Медведи в Татарстане совсем обурели

Наталия ВАСИЛЬЕВА
Медведи в Татарстане совсем обурели

Кому вольготно живется в Татарстане, так это бурым медведям. За последние годы популяция косолапых выросла настолько, что грибники и пчеловоды все чаще жалуются на встречи с ними. Буквально на днях мишки сладко отобедали на пасеке в Сабинском районе. В Управлении по охране и использованию объектов животного мира РТ даже задумались: не пора ли исключить медведей из республиканской Красной книги? «Вечерняя Казань» выяснила, чем это грозит хозяевам леса.
 
По подсчетам управления, сейчас в татарстанских лесах насчитывается около 120 особей бурого медведя. Правда, у нас они обитают в основном летом, а на зиму большая часть мигрирует в Марий Эл, Удмуртию и Кировскую область, где леса побольше и погуще - косолапые не любят, когда их беспокоят во время зимней спячки. Однако именно летом, когда подрастают медвежата, взрослые особи наиболее опасны для человека.  

- Чаще всего медведи встречаются татарстанцам в Рыбно-Слободском, Мамадышском и Сабинском районах. В прошлом году только от мамадышских пасечников поступило 36 жалоб: там медведи за один день уносили по 20 ульев. В этом году тоже есть обращения. В ряде районов люди боятся ходить в лес. Поэтому мы поставили вопрос о выведении медведя из Красной книги, - сообщил «Вечерней Казани» замначальника Управления по охране и использованию объектов животного мира РТ Юрий Матвеев.

Чем обернется для мишек исключение из списка редких и охраняемых представителей фауны?

- Особо ничем. Охота на медведей строго запрещена. Отстрел животного возможен только в случае возникновения реальной угрозы для жизни людей. Подобная экстремальная ситуация была пять лет назад, когда в Сабинском районе медведь зашел в деревню и пытался напасть на человека. Его застрелил местный охотник, но предварительно ему потребовалось получить на это разрешение надзорных органов, - пояснил Юрий Матвеев. - Если бурого медведя выведут из Красной книги, сотрудники полиции и нашего управления в чрезвычайной ситуации смогут оперативно ликвидировать медведя, не дожидаясь санкции из Казани.  

Если жителям Сабинского района опасное соседство с медведями, мягко говоря, щекочет нервы, то местным пчеловодам приносит реальный убыток.

- Два дня назад у моего брата медведь разорил два улья. Минус 16 тысяч рублей из семейного бюджета, - рассказал «Вечерней Казани» пчеловод Марат Хафизов из деревни Средние Нырты Сабинского района. - А на мою пасеку медведь приходил этой весной. Я выставил на обсушку рамки для сот, зверь все вылизал, как леденцы, но ульи не тронул. В прошлом году медведь тоже за медом приходил. Я электропастуха поставил, но толку от него мало, потому что электричества на пасеке нет, только аккумулятор.

По словам пчеловодов Мамадышского района, медведи периодически наведываются в гости и к ним. Косолапые взламывают ульи на месте и выедают все соты.

- Самое большое медвежье нашествие было десять лет назад Тогда медведь приходил ко мне на пасеку семь дней подряд. Хотя говорят, он дважды в гости не приходит, - поделился своим опытом общения с дикой природой член общественной организации «Пчеловоды Татарстана» Ханафи Яруллин. - Я каждый день чинил рамки для сот, потом надоело: на ночь сторожить пасеку оставался - сидел в машине в обнимку с ружьем. Другие пчеловоды натягивают от медведя колючую проволоку вокруг пасеки, кто-то включенное радио оставляет или керосиновую лампу… Надо сказать, что медведь - это не волк, который режет всех овец в стаде. Медведь заслуживает уважения, потому что больше, чем ему надо, не ест. Взломает один-два улья, наестся досыта, а другие ульи не тронет.

Впрочем, даже один разоренный улей в нынешнее засушливое лето - ощутимая потеря для пасечников.

- В Мамадыше липа не дала цвет, все сожрали гусеницы. Полевые цветы спалило солнце. Меда собрали мало, - с грустью констатировал Ханафи Яруллин.