Нино Катамадзе: Я про все свои песни говорю «танец»

Айсылу КАДЫРОВА
Нино Катамадзе: Я про все свои песни говорю «танец»

Свистела, надевала на голову бубен, называла свои песни танцами и «шокала», будто прилетела с Украины, грузинская певица и композитор Нино Катамадзе на своем концерте в Казани. Он состоялся вчера в рамках Х летнего фестиваля «Джаз в усадьбе Сандецкого» и собрал рекордное в этом сезоне количество зрителей: в парке музея изобразительных искусств собралось больше тысячи человек.

Катамадзе не раз выступала перед казанской публикой, но на фестиваль «Джаз в усадьбе Сандецкого» приехала впервые. Билеты на ее концерт можно было приобрести за 2000 рублей. Для сравнения: на выступление не менее знаменитой Мариам Мерабовой, которое состоится 11 августа, билеты стоят 1300 рублей, а в следующий четверг попасть на концерт гитариста-виртуоза Энвера Измайлова можно будет всего за 700 рублей.

Среди тех, кто пришел «на Катамадзе», оказались министр по делам молодежи и спорту РТ Владимир Леонов, глава администрации Кировского и Московского районов Казани Сергей Миронов, замминистра образования и науки РТ Лариса Сулима... Но внимание притягивали не местные випы, а ухоженные беременные женщины, молодые отцы с крошечными младенцами на руках и ковыляющий на костылях конферансье Михаил Волконадский. Кстати сказать, именно Волконадский должен был вести все концерты юбилейного фестиваля. Увы: сломал ногу, сошел с дистанции. Теперь в паре с хозяйкой «Джаза в усадьбе Сандецкого» Ольгой Скепнер работает другой ведущий - Дмитрий Черных.

Черных и Скепнер приветствовали и друг друга, и публику знаменитой грузинской фразой «Гамарджоба, генацвале!» («Здравствуй, дорогой!»). Чувствовалось, что эта их «домашняя заготовка» - знак уважения к Нино Катамадзе и ее казанским поклонникам. Когда они произносили ее, самой Нино еще не было в музейном парке. Она приехала с музыкантами группы INSIGHT, когда свое выступление «на разогреве» заканчивали академические музыканты - струнный квартет аспирантов Московской и Казанской консерваторий. «Академики» играли «Четыре времени года в Буэнос-Айресе» Астора Пьяццоллы.

На миниатюрную сцену фестиваля «Джаз в усадьбе Сандецкого» темпераментная Нино не ворвалась как вихрь. В разлетающейся длинной юбке и свободного покроя блузе, с множеством причудливо сплетенных косичек на голове, крупнотелая, но очень легко двигающаяся, с сияющей улыбкой - она поднялась на нее как королева-победительница. Вихрь она устроила чуть позже: завораживающе кружилась вокруг инструментов, успевая аккомпанировать себе то на клавишных, то на больших тамбуринах. В какой-то момент она так вошла в раж, что нахлобучила себе на голову бубен и залихватски свистнула.

Катамадзе исполняла песни из нового альбома Yellow, который записала вместе с музыкантами группы INSIGHT в начале года в студии TRIXX Studios в Берлине. Конечно же, были и хиты - композиции из ее знаменитых «цветных» альбомов White, Black, Blue, Red и Green. Нино пела их не только со сцены - спускалась к зрителям в парк. В большинстве ее песен слова разобрать очень трудно: она пропевает похожие на волшебные заклинания слоги и звуки на ей одной понятном языке. Слова - не главное в композициях Нино Катамадзе. Удовольствие доставляет ее уникальный голос - глубокий, «медовый», льющийся свободно и нежно.

Она объявляла медленно, с паузами, словно вспоминая русские слова: «Следующий танец называется... «Как я себя помню»... Да, танец... Я про все свои песни говорю «танец». Без пауз, с узнаваемым украинским акцентом Нино произносила подбадривающие музыкантов фразы «Ну шо?!» и «Шо такоэ?!». В эти секунды казалось, что она бы запросто могла сыграть колоритную шинкарку или диканьскую бабу в гоголевской «Ночи перед Рождеством».

Ближе к концу концерта Катамадзе стала сентиментальной. Говорила проникновенным голосом: «Не заканчивается любовь...» И: «Я думала, что музыка похожа на любовь. А теперь думаю, что музыка похожа на маму».

Свое выступление она закончила грузинской народной песней «Сулико». Конечно же, импровизировала. Зрители подпевали и не стеснялись выражать эмоции: аплодировали стоя, выкрикивали признания в любви, визжали.


Минут через десять после окончания концерта Нино Катамадзе вышла во внутренний дворик музея - специально для встречи с журналистами. Сразу рассмешила: начав извиняться за то, что отказалась давать интервью перед концертом, осеклась на полуслове и попросила: «Эту хирдобАшку не пишите, пожалуйста!»

Нино объяснила, что у нее принцип: никаких встреч с журналистами до концерта, когда она настраивается на встречу с любимыми зрителями. На вопрос, довольна ли она встречей с казанскими зрителями, певица лукаво улыбнулась и заявила: «Я давно вышла из возраста быть недовольной!» 

Также она рассказала, что ни с чем не сравнимое удовольствие ей доставляет общение с мужем Давидом и сыном Николасом. Любопытно, что именно вчера Николасу исполнилось 8 лет. Он позвонил маме по вайберу и сообщил, что уже изучил сайт знаменитой американской компании Gibson, производящей гитары, и намекнул, что больше других ему нравится «черная гитара»...

Когда разговор зашел о любимой музыке Нино, она сказала, что не представляет своей жизни без «Болеро» Равеля и без записей американского джазового пианиста и композитора Билли Тейлора.

Катамадзе призналась, что не знает, как будет называться ее следующий альбом. Обычно она и ее музыканты работают в студии звукозаписи лишь два месяца в году: в августе и в феврале. И, к примеру, в минувшем феврале далеко не сразу родилась идея дать альбому название «Желтый», то есть Yellow. Поначалу этот альбом хотели назвать «Ультрафиолетовый».

А еще Нино спросили, могла бы она, учась в свое время на вокальном отделении Батумского музыкального института, стать не джазовой, а оперной певицей? Катамадзе ответила, что для этого надо было иметь много денег, чтобы оплачивать мастер-классы итальянских педагогов. И подытожила: «Нужно было либо много денег иметь - либо остаться хИппой». Она так и сказала: «хиппой» (а не «хиппи»). И снова повторила это смешное слово: «Я осталась хиппой»...

Фото и видео Александра ГЕРАСИМОВА.