На скамье подсудимых — прокурор

Ирина ПЛОТНИКОВА
На скамье подсудимых — прокурор

Московский райсуд в понедельник приступил к рассмотрению дела о торговле поддельным свидетельством на регистрацию земельного участка  в Салмачах. На скамье подсудимых - трое бывших сотрудников Росрегистрации, один из которых последние пять лет прослужил в органах прокуратуры. Подсудимые вину не признают и утверждают, что настоящего инициатора преступления следствие признало... потерпевшим.

По версии обвинения, 11 февраля 2013 года после получения 1,3 млн рублей за получение свидетельства о госрегистрации права на участок земли в Казани был задержан бывший работник регистрационной службы Ильгиз Насыров, а потом и его знакомый - старший помощник прокурора Арского района Азат Шайхутдинов, которому Насыров передал деньги. Уже через пару дней  СУ СКР по РТ сообщило: Шайхутдинов полностью признал вину в мошенничестве и отправлен под домашний арест.

"На тот момент оперативники меня поставили перед фактом: либо признаешь, либо мы тебя арестовываем", - так объяснил то признание Азат Шайхутдинов корреспонденту "ВК". Кстати, сейчас в деле фигурируют уже три человека, и  обвиняются они  уже не в мошенничестве, а в покушении на мошенничество, то есть преступление не было завершено.

Вкратце фабулу дела "ВК" сообщили в пресс-службе Московского райсуда: согласно обвинительному заключению, потерпевший пожелал через бывшего сотрудника УФРС оформить регистрацию участка в Салмачах и, услышав, что сделка будет незаконной, согласился на нее, а еще отдал аванс - 40 тысяч рублей. Затем получатель денег обратился к  бывшему коллеге, работающему в прокуратуре, и с его помощью вышел на сотрудника регистрационной службы, который, по версии следствия, помог участникам незаконной сделки с получением бланка регистрационного свидетельства. Этот теперь уже бывший сотрудник УФРС и стал третьим подсудимым.

Адвокаты обвиняемых рассказали корреспонденту "ВК", что неоднократно требовали прекратить дело еще на стадии следствия. Писали в Прокуратуру РТ, что преступление инициировал потерпевший, просили назначить лингвистическую и фоноскопическую экспертизы записанных разговоров, чтобы установить, кто кого провоцирует на преступление и есть ли в записях признаки монтажа.

В понедельник на предварительном заседании все обвиняемые и адвокаты просили суд не рассматривать дело, а вернуть его в прокуратуру для устранения многочисленных нарушений. "Я и потерпевший возражали, - рассказал "ВК" гособвинитель, зампрокурора Московского района Андрей Одринский. - Если в деле, как полагает защита, и имеются процессуальные нарушения, то они могут быть устранены в ходе судебного разбирательства. Такое решение вынес и суд".

Также со стороны защиты поступило ходатайство о почерковедческой экспертизе документов за подписью потерпевшего. "Подписи на его заявлениях не совпадают, и это видно! А еще в деле нет ксерокопии паспорта этого человека с образцом его подписи, и возникает вопрос: а существует ли такой человек на самом деле или это условная личность, придуманная специально для провокаций?" - объяснил свою позицию адвокат уволенного сотрудника УФРС Шамиль Валеев. Экспертной проверки почерка потерпевшего защитники безуспешно пытались добиться в ходе следствия. В понедельник в данном ходатайстве отказал и суд.

Кстати, претензии к результатам работы оперативников и следствия ранее предъявляла и Прокуратура Татарстана: дважды выносила постановления о возврате дела на дополнительное расследование. По словам Равиля Туктарова, адвоката Шайхутдинова, в одном из постановлений заместитель прокурора РТ прямо указал, что решение полицейских дознавателей не регистрировать сообщение о выявленном полицией преступлении - передаче 40 тысяч рублей 14 ноября 2012 года - создало "условия для вовлечения в преступную деятельность" нескольких лиц. В том же постановлении говорится, что гражданин такой-то просто "не может быть признан потерпевшим от незаконных действий", поскольку он знал об их незаконности и сам подстрекал к этим действиям. Зато собственник земли - реальная компания - в число потерпевших почему-то не попала.

Кроме того, в ходе прокурорской проверки выяснилось, что сотрудники УБЭП вышли за пределы полномочий. Ведь согласно закону о прокуратуре они просто не имели права проводить проверку сообщения о факте преступления  со стороны прокурора, это прерогатива Следственного комитета. Между тем обвиняемый Азат Шайхутдинов, теперь уже бывший работник прокуратуры, утверждает, что оперативники без санкции суда прослушивали его телефонные переговоры, а когда о прослушке узнали в Прокуратуре РТ, полицейские заявили: записи уничтожены... Кто в этой истории потерпевший, а кто - преступник, суд начнет разбираться по существу 17 февраля.