Отходное место

Алина ГРИГОРЬЕВА
Отходное место

110 миллионов придется отдать казанцам на постройку мусороперерабатывающего завода «Восточный» на Мамадышском тракте. В распоряжении редакции оказались документы, из которых следует, что все мы в течение  ближайших трех лет сможем именовать себя инвесторами мусорного бизнеса. О дивидендах, на которые мы, по идее, могли бы рассчитывать, речь не идет.

Надбавку к тарифу на утилизацию твердых бытовых отходов на 2012 - 2014 гг. и инвестиционную программу ООО «Предприятие жилищно-коммунального хозяйства» (ПЖКХ, аффилированное с муниципалитетом и известное под товарным знаком «Чистый город») депутаты Казанской городской думы утвердили в один день — 29 апреля. А 27 апреля состоялась сама сессия Казгордумы, в повестку которой включались оба этих вопроса — но рассмотрения их на самой сессии корреспондент «ВК», находившаяся в ратуше, так и не дождалась. Как депутаты Казгордумы умудрились всего через два дня снова собраться и проголосовать, так и осталось неизвестным. Зато удалось понять, почему эти вопросы предпочли обсуждать за закрытыми дверьми...

- Эти бумаги попали к нам в союз домовых комитетов, и мы ахнули! - возмущается председатель союза Геннадий Сомов. «Эти бумаги» - два решения Казгордумы, утверждающие надбавку для казанцев и инвестиционную программу ПЖКХ, и, собственно, сама программа. Из них следует, что в 2012 году сумма в графе за ТБО увеличится (помимо традиционного роста самого тарифа) еще на 12,73 рубля в год, в 2013-м — на 13,79, в 2014-м — на 14,34. Это за год. В пересчете на месяц сущая безделица — 1 - 1,5 целковых. Но, если принять в расчет количество казанцев, суммы выходят с шестью нулями... Цифра, фигурирующуя в самой программе (по ней, за счет инвестиционной надбавки на строительство завода «Восточный» потратят 110 млн), и цифра, которая выходит, если умножить надбавки, прописанные в решении депутатов, на миллион казанцев да на три года (в итоге - около 50 млн), не совпадают. Впрочем, как успокоил Геннадий Сомов, 110 миллионов мы проспонсируем в любом случае. Как? Дело техники!

- Если мы являемся инвесторами, где доходы? - недоумевает Сомов. - Мусорный бизнес — очень доходный. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что чужаков туда не пускают!

В числе чужаков помимо фирм-конкурентов ПЖКХ, оказался и сам председатель союза домкомов. Судьбой денег, собранных за вывоз мусора, он поинтересовался еще в 2008 году.  Но рассекретить маршруты финансовых потоков мэрию не заставил даже суд. Иск Сомова суд удовлетворил, обязав представить пенсионеру экономическое обоснование тарифов, но расчеты ему никто так и не показал. По мнению Сомова, переплачивали казанцы вдвое...

- Потом, в коридорах исполкома, я узнал, что средства ушли на строительство полигона ТБО на Химической, - добавляет он. - Доходов от своих инвестиций мы не дождались до сих пор. По-видимому, с новым заводом история повторится.

- Эту надбавку нельзя назвать инвестицией, - замечает директор «Казанского экологического комплекса»  (КЭК) Рамиль Исмагилов. - Инвестиции подразумевают прибыль, а выходит, что платить за утилизацию ТБО на этом полигоне впоследствии будем мы, горожане, а сливки снимут какие-то шустрые ребята.

ПЖКХ, по его словам, городские власти отдали монополию на работу с УК и ТСЖ, а конкурентов вытесняли с рынка судами.  Кстати, тарифы для конкурентов ПЖКХ установлены 350 рублей с тонны. Для самого ПЖКХ — 750 рублей.

- Один полигон, на Химической, за счет горожан уже построили. Зачем нам второй, при том что действующий полигон есть у того же КЭКа — непонятно! - солидарен с Сомовым председатель татарстанского общественного фонда по защите прав в сфере ЖКХ «Велес» Ильдар Гарин. - Кстати, по закону надбавку может устанавливать республиканский комитет по тарифам. Город взял на себя неположенные ему функции.

Коммунальный комплекс предстает на редкость благодатной сферой: свои инвестиционные программы организации, вовлеченные в эту сферу, могут реализовать за счет надбавок к тарифам — посредством решений муниципалитета. Словом, были бы инвесторы (то бишь мы, горожане) — а простор для инвестиций открывается непомерный. Целый полигон.

По крайней мере, такое впечатление складывается после внимательного изучения ответа из мэрии. Из него следует, что сессия длилась аж 4 дня -  с 25 по 29 апреля — соответственно, ничто не могло помешать депутатам рассмотреть вопрос о надбавке после перерыва (правда, почему же вопрос слетел с повестки заседания, на котором присутствовали журналисты, так и осталось непроясненным).

Также в пресс-службе Казанской мэрии просветили, что устанавливать надбавку муниципалитет имеет право согласно Федеральному закону «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса».  Вопрос о том, пойдет ли инвестиционная надбавка на строительство завода или нет, так и остался открытым: однако, судя по тому, что «нет» не прозвучало, все-таки пойдет. Однако о дивидендах казанцы, как выяснилось, могут даже не заикаться. «Целью реализации инвестиционной программы не является получение дивидендов казанцами», - говорится в ответе.

 

Фото Александра ГЕРАСИМОВА