«Он шутил как дышал»: казанцы скорбят об уходе легендарного барда Леонида Сергеева

Ольга ЮХНОВСКАЯ
«Он шутил как дышал»: казанцы скорбят об уходе легендарного барда Леонида Сергеева

Известный российский бард и журналист Леонид Сергеев скончался вчера вечером в Москве на 70-м году жизни. Борясь долгое время с онкологическим заболеванием, он не покидал сцену. Последние выступления талантливого автора-исполнителя состоялись в июне. «Вечерняя Казань», где Леонид Сергеев начал свою журналистскую карьеру, попросила тех, кто знал его близко, поделиться воспоминаниями о нем.

Выпускник истфилфака КГУ Леонид Сергеев был журналистом первого состава газеты «Вечерняя Казань», которая начала выходить в 1979 году. До этого, в 1976-м, он уже успел стать лауреатом знаменитого Грушинского фестиваля. Талантливого парня с отменным чувством юмора быстро заметили и пригласили на работу в Москву. В 1980-е он был участником популярной телепередачи «Веселые ребята», впоследствии работал на радиостанциях «Молодежный канал», «Юность», «Добрые песни», в нулевых стал главным редактором киножурнала «Фитиль».

Но главной любовью Леонида Сергеева были, конечно, песни. За свою жизнь он написал их более 300, в основном юмористические и сатирические. Поклонники наизусть знают его «А в стране дураков дураков не осталось…», пятисерийную «Свадьбу» и многие другие. Но визитной карточкой барда Сергеева стала написанная в 1979 году лирическая песня о войне «Колоколенка»: «…Рана незажитая, память неубитая, солнышко да полюшко, да геройский взвод»... Таким он и был, Леонид Сергеев - и смеялся по-настоящему, и грустил от всей души...

Фарид ГУБАЕВ, фотохудожник:

- Ушел очень светлый и большой души человек. Мы с Сергеевым были знакомы с первых дней работы в «Вечерней Казани». Кстати, даже работая в штате газеты, Леня не считал себя журналистом, он ведь не журфак заканчивал, но дар владения словом и умение расположить к себе разных людей заметно выделяли его среди нашей «вечеркинской» братии. Он был неистощим на выдумку, остроумие. Не случайно Москва его быстро заметила и забрала в ряды юмористов профессионального уровня. Его песенный дар - это тоже совсем не самодеятельность. Каждая песня - талантливый актерский монолог, мини-спектакль. Став столичным жителем, Леонид был напрочь лишен московского снобизма и высокомерия, он всегда оставался простым парнем, настоящим человеком. Сегодня я на съемках на острове-граде Свияжск первым делом с утра поставил в храме свечу за упокой его души…

Борис ЛЬВОВИЧ, режиссер, заслуженный артист России, участник бардовского движения:

- С Леней мы познакомились в Казани и приятельствовали более полувека. В 1970-м я окончил физфак Казанского университета, твердо зная, что никакой физикой заниматься никогда не буду. Перед тем как вручить диплом, меня, признанного мэтра университетской самодеятельности, попросили отсмотреть абитуриентов, сообщивших о своих талантах. Дело серьезное - при прочих равных это могло помочь им при зачислении в вуз. Когда Леня, нарочно шепелявя, сообщил «Хосю приобсисся к иськуссьтву», вся наша высокая комиссия так и грохнула от смеха. У него тогда еще не было своих песен, и он спел почти крамольную в то время «Ай, сенокос, сенокос…», и все с ним стало ясно. А вскорости песни поперли из него одна за другой. Среди бардов вообще мало пишущих смешное, поэтому сергеевские песни шли на ура. Я многие годы имел оглушительный успех с его «оперой» «Свадьба». Было время, мы много вместе концертировали, мотаясь по городам Советского Союза, а потом у каждого появились свои дела, видеться стали реже. Главное, что помимо всех своих талантов Ленька был очень хороший мужик, всеобщий любимец и очень добрый человек. Всегда только с улыбкой и радостью. Таким и буду его помнить, пока сам жив.

Дмитрий БИКЧЕНТАЕВ, автор-исполнитель, лауреат премии Высоцкого «Своя колея»:

- 42 года мы дружили с Леонидом, выступали на одних площадках в Америке, Польше, Чехии, на разнообразных слетах и фестивалях в России… Наверное, в нашем цеху человека, подобного Лене по душевности, не было. Понятно, что в любой творческой тусовке всегда есть деление на «друзей» и «врагов»… Так вот Ленечка был другом абсолютно всем, никогда не участвовал в распрях, ни о ком не говорил плохо. И все ему отвечали взаимностью. Основная часть зрителей воспринимала Сергеева как юмориста, но за блестящим чувством юмора скрывался очень тонкий, глубокий лирик. Вспоминаю один показательный случай. Судьбина однажды забросила меня выступать в военном госпитале в Самаре во время чеченской войны. Я несколько часов пел в актовом зале госпиталя, а потом пошел по палатам к неходячим… В одной палате лежал парализованный молодой офицер, у него был почти полностью уничтожен позвоночник, рядом - юная жена. И вот он просит - спой песню нашего батальона «Колоколенку». Я было начал петь, а у меня в горле ком… И я пообещал раненому, что передам его просьбу лично автору песни Леониду Сергееву. И Леня наутро сразу же отправился к этому парню, спел и «Колоколенку», и другие песни. Так что «Колоколенка» стала в некотором роде гимном, в том числе для ребят из «Снежного десанта», с которым Леня и сам неоднократно ходил в походы.

Владимир МЕНДЕЛЕВИЧ, профессор, завкафедрой психиатрии КГМУ:

- Познакомились мы в молодости, когда вместе начинали в бардовском движении Казани, так что становление Леонида Сергеева как барда всесоюзного масштаба происходило на наших глазах. Среди всех нас он выделялся жизнерадостностью, добрым отношением к людям, таким, знаете, позитивом. Он не играл юмориста, он был веселым человеком, шутил как дышал. Леонид располагал к себе людей с первой минуты! Как автор-исполнитель он создал уникальный стиль, ни с чьим творчеством не схожий. Больше всего я полюбил его песенный сериал «Свадьба». На его выступления собирались огромные толпы зрителей. Особенно запомнились концерты в актовом зале КГУ, когда люди едва ли на люстрах не висели, лишь бы услышать песни Сергеева!