На сцене оживали кадры документального кино

Айсылу КАДЫРОВА
На сцене оживали кадры документального кино

В минувший понедельник театр им. Мусы Джалиля открыл сезон премьерой оперы Назиба Жиганова "Джалиль". Спектакль поставил приглашенный режиссер Михаил Панджавидзе, известный казанской публике как постановщик двух безусловных репертуарных хитов - опер "Мадам Баттерфляй" Пуччини и "Любовь поэта" Ахияровой... Похоже, "Джалиль" тоже станет хитом. Новый одноактный спектакль публика приняла восторженными криками "Браво!".

В основе сюжета жигановской оперы - судьба татарского поэта Мусы Джалиля, героя-антифашиста, погибшего в немецком плену. Действие спектакля происходит не только в тюремной камере. Еще - на вокзале, на фронте, в госпитале... Строгие декорации, придуманные сценографом Игорем Гриневичем, и движущиеся фрагменты сценического пола чуть ли не мгновенно меняют пространство в спектакле. Однако большую часть действия на сцене стоят сторожевые вышки и висит паутина колючей проволоки. А черно-белые видеопроекции (автор Павел Суворов) военной хроники придают действию динамику...

А сама опера началась с пронзительного воя сирены. Погас свет, и в партер вошли мужчины в военной форме. Они держали на коротких поводках довольно крупных немецких овчарок. Собаки были в намордниках и вели себя спокойно: послушно продефилировали со своими хозяевами на сцену. Кстати, на премьере одна из четвероногих артисток рассмешила зал. Вместо того чтобы изображать необходимую по сюжету спектакля агрессию или хотя бы ледяное равнодушие, овчарка пронзительно-жалобно скулила, когда на ее глазах фашисты "пытали" Джалиля...

Периодически оперный спектакль "Джалиль" напоминал литературно-музыкальную композицию. Возможно, оттого, что довольно часто прерывался на специальные паузы. В тишине и темноте вдруг начинали раздаваться четкие, громкие удары метронома. На этом тревожном звуковом фоне закадровый мужской голос читал стихи из "Моабитской тетради" Мусы Джалиля - на русском и на татарском языках. После стихов и затихающих ударов метронома вступал оркестр. Опера "Джалиль" продолжалась...

Замечательной я бы назвала сцену спектакля "В госпитале": медсестры наряжают елку, а для раненых солдат поет веселую песенку хор девочек-пионерок. Музыка Жиганова, винтажные костюмы и совершенно особенная пластика пританцовывающих пионерок из сороковых годов прошлого века - эти режиссерские находки заставляли видеть на сцене не четко отрепетированный театральный эпизод, а оживший кадр документального фильма...

Ближе к финалу над главным героем оперы навис необычный занавес - черная лента с вырезанным по центру кругом. Только по этому кругу и метался Джалиль. Не самая трудная метафора: зрители смотрят на пленного в этом огромном круге - как надзиратели в "глазок" тюремной камеры. Потом этот "глазок" станет элементом гильотины, на которой, как известно, был казнен Муса Джалиль...

Финальную арию "Прощай, Казань!" Джалиль в спектакле Михаила Панджавидзе поет из-за кулис. На сцене в это время - вдова и дочь поэта. Они сидят на лавочке в парке и читают, по всей видимости, "Моабитские тетради". Ведь узнаваемые рукописи Джалиля проецируются в этот момент на заднике сцены...

В спектакле Михаила Панджавидзе интересен каждый эпизод. Его "Джалиль" настолько изобретателен, что происходящим на сцене одинаково увлечены и зрители, и артисты. Артисты - как на подбор: эмоциональные Ахмед Агади (Джалиль), Гульзат Даурбаева (Жена поэта), Дина Хамзина (пленная Хаят), Марина Нерабеева (Безумная женщина)... На премьерном спектакле достойно выступили и солисты, и хор, и оркестр. Откровением стало участие в этой опере Нурбэка Батуллина, артиста Казанского балета. Его страстный танец в тюремной камере - один из запоминающихся эпизодов спектакля...