«На работягу всех собак повесили»: потерпевший по делу о взрыве на нефтяной компании братьев Шаймиевых пытается добиться более тщательного расследования

Регина КИРИЛЛОВА
«На работягу всех собак повесили»: потерпевший по делу о взрыве на нефтяной компании братьев Шаймиевых пытается добиться более тщательного расследования

В Верховном суде РТ 10 июня решался вопрос о том, можно ли начинать рассматривать в суде первой инстанции громкое дело о взрыве цистерны для перевозки нефти в Сармановском районе. На скамье подсудимых оказался 59-летний бывший замначальника участка по техническим вопросам и промышленной безопасности в Малой нефтяной компании Татарстана Расиль Харисов. В суд уголовное дело поступило в январе этого года, однако по ходатайству одного из потерпевших должно было вернуться в прокуратуру. Но надзорное ведомство обжаловало это решение в ВС РТ.

Напомним, мощный взрыв прогремел 22 января прошлого года в селе Большое Нуркеево Сармановского района. На территории нефтяного месторождения при проведении пневматических испытаний сдетонировала цистерна для нефтеперевозок. В итоге погибли два человека, еще двое сильно пострадали (один из пострадавших в январе этого года скончался). Работы по добыче там вело ООО «МНКТ», по данным из открытых источников, принадлежащее братьям Радику и Айрату Шаймиевым, в числе владельцев также сын последнего, Тимур Шаймиев.

Ростехнадзор после случившегося провел масштабную проверку деятельности МНКТ и обнаружил на предприятии нарушения, выписав штраф в размере 700 тысяч рублей. Представители нефтяной компании пытались скостить сумму штрафа вдвое через арбитражный суд, оспаривая 23 из 177 пунктов выявленных Ростехнадзором нарушений, но в итоге согласились с размером наказания.

В ходе расследования уголовного дела, возбужденного после взрыва по ст. 217 УК РФ «Нарушение требований промышленной безопасности опасных производственных объектов, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц», следствие пришло к выводу, что в трагедии виноват замначальника участка по техническим вопросам и промышленной безопасности Расиль Харисов. Якобы именно он перед началом пневмоиспытаний цистерны не осмотрел емкость и не обратил внимание на то, что ее сварной шов имеет дефекты.

В январе этого года дело поступило в Сармановский райсуд, однако уже на предварительном заседании один из потерпевших, Рустам Джапасбатов (один из погибших, 49-летний Хамит Мухлисуллин, был мужем его сестры), заявил ходатайство о возврате дела в прокуратуру. По мнению Джапасбатова, расследование было явно проведено поверхностно и в деле слишком много «белых пятен». Их он перечислил и на заседании в ВС РТ.

Так, по мнению потерпевшего, в обязанности обвиняемого Харисова вообще не входила проверка цистерны на предмет ее прочности. Эта задача лежала на специальных экспертах, поскольку ежегодно та самая цистерна (в эксплуатацию принятая в 2013-м) проходила экспертизу на прочность. При этом во всех экспертных заключениях ее признавали пригодной и относили к категории «буллитная система», то есть к емкостям, выдерживающим повышенное давление. В то время как теперь, рассуждает Джапасбатов, следствие почему-то заявляет ее как обычную железнодорожную цистерну.

- То есть эксперты, которые проводили с этой цистерной испытания в 2014, 2017 и 2019 годах, не видели, что это обычная, а не специализированная емкость? - поставил вопрос ребром потерпевший. - Ни одного из этих экспертов следователь не счел нужным допросить на этот счет. И это при том, что последняя экспертиза срок действия имела до 2023 года! То есть формально цистерна была вполне пригодна для работы, с чего бы Харисов вообще должен был ее проверять? Это даже в его рабочие обязанности не входило.

По данным, озвученным в суде потерпевшим, в прошлом году цистерна должна была, несмотря на неистекший срок прежней экспертизы, пройти новые испытания. Для этого в МНКТ подрядили фирму из Лениногорского района, которая, однако, не имела лицензии на проведение пневматических испытаний. Подрядчики-испытатели нашли такой выход из положения: они прислали в МНКТ факсом письменное предложение провести упомянутые испытания самому заказчику, после чего они по итогам этих испытаний выдадут нужные заключения.

- Однако эти обстоятельства тщательно не были исследованы следствием, они послали было запрос в эту фирму, им оттуда ответили, мол, какой еще факс, ничего никуда мы не посылали, на той бумаге-поручении ничьих подписей нет, ну, следствие на этом успокоилось и никого по этому поводу не допрашивали, - удивляется потерпевший. Также он сообщил, что на участке, где случилось ЧП, на момент произошедшей трагедии уже полтора года была вакантной должность ответственного за промышленную безопасность, но следствие не выясняло почему.

- В обвинительном заключении Харисова обвиняют в том, что он нарушил приказ о вот этих испытаниях. Обращаю внимание суда на то, что этот приказ был издан 15 декабря 2020 года, в силу вступил 31 декабря 2020 года, а ЧП произошло 21 января 21-го года, то есть через 21 день после вступления в силу этого приказа, - обратился к судье Ольге Мигуновой потерпевший. - И как раз в данном документе было отражено, что это испытание проводится с помощью акустических систем. Но в обвинительном заключении нет ни слова о том, был ли Харисов вообще ознакомлен с данным приказом, а указано только, что он 17 месяцев не проходил обучение по промышленной безопасности… И не указано, была ли у него вообще возможность подключить эти приборы? Покупала их вообще организация, где он работал, выдавала ли она их?..

Посетовал он и на то, что в ходе следствия ни один из экспертов, которые проверяли ту самую цистерну и не находили в ней изъянов, не был допрошен.

- В итоге все стрелки перевели на Харисова, работягу и простого деревенского мужика. По сути, на него просто всех собак повесили, - рассудил Джапасбатов в разговоре с корреспондентом «ВК».

Претензии к качеству проведенного следствия возникли не только у потерпевшего. Судья Сармановского райсуда также отметила, что само ООО «МНКТ» почему-то не признано потерпевшим по делу и представители компании не были допрошены; в деле не были указаны подробные данные о взорвавшейся емкости вплоть до сроков начала ее эксплуатации.

Защитник Харисова, казанский адвокат Руслан Нагиев, также поддержал ходатайство о возврате дела в прокуратуру, поскольку счел, что вышеперечисленные недостатки проведенного следствия нарушают права его доверителя на защиту.

К слову, сам Харисов вину не признает с самого начала. Согласно его показаниям из уголовного дела, в его обязанности входил лишь инструктаж по технике безопасности, который он в день трагедии провел, как обычно, а вот дополнительные проверки емкостей перед испытанием в его обязанности не входили. Также обвиняемый указывал, что не был проинформирован о том, что на той самой цистерне был вырезан заводской штуцер и «был заглушен металлической заплаткой на сварку».  

…Суд первой инстанции с доводами потерпевшего и адвоката Нагиева в итоге согласился и принял решение вернуть дело в прокуратуру, дабы там позаботились об исправлении указанных недочетов. Однако прокуратура это решение обжаловала в ВС РТ. Представитель Прокуратуры РТ Наталья Кожевникова пояснила, что просит вернуть материалы назад в Сармановский райсуд и рассмотреть уголовное дело по существу. Объяснила, что, по мнению гособвинителя, обвинительное заключение составлено без нарушений уголовно-процессуальных норм, а потому нет оснований для его возврата в прокуратуру.

Также в заседании неожиданно выяснилось, что против возврата дела выступает еще один потерпевший. «Это невозможно! Готов спорить, что его возражение слово в слово совпадает с прокурорским, потому что на предварительном заседании он таких желаний не высказывал», - отреагировал на это Джапасбатов.

- Возражаю, мы считаем, что судебное решение абсолютно мотивированное, обоснованное, - выступил адвокат Нагиев (его подзащитный в заседании не участвовал). - Кроме того, прокуратура упоминала, что решение было принято в ходе предварительного слушания, без изучения материалов дела, однако предварительное слушание на то и предусмотрено. Один из вопросов, которые решаются в ходе оного, - это возврат дела прокурору. Поэтому мы просим оставить решение о возврате в силе.

Однако судья Мигунова, проведя несколько минут в совещательной комнате, огласила свое решение: постановление Сармановского райсуда о возврате дела в прокуратуру отменить и передать дело в тот же райсуд для проведения нового судебного разбирательства.

Потерпевший Джапасбатов этим решением был явно удивлен и заявил, что намерен обжаловать его в Шестом кассационном суде, в Самаре.