"Отходное место" Казани необходимо как воздух

ВК
"Отходное место" Казани необходимо как воздух

На прошлой неделе в "ВК" был опубликован материал "Отходное место" с критикой проекта строительства полигона ТБО "Восточный" на Мамадышском тракте.  Напомним, сделать это планируют за счет так называемой инвестиционной надбавки к тарифу на утилизацию мусора.  Ее введение со следующего года недавно одобрила Казгордума.  После выхода статьи в редакцию обратился инициатор проекта - генеральный директор ООО "ПЖКХ" Эдуард Антонов, чтобы разъяснить ситуацию.

- Эдуард Владимирович, главный вопрос касается инвестиционной надбавки. Если горожане становятся, так сказать, инвесторами, то где же их дивиденды?

 

- Давайте отделим мух от котлет. Нельзя путать два понятия: инвестиции в бизнес и инвестиционная часть тарифа. Инвестор - это тот, кто покупает акции и потом имеет с них доход в виде дивидендов. У нас другой случай: казанцы покупают не акции, а услугу - утилизацию отходов. Из этих денег предприятие платит  зарплату работникам (а у нас их больше тысячи), покупает бензин, ремонтирует оборудование, транспорт и несет прочие текущие расходы. Но это не все! Помимо этого часть денег необходимо вложить в развитие инфраструктуры, иначе завтра отходы будет некуда вывозить, затраты на их обработку будут возрастать, а экология ухудшаться. За счет каких средств? За счет инвестиционной части тарифа. По такому принципу работают все предприятия коммунального комплекса: энергетики - за счет инвестнадбавки строят электростанции и котельные, Водоканал прокладывает новые трубы и коллекторы. Когда вы покупаете в магазине батон, в его цене сидит не только стоимость муки и труд пекаря, но и те деньги, которые нужны, чтобы сложить печь. Это очевидно. Искренне не понимаю, из-за чего сыр-бор.

- Но вы - частное предприятие и должны были бы вкладывать эти деньги из чистой прибыли, из своих средств.  

- У проекта три источника финансирования: больше половины - это наши собственные средства из фонда амортизации и чистой прибыли (она, кстати, небольшая и жестко регулируется государством), остальное - та самая инвестнадбавка. Но в конечном счете, как ни назови, а источник средств один - потребитель услуги, тот, чьи отходы мы утилизируем. Другого нет. Разве что бюджет, но там денег нет даже на рекультивацию Самосыровской свалки. 

- Зачем же тогда нужно решение гордумы?  

- Наше предприятие относится к коммунальному комплексу. Поэтому во всем, что касается утилизации отходов, наша деятельность подлежит регулированию. Базовую часть тарифа для всех коммунальных предприятий определяет  Государственный комитет по тарифам РТ, а инвестиционную - органы местного самоуправления, то есть Казгордума. Таков федеральный закон, так по всей России. Естественно, до депутатов нашу инвестиционную программу под лупой рассмотрел ряд ведомств с выдачей экспертного заключения.

- Сколько же населению придется заплатить?

- Действующий тариф - 129 рублей 51 копейка за утилизацию кубометра бытовых отходов. По сравнению с прошлым годом, кстати, тариф нам не только не увеличили, но даже снизили на 38 копеек. Каким он будет на следующий год - неизвестно. Ясно только, что в нем будет сидеть принятая Казгордумой инвестиционная часть - 12 рублей 73 копейки. Но не с человека, как  написали в "ВК", а за кубометр!  С жильцами многоквартирных домов напрямую мы  не работаем. С нами заключают договора УК и ТСЖ. Но в целом речь идет о 109 млн рублей за три года. Если очень-очень грубо прикинуть, то размер платы при фактическом учете и расчетах, возможно, изменится на 4 - 6 рублей с квартиры в месяц, не более.

 

- Решение Казгордума приняла через два дня после открытия сессии, когда журналистов уже не было. Почему этот вопрос засекретили?

- Вопрос обсуждался два месяца во всех инстанциях и на всех комиссиях, был включен в повестку сессии, а решение со всеми приложениями опубликовано в самом "недосягаемом" для журналистов месте - на официальном сайте мэрии Казани. Если бы все так хранили свои тайны, WikiLeaks было бы нечего делать.

 

- Зачем вообще нужен новый полигон ТБО? Есть Самосыровская свалка, есть недавно построенный полигон на улице Химической. Вам мало?

- Не нам, а Казани. Для нашего миллионного города этого недостаточно. Полигон на улице Химической способен принимать только твердые сухие отходы, предварительно сбрикетированные. Он так спроектирован. Остальные отходы после предварительной обработки пока размещаются на Самосырово.  Но это временное решение. Городу как воздух необходим полигон для так называемых смешанных отходов, работающий по совершенно другой технологии. Именно таким будет полигон "Восточный".

 

- А как же ваш конкурент - ЗАО "Казанский экологический комплекс" (КЭК)? Они заявляют, что готовы принимать любой мусор, да еще по цене в два раза дешевле, чем у вас.  

- К сожалению или к счастью, КЭК нам не конкурент. Чтобы принимать отходы, у полигона должны быть согласованные с госорганами лимиты на их размещение. Но, насколько я знаю, КЭК попросту "забыл" отчитаться в Росприроднадзоре по итогам прошлого года. Так что их деятельность уже под большим вопросом. Но даже если каким-то непонятным образом им удастся получить лимиты, они смогут законно принимать не больше 60 тыс. тонн  отходов в год. Мы утилизируем 250 - 300 тыс. тонн. Почувствуйте разницу. Других крупных объектов размещения отходов в городе и рядом с ним нет. Что касается тарифа, то в этом отношении у нас есть еще более серьезный  конкурент - поселковый овраг. Там вообще бесплатно, и многие этим пользуются. Когда говорят о том, что мусор - это высокодоходный бизнес, это так. Но только на одном этапе - вывоза мусора, где тариф не регулируется государством. А вот утилизация и захоронение - совсем другая песня. Желающих прийти и построить полигон, отвечающий современным требованиям, и, главное, потом их соблюдать нет. А проблему решать надо.

- Так есть же КЭК?

- Дело вот в чем. В 2002 году КЭК безвозмездно получил от города полигон и 9 лет его варварски эксплуатирует, практически ничего не вкладывая. Пример: у них до сих пор не ведется наблюдение за грунтовыми водами, и ядовитый фильтрат бесконтрольно сливается на грунт и в овраг.  Законность, порядок ведения деятельности и эксплуатации их объекта, размещения отходов рассматривается судами и надзорными органами. Поинтересуйтесь, например, почему компания получила лицензию на деятельность своего так называемого "полигона" не в республике, а в Нижнем Новгороде? Словом, технология их работы такая, что тариф, который им установило государство, на мой взгляд, завышен. У КЭК давно не полигон, а просто свалка.

- Зачем вообще нужны все эти ваши дорогостоящие технологии утилизации? Свозили все на свалки тысячу лет и ничего, живы вроде.

- Помните, в 2008 году Казань заволокло дымом от того, что горела Самосыровская свалка? Чтобы предотвратить эту опасность в дальнейшем, нужно постоянно вкладывать  деньги. На полную рекультивацию необходимо более 360 млн рублей. Не лучше ли сразу вложиться в нормальный цивилизованный полигон? Начиная с 2006 года город целенаправленно идет к тому, чтобы отрасль обращения с отходами соответствовала мировым стандартам. Построены две мусороперегрузочные станции, где отходы сортируют и брикетируют, построен современный полигон на улице Химической. Результат - объем отходов, которые идут на полигон после переработки, уменьшается в 7 раз! Мы впереди России всей, но нам есть к чему стремиться. В Дании, я вам скажу, вообще захоранивают только 7% отходов, остальное используют повторно. Казанцы действительно хотят поставить на всем этом крест?

Вопросы задавал Сергей ЛЮБИМОВ.

На правах рекламы.