«Не будешь бычить - не будут бить»: алкоголики и наркоманы из казанских работных домов заменили гастарбайтеров

Рамиль АКБЕРОВ
«Не будешь бычить - не будут бить»: алкоголики и наркоманы из казанских работных домов заменили гастарбайтеров

Спрос на труд алкоголиков, наркоманов и бомжей вырос в Казани, ведь большинство гастарбайтеров из ближнего зарубежья из-за коронавируса вынуждены сидеть дома, а дешевая рабсила в разгар строительно-ремонтного сезона во как нужна! «Социально-реабилитационный центр», «Помощь людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию», «Рабочий дом» - такими объявлениями пестрят в последнее время улицы. Корреспондент «ВК» узнал, что за ними скрывается.

- Я так скажу: медицина тебе не поможет, только труд. Жить будешь у нас на всем готовом, работать разнорабочим. Если руки с головой дружат, сможешь какую-то более узкую специальность выбрать. Платим от 300 рублей в день. Совмещаем приятное с полезным: живешь в коллективе, в трезвости, заодно и деньги зарабатываешь, - объясняет мне по телефону условия проживания в работном доме (также их называют рабочими домами) представитель социально-адаптационного центра «Твой шанс» Антон, которому я представился 24-летним «солевым» наркоманом, желающим завязать.

Антон говорит, что их рабочий дом находится в Дербышках, но точный адрес назвать отказывается. Предлагает вызвать такси, если захочу к ним приехать. Я обещаю подумать, все-таки Дербышки далековато.  

По телефону, указанному в другом объявлении, спрашивают, кем я работал, интересуются, приезжий или казанский. Точный адреса дома снова не называют, мой собеседник Вадим предлагает встретиться на остановке, где подробнее расскажет мне об условиях и составит для себя мой психологический портрет. Но вскоре Вадим перезванивает и говорит, что мной заинтересовался другой, более опытный наставник, который «спасает людей», велит ждать звонка от него. Однако наставник не перезвонил, а Вадим его номера не дал. Может, заподозрили что-нибудь?

Звоню по другому объявлению, благо предложений куча. Мужчина по имени Эдгар говорит, что у них больше десятка рабочих домов в разных районах Казани:

- У нас много людей, которые в трудную ситуацию попали. Кто-то приехал в Казань на заработки и его кинули, кто-то забухал. Мы даем работу, одеваем, кормим. Трудиться будешь грузчиком, разнорабочим на стройке. В среднем на руки выходит примерно 400 рублей в день. Работаешь шесть дней в неделю, восемь часов в день, если хочешь, можешь и в воскресенье выйти, оплата будет выше (оказывается, в работных домах свято чтут Трудовой кодекс! - Авт.). Если захочешь уйти, никаких проблем, просто нужно предупредить за три дня.

Договариваемся встретиться у «Макдоналдса» на Мамадышском тракте. Приезжаю в назначенное место, отзваниваюсь работодателю. Меня встречает парень по имени Никита с татуировкой на руке. Пока идем к дому, который находится неподалеку, Никита рассказывает, как попал сюда.

- Сам я из Коми, 8 лет спайсы и соли употреблял. Потерял все - жену, друзей, в тюрьме сидел. В казанском центре три месяца.

- Не бьют здесь? - интересуюсь у Никиты. - А то в Интернете всякое пишут.

- Что ты, никто никого не бьет! Мы одна семья.

Доходим до пункта назначения. С виду обычный частный дом, рядом автосервис. Никита провожает меня в гостиную. Комната чистая, светлая, в углу - иконы. Там меня ждут Эдгар - руководитель дома, который разговаривал со мной по телефону, и Артем - бывшая правая рука Эдгара, который со дня на день переедет в другой работный дом в качестве начальника - дослужился.

Артем по национальности кореец, родом из Челябинска, в казанском рабочем доме уже год. Говорит, что в таком же доме в родном Челябинске, где он также успел побывать, условия были ужасные. Заставляли работать по 12 часов в сутки в жару и лютые морозы. А здесь - почти курорт.

- Он боится, что его бить будут, - со смехом говорит про меня Никита.

- Просто так мы никого не бьем, - успокаивает меня Артем. - Если человек пришел пьяным и начал бычить, его, конечно, накажут. Контингент здесь сам понимаешь какой - напьются и начинают барагозить. А если ты ведешь себя хорошо, зачем тебя наказывать? Не будешь бычить - не будут бить.

Главный по дому Эдгар немногословен: он по телефону решает вопросы с бригадиром нерадивых рабочих, которые что-то там «накосячили». Иногда мельком строго поглядывает на меня.

Артем с Никитой объясняют, что работать предстоит в Казани и пригородных поселках - строить, копать, таскать. В другие города, как в некоторых домах, на работу не увозят. Главное правило для постояльцев - «жить в здравии», то есть не употреблять наркотики и не пить спиртное.

Мне показывают комнаты, в которых живут постояльцы. Там обстановка скромнее, чем в зале: двухъярусные кровати и тумбочки для мелочей. Пищу обитатели принимают на кухне, еду готовят женщины, которых также берут в работные дома, чтобы хлопотали по хозяйству. На холодильнике висит листок с меню на неделю - щи, гречка, пюрешка с котлеткой. Питание трехразовое - обед дают с собой на работу. Моются постояльцы дома в бане.

- По быту все, как в любой общине, будь то армия или тюрьма. Коллектив не агрессивный. Всего в доме живут 14 человек, - уточняет Артем.

На этом мое знакомство с работным домом заканчивается. Пообещав прийти на следующий день с вещами заселяться, я больше не возвращаюсь, поскольку пока еще не оказался в «трудной жизненной ситуации». Но кто знает, как жизнь повернется.

Тем временем Интернет полнится страшилками про то, что хозяева работных домов отбирают у людей документы и нещадно их эксплуатируют, заставляя вкалывать за тарелку супа.

- Рабочие дома - это действительно лотерея, - предупреждает руководитель всероссийской волонтерской организации по борьбе с рабством «Альтернатива» Олег Мельников. - Можно оказаться в хорошей организации, где человека будут обеспечивать работой и исправно за нее платить. А есть плохие дома, которые организуют разные криминальные элементы и где заставляют работать бесплатно. Причина увеличения количества таких домов - экономическая ситуация в стране и отъезд из России мигрантов из-за пандемии коронавируса. Особенно размножились рабочие дома в Мордовии, так как в этом регионе много колоний, а освободившимся заключенным, которые потеряли жилье, семью, надо как-то жить. Сейчас объявлений с предложениями пойти в рабочий дом будет больше - летом, когда не надо думать, где укрыться от холода, многие постояльцы оттуда убегают.



- Я попал в рабочий дом «Надежда» в поселке Вознесение два с половиной года назад, в полиции посоветовали туда обратиться, - поделился с корреспондентом «ВК» опытом 63-летний бомж Сергей Сафиуллин. - Там меня накормили, дали одежду, подписал какой-то договор на проживание. Отправили работать на шабашки, зарплату платили раз в десять дней, в месяц выходило девять-десять тысяч. Со мной в доме жили 20 человек со всей России , большинству 30 - 40 лет. Некоторые постояльцы потом поднялись, руководителями домов стали, с зарплатой тысяч двадцать. Никого не били, обстановка дружелюбная. Не знаю, какой доход мы приносили хозяину, но за год с небольшим, что я там работал, он себе особняк отгрохал.

Сейчас Сергей уже не может заниматься тяжелым физическим трудом из-за проблем со здоровьем и обитает в казанском центре социальной адаптации «Милосердие».

- Порой к нам попадают люди из таких домов, у которых забрали документы и которые устали работать просто за еду, - рассказала «ВК» директор центра «Милосердие» Ольга Молостова. - Приходится нам самим просить у начальства рабочих домов документы бывших постояльцев. Возвращают, видимо, проблемы с полицией им не нужны.