Настоящих буйных много: в Казани психопата, который размахивал ножом в автобусе, все-таки упрятали в больницу, другие опасные больные остаются на свободе

Регина КИРИЛЛОВА
Настоящих буйных много: в Казани психопата, который размахивал ножом в автобусе, все-таки упрятали в больницу, другие опасные больные остаются на свободе

О том, почему психически больные люди, представляющие опасность для общества, свободно разгуливают по улицам, а не находятся на лечении в спецучреждениях, вновь заговорила вся страна после трагедии в детсаду в Ульяновской области. Жителей казанского поселка Юдино тоже недавно перепугал неадекват, который в салоне автобуса бросался на людей с ножом. «Вечерняя Казань» спросила у экспертов, что не так с законом «О психиатрической помощи...» и почему здоровых не защищают от опасных больных.  

НЕ ХОЧЕТ - ЗАСТАВИТЬ

Многие сейчас вспоминают советское время, когда отправить человека в психушку было гораздо проще, чем сейчас. Тогда решение о госпитализации принимали медики, руководствуясь принятой в 1961 году «Инструкцией по неотложной госпитализации психически больных, представляющих общественную опасность». Документ предполагал недобровольную госпитализацию и принудительное лечение пациента в психбольнице.

В 1992 году, после крушения Союза и прихода в Россию демократических ценностей, был принят Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», который выдвинул на первое место права самого психически больного. С тех пор человека нельзя подвергнуть лечению в психиатрическом стационаре без его доброй воли или решения суда.

Уполномоченный по правам ребенка в Татарстане Ирина Волынец - одна из тех, кто считает, что этот закон не позволяет обеспечить должный контроль над психически больными людьми, которые официально признаны таковыми и состоят на диспансерном учете.

- Все, кто состоит на учете у психиатра, априори должны проходить регулярное лечение, но законом это не контролируется. Такой больной может явиться на плановый осмотр, может не явиться, а принудительно его доставят уже в случае совершения им противоправных действий в отношении других либо попытки суицида. Поэтому нужно усовершенствовать законодательство в плане оказания психиатрической помощи и расширить полномочия психиатров, - считает Волынец. - Тем более что, к сожалению, статистика ежегодно фиксирует рост числа людей с психическими расстройствами. Подчеркну, что я говорю о больных, которым уже поставлен соответствующий диагноз. Потому что мы часто слышим, как люди жалуются, например, на буйных, неадекватных соседей, но «буйный» - это понятие растяжимое. Так ненароком можно половину населения упечь в психбольницы. Но психиатры должны контролировать и лечить, в том числе принудительно, тех, кто действительно в этом нуждается, тогда мы избежим таких страшных трагедий, как в Ульяновской области.

«ПСИХИАТРЫ - НЕ САНИТАРЫ ЛЕСА»

А вот известный казанский врач-психиатр, доктор медицинских наук Владимир Менделевич считает, что менять закон и расширять полномочия психиатров в части принудительной госпитализации не нужно.  

- В таком случае мы пойдем в обратную сторону от смысла принятого в 92-м году закона, призванного покончить с карательной психиатрией. Закон был принят как раз для того, чтобы не врач принимал судьбоносное решение, госпитализировать человека принудительно или нет, а суд. Потому что врач может быть субъективным, на него могут оказать давление, а суд - инстанция более объективная и юридически более значимая, - объясняет врач.

Психиатр констатирует, что за последние годы «агрессия в обществе увеличилась кратно за счет многих социально-психологических факторов» и всплески агрессии случаются не только у больных, но и у здоровых людей, которые не состоят на учете у психиатра.  

- А как понять, что человек опасен и вот-вот совершит преступление? Я отвечу: никак. На упреждение тут не сыграть - ни в отношении больного, ни в отношении здорового, - уверяет Менделевич. - Если бы у нас были способы определять, что человек через несколько минут, часов станет опасным для общества, конечно, было бы хорошо и удобно. Но пока таких способов нет. Так что у общества не должно быть заблуждений, что врачи могут что-то предугадать и предотвратить. Психиатры - это не санитары леса. Это люди, которые оказывают помощь больным, желающим лечиться, и реже - тем, кто не понимает, что болен, и опасен для окружающих. Поэтому упреки к психиатрам после очередного ЧП - куда же вы смотрели? - считаю неуместными.   

Тем не менее именно такие претензии предъявляют психиатрам не только обыватели, но и правоохранительные органы. Например, после взрыва газа в зеленодольской многоэтажке весной прошлого года, в результате которого погибли два человека, обвинение в преступной халатности предъявили  завотделением Зеленодольского психоневрологического диспансера Наталье Евдокимовой. Взрыв произошел из-за утечки газа в квартире 86-летнего мужчины. Оказалось, что за несколько часов до ЧП внуки пенсионера приводили его на прием к психиатру-наркологу Евдокимовой, требуя срочно госпитализировать деда по причине его пьянства. Однако врач законных оснований для принудительной госпитализации не усмотрела, а добровольно ложиться в больницу пенсионер наотрез отказался. Сейчас следствие по уголовному делу врача-психиатра продолжается.  

- Никакой халатности со стороны врача не было, она действовала в рамках закона. К тому же у нас в УК есть статья 128 «Незаконная госпитализация в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях», - отметил адвокат Евдокимовой Павел Мазуренко.

По его словам, из разговоров с коллегами своей подзащитной он узнал, что в последние годы родственники пожилых людей буквально пачками ведут к психиатрам стариков и старушек с возрастными психическими расстройствами, требуя определить «проблемных» членов семьи в стационар.

- Но надо понимать, что коек в наших психиатрических больницах не так много. И если госпитализировать старичков с деменцией, может не хватить мест тем, кто реально опасен для общества, - отметил Мазуренко.

«ПСИХОВ БЕЗ ДИАГНОЗОВ МНОГО»

В свою очередь юрист Виктор Шабанов отметил, что проблемы сегодня возникают не только с принудительным лечением психбольных, но и с принудительным психиатрическим освидетельствованием граждан с признаками душевного нездоровья.  

- Психиатр может поставить диагноз и взять больного под наблюдение, если человек сам обратится за помощью либо больного выявят во время медосмотра для получения водительских прав, разрешения на оружие и т. п. На практике тот и другой вариант не работают, поскольку больные зачастую не считают себя таковыми, а осмотры носят формальный характер. Поэтому психов без диагнозов у нас много. Вся надежда на близких, соседей, которые видят настораживающие симптомы в поведении человека. Пожалуйста, сообщайте об этом психиатрам! Схема организации принудительного освидетельствования такая. Его инициирует через суд прокуратура, получив соответствующие материалы от врачей. Однако еще до решения суда психиатр может принять решение о недобровольном обследовании, если у него есть основания считать, что гражданин представляет опасность для окружающих и себя. Приведу пример из своей практики: ко мне обратилась тетя 17-летнего подростка, которая заподозрила у него душевное расстройство (родители у юноши умерли, тетя - законный представитель). Начали мы с того, что вызвали скорую, когда у него было острое состояние. Это важно, потому что именно в период обострения легче всего диагностировать болезнь и определить степень опасности пациента. Это состояние было медиками зафиксировано. Со скорой данные пациента передали в психиатрический стационар, куда его пригласили специальным письмом на обследование. Он не явился, и это стало основанием для недобровольного его туда помещения. В стационаре человека могут держать не более двух суток, за это время врачи обследуют пациента и собирают документы, которые направляют в прокуратуру, а прокуратура обращается в суд. Что касается уже состоящих на учете больных, которые не являются на плановые осмотры, то притащить их туда за шкирку нельзя. Вот он не приходит, и что? Врач пишет ему письма о неявке, а он все равно не приходит. Санкций для такого пациента нет. И тут, я думаю, в законе действительно надо что-то менять. Чтобы врач мог прийти, допустим, к участковому полиции и сказать: у меня вот Петров не является на осмотр, его надо найти и обеспечить его явку.

Тем временем на неадекватного жителя Юдино, который держал в страхе весь поселок, бегая то с ножом, то с топором, все-таки нашли управу. Как сообщили «Вечерней Казани» в пресс-службе городского УМВД, после ЧП в автобусе мужчина, ранее уже неоднократно задерживаемый за нарушение общественного порядка, был в очередной раз задержан и по решению суда (по иску прокуратуры) помещен на лечение в Республиканскую клиническую психиатрическую больницу им. Бехтерева, где пребывает и поныне. Значит, юдинцы могут вздохнуть с облегчением - опасность миновала, по крайней мере на время.