

Военный комиссар Кировского и Московского районов Казани Руслан Рахманов сказал «ВК», что и сам пока знает о ЧП в эшелоне призывников совсем мало. А точнее, только одно: все произошло 4 июня около двух часов дня.  Информацию, какие именно травмы получил Антон, Военкомату РТ пришлось запрашивать от госпиталя письменно, ответ еще не пришел. Расследованием происшествия занимаются военные следственные органы в Читинском гарнизоне.

- Я служу военкомом Кировского и Московского районов с 2013 года, и ни разу на моей практике не было такого, - подчеркнул Руслан Рахманов. – Мы постоянно проводим инструктажи с личным составом… Да и представитель комитета солдатских матерей был в этом эшелоне! Про расследование ничего сказать не могу – не знаю, а мы, в первую очередь, ждем, чтобы парень поправился.

В свою очередь уполномоченный по правам человека в РТ Сария Сабурская сообщила «ВК», что злосчастный эшелон формировался в Екатеринбурге – тамошний комитет солдатских матерей и выделил сопровождающего:      

- Они трижды в сутки проходят все вагоны, разговаривают с ребятами, смотрят, какая обстановка, мероприятия проводят: стенгазеты, настольные игры… Они отмечали, что «татарстанские» вагоны наиболее активные, открытые, участвуют во всех мероприятиях. И ведь этот мальчик подходил к ним, они с ним общались! Он пожаловался, что голова болит, а так – нормальный, открытый парень. С такой любовью о своей семье рассказывал... Ничто не предвещало беды! И «покупатели» из части, куда ехали призывники, были нормальные, очень внимательные…

Сабурская тоже подчеркивает, что ЧП с Антоном – единственное происшедшее с 2011 года с призывником из Татарстана по дороге к месту службы.

Тем временем правозащитники уже связались с легендарной Валентиной Мельниковой – главой Союза комитетов солдатских матерей России, членом Общественного совета при Минобороны РФ. И от нее поступила первая за эти два дня положительная информация: Антон, поступивший в отделение нейрохирургии Читинского госпиталя и почти двое суток находившийся без сознания в реанимации, сегодня вышел из комы. 

«СО СМЕНОЙ МИНИСТРА ОБОРОНЫ ВСЕ СНОВА ПОКАТИЛОСЬ»

- Сейчас оперативный дежурный Главного медицинского управления Минобороны сообщил мне, что по сводке парень числится как тяжелый, но он в сознании, дышит уже самостоятельно и может говорить, - рассказала «ВК» Валентина Мельникова. – А из Главной военной прокуратуры пришло сообщение, что заведено уголовное дело.

Правда, по какой статье оно возбуждено (покушение на убийство, доведение до самоубийства или какое-нибудь, скажем, нарушение техники безопасности) -  прокуратура не сообщила. А Валентина Мельникова отмечает, что версия о попытке самоубийства в случае Антона выглядит абсолютно неубедительно: «У нас большой опыт на такие истории. Из окон призывники выпадали – говорили, что они сами выбрасывались... А врачи всегда объясняют: когда сам, для этого случая характерны травмы конечностей, а  вот когда человека выбрасывают – тогда травмы головы, как у этого парня».

Мельникова рассказала «ВК», что именно «призывные» эшелоны на Дальний Восток правозащитники считают проблемными:  «Наши «тетки» последние года четыре сопровождают эти эшелоны. А до этого там и выбрасывали призывников, и вешались они, и поножовщина была, и изнасилования...» Все дело в том, что в этом направлении призывникам ехать долго, и это не обычный поезд, где проводники и остальные пассажиры, если что, могут вмешаться, – это воинский эшелон, где все зависит от личности сопровождающего. «Если командир хочет, чтобы был порядок, - будет порядок, а если командиру по фигу, будет вот такое», - констатирует глава Союза комитетов солдатских матерей.

- После 2012 года, со сменой министра обороны (тогда этот пост занял Сергей Шойгу. – «ВК»), все снова покатилось. Контроль, налаженный было с 2008-го по 2012-й вплоть до низового звена, до роты, потерян, - отмечает Валентина Мельникова.

Глава Союза комитетов солдатских матерей настоятельно советует российским солдатским матерям: «Чуть первый сигнал о неблагополучии – сразу звоните и бегите в военную прокуратуру, чтобы на ближайшей станции военный прокурор остановил эшелон и разобрался. Но родственники сидят и ждут, не станет ли хуже». 

Что касается нынешнего состояния Антона, Мельникова считает, что он в надежных руках: «В Чите госпиталь хороший, отличные врачи, главврач крутой». А вот оптимизма по поводу расследования ЧП она не испытывает:

- Эшелон уже прибыл на место. Очень плохо, если тех, кто ехал с мальчиком, рассеяли по разным частям, а это вполне могло случиться. Если там кто-то виноват - а там обязательно кто-то виноват в том, что случилось, - свидетелей, возможно, уже отправили на Камчатку, Сахалин, Итуруп... Туда, если погоды нету, хрен доберешься! Надеюсь, что Главная военная прокуратура это дело как-то отследит…

…Сегодня в Главной военной прокуратуре России не смогли сообщить «ВК», по какой статье возбуждено уголовное дело и удалось ли кого-либо допросить о ЧП в воинском эшелоне. Старший военный прокурор отдела организационного управления ГВП Евгений Стрежнев сообщил лишь, что дело находится в Военном следственном управлении СК РФ по Восточному военному округу. Получить комментарий последнего пока не удалось: в Хабаровске потребовали письменный запрос.

Фото Александра ГЕРАСИМОВА