«Отца спасли друзья, а чиновники умыли руки»

Алина ГРИГОРЬЕВА
«Отца спасли друзья, а чиновники умыли руки»

Семью казанца Александра Павлова потрясла не потеря 40 тысяч долларов, а абсолютная беспомощность российского туриста за рубежом. Сегодня в 1.30 ночи Александр Иванович, перенесший в Турции сложнейшую операцию на сердце, прилетел в Казань. Корреспондент «ВК» встретилась с дочерью и зятем туриста накануне прилета.

О тех, кто помог, Елена и Андрей Бакулины рассказывают коротко: заоблачную сумму удалось собрать по друзьям. А вот о том, кто и как не помог оказавшемуся в смертельной ловушке на турецком курорте казанцу, его родные могут говорить долго.

Александр Павлов отдыхал в турецкой Аланье вместе с супругой и 6-летним внуком. Сердечный приступ у него случился 2 июня, за день до возвращения: туриста увезли в госпиталь, где 8 июня ему сделали сложнейшую операцию. Жизнь Александра Ивановича висела на волоске, а ценой вопроса оказались 40 тысяч долларов - во столько обошлась сама операция. На все сопутствующие ей процедуры, по самым грубым подсчетам, ушло еще тысяч 20.

Случай оказался не страховым - в стандартной страховке, которую «автоматом» выдают при покупке тура, он не прописан. Цена дополнительной страховки размером в 30 тысяч долларов - всего 250 рублей. Однако, по словам Елены Бакулиной, о возможности ее приобрести в турагентстве даже не упомянули. Впрочем, даже если бы Павлов все-таки купил эту дополнительную страховку, за операцию все равно бы платили его родные - как выяснили Бакулины, сложные операции в качестве страховых случаев не прописаны нигде.

- Мы узнали обо всем в аэропорту. Я ставил автомобиль, а потом увидел, как идут жена, теща и сын. Тестя с ними не было, - рассказывает Андрей Бакулин. - Мы сразу стали звонить страховщику и туроператору, а добравшись до дому - в российское консульство в Турции. Мы просили человека в консульстве, чтобы он сказал: что за госпиталь, в каком состоянии Александр Иванович. Он ответил, что помочь ничем не может и что у них выходные. Мы позвонили в турецкое консульство у нас в Казани. Там через два часа предоставили нам всю информацию!

Кстати, как выяснилось, супруга Павлова могла бы не уезжать из Турции - в госпитале оказались предусмотрены номера для родных заболевшего человека, но объяснить ей этого никто не смог - просто потому что ни гида, ни переводчика рядом не было.

- Мама одна возвращалась в аэропорт. А отец? Представьте себе состояние семидесятилетнего человека, который очнулся голым, в незнакомом месте, а вокруг люди, говорящие на чужом языке! - ужасается Елена Бакулина. - От одного этого умереть можно! Если бы нам не удалось собрать эту сумму, мы бы папу похоронили.

Андрей Бакулин признается, что по наивности попросил у российского МИДа денег. Разумеется, взаймы. Но ему ответили, что средства на подобный случай не предусмотрены. Отказались сначала помочь и страховщик, и туроператор. Это уже потом, после того как подняла шум пресса, выяснилось, что страховая компания все же готова выделить 15 тысяч долларов (часть расходов, не касающаяся самой операции), а туроператор с грехом пополам забронировал два места на чартерный рейс в Казань.

- На деньги, которые отдали за операцию, мы могли купить родителям домик. Но деньги - бог с ними! Нам повезло - помогли друзья, но у скольких семей есть возможность собрать 40 тысяч долларов за два дня? Даже квартиру не продашь! - возмущается Андрей Бакулин и недоуменно замечает: - Я сам был в Турции. Большая часть туристов в нашем отеле были немецкие старики. Значит, в Германии разработан алгоритм на подобный случай? Почему у нас его нет?

Этот вопрос Бакулины собираются задать всем: туроператору, страховщику, консулу, чиновникам из минздрава и минтуризма...